Тот, кто выжил в катаклизме (продолжение)

Предыдущая публикация «Тот, кто выжил в катаклизме», посвященная старейшему совместному предприятию (СП) в российской нефтянке — российско-эквадорскому «ПермТОТИнефть», работающему в Пермском крае — неожиданно вызвала большой резонанс. При всей скромности масштабов работы ТОТИ с годовой добычей порядка 160 тыс. тонн нефти, видимо, читателей привлек феномен долголетия и организационно-структурной стабильности этого предприятия, недавно отметившего свое 28-летие. 

Конечно, возникли и вопросы. Постараюсь на них ответить.

Трудности роста

Первый и главный вопрос — почему, получив в начале 90-х годов в разработку два небольших лицензионных участка на юге Прикамья, в Кунгурском районе (Гарюшкинское и Туркинское нефтяные месторождения со сложным строением и трудноизвлекаемыми запасами), ТОТИ ничего больше не приобрело?

Скорее всего, сказалась ограниченность инвестиционных ресурсов, которых хватало только для органического развития действующих промыслов. Так, купив по конкурсу право на разработку Аптугайского месторождения в Куединском районе (начальные извлекаемые запасы — 3,5 млн тонн), ТОТИ столкнулось с необходимостью приобретения и нового строительства дорогостоящей инфраструктуры и инженерных сетей, в связи с чем решило отказаться от лицензии.

Еще бóльшие перспективы развития ТОТИ сулила разработка девонских (глубоких) залежей крупного по прикамским меркам (42 млн тонн извлекаемых запасов нефти) Москудьинского месторождения там же, в Куединском районе. Увы, предприятию снова не хватило ресурсов.

Алехандро Пеньяфиэль

На определенном этапе в бизнес ТОТИ серьезно вмешалась политика, причем не российская, а эквадорская — у Алехандро Пеньяфиэля, президента Totisa del Ecuador, зарубежного совладельца СП, возникли противоречия с руководством латиноамериканской страны. В итоге сеньор Алехандро оказался в тюрьме, Totisa продала все свои эквадорские активы и перерегистрировалась в Испании. Тут уж, конечно, не до развития.

При этом все текущие операционные задачи ТОТИ решала блестяще. Применив современные технологии и оборудование, предприятие отлично справлялось с  добычей нефти, имевшей очень высокие показатели вязкости, сернистости и содержания асфальто-смоло-парафинистых отложений (АСПО).

Николай Кобяков

Кроме того, по словам Николая Кобякова, работавшего в девяностые годы первым заместителем генерального директора «ЛУКОЙЛ-Пермнефть», собственника российской доли ТОТИ, совместное предприятие использовало крайне удачную схему разработки Гарюшкинского месторождения, позволившую качественно освоить все основные продуктивные залежи и при этом сэкономить до 40% затрат на бурение эксплуатационных скважин. Впоследствии эта методика была успешно применена и в «ЛУКОЙЛ-Пермнефть», которую Кобяков возглавил в 2001 году. Николай Иванович также отмечает и то, что ТОТИ длительное время была «кузницей кадров» для «Пермнефти» — небольшое, но высокоэффективное и высокотехнологичное СП было хорошим драйвером профессионального роста для толковых инженеров и менеджеров.

Выгодное предложение

Второй вопрос — почему успешный опыт российско-эквадорского СП не был широко тиражирован хотя бы в Прикамье, почему из всех совместных предприятий в регионе «выжило» только ТОТИ?

Значимыми по объемам добычи нефти в Прикамье, помимо ТОТИ, в девяностых годах были совместные предприятия «Кама-нефть», «Русская топливная компания» и «ПермьТекс». Зарубежными совладельцами первых двух СП были малоизвестные офшоры Minpetro и Internem, зарегистрированные в Лихтенштейне и на Кипре, а вот учредителем «ПермьТекса» на паритетных началах с ЛУКОЙЛом выступала небольшая, но весьма авторитетная в нефтяных кругах публичная американская компания Sneider Oil, впоследствии переименованная в SOCO International (а совсем недавно — в Pharos Energy). Основным профилем SOCO было финансовое управление портфелем разнообразных зарубежных активов, содержавшим порой весьма экзотические проекты (например, офшорный участок на шельфе… Северной Кореи).

Российский и американский буровики СП «Пермьтекс» на разработке Озерного месторождения (Красновишерский район Пермской области, 1995 год).

В Прикамье «ПермьТекс», начавший свою деятельность в 1994 году,  получил в разработку несколько достаточно «молодых» месторождений на севере региона, вытянувшихся в цепочку на расстоянии около 100 км от Соликамска до Красновишерска. Среди них выделялись Логовское и Маговское месторождения с запасами около 5 млн тонн нефти каждое. Но настоящей жемчужиной «ПермьТекса» было Озерное месторождение в Красновишерском районе с извлекаемыми запасами 12 млн тонн. Залежь почти идеально круглой формы находилась аккурат под зеркалом заповедного озера Нюхти, в связи с чем скважины, окружавшие водную гладь на расстоянии 500 метров от берега, имели горизонтальное проложение с отклонением от вертикали до 800 метров.

Для освоения особо охраняемой природной территории, требовавшего дополнительных затрат на обеспечение экологической безопасности, «ПермьТекс» в 1999 году занял у Европейского банка реконструкции и развития 45 млн долларов (рекордная на тот момент для Прикамья сумма внешнего заимствования), а затем весьма успешно обслуживал кредит, получив право на использование льготного вейверного режима. 

Впечатляла и организация добычного процесса, в котором применялись самые передовые на тот момент природосберегающие технологии, включая обваловку скважин и буровых, выстилание скважинных кустов полимерной пленкой, и т.д. Не отставала и эргономика — например, вахтовый поселок на Озерном, выполненный в блочном варианте, предоставлял работникам сервис на уровне как минимум трехзвездочной гостиницы. Отлично была налажена логистика — сводки об экспортных трубопроводных поставках поступали в офис «Пермьтекса» с польской границы (с Адамовой Заставы) ежедневно — столь оперативная отчетность в начале нулевых годов была редкостью.

Юрий Самсонов

Примечательной фигурой был и директор «ПермьТекса» Юрий Самсонов, потомственный нефтяник. Именно под его руководством в качестве начальника отдела разработки института «ПермНИПИнефть» в 1991 году было разработано технико-экономическое обоснование проекта создания ТОТИ. Кстати, возможно, именно тогда у Юрия Николаевича и возникла мысль о создании «собственного» СП. 

С учетом уставного взноса иностранного учредителя, кредитных ресурсов и реинвестирования прибыли «ПермьТекс» за 9 лет своей работы привлек в экономику Прикамья около 100 млн долларов иностранных инвестиций, заняв по этому показателю лидирующие позиции среди предприятий региона. В 2002 году «ПермьТекс» достиг солидного уровня добычи — 230 тыс. тонн нефти в год. И ровно тогда же предприятие получило от российского совладельца — компании ЛУКОЙЛ в лице «ЛУКОЙЛ-Пермь» — оферту о продаже зарубежной доли. 

В тот период ЛУКОЙЛ, создавший специализированное дочернее предприятие «ЛУКОЙЛ Оверсиз» для развития апстрим-проектов за пределами России, внутри страны интенсивно консолидировал зарубежные добывающие активы. Руководство SOCO выгодное предложение приняло, и «ПермьТекс» стал сначала дочерним предприятием, а затем филиалом и позднее цехом «ЛУКОЙЛ-Пермь». Кроме того, в течение короткого времени были выкуплены иностранные доли в «Кама-нефти» и «Русской топливной компании», и только ТОТИ сохранило свой статус совместного предприятия. 

Григорий Волчек