Топливная дуэль: стрелки и секунданты

Павел Богомолов

Пока Владимир Путин дарил лидеру КНР Си Цзиньпину русскую баню из 200-летнего алтайского кедра, большинство участников саммита G7 в Канаде пыталось, так сказать, устроить баню с колючими словесными вениками Дональду Трампу. Причем не только за развязывание тарифных скандалов и торговых войн, но и за не согласованное с ними приглашение в адрес Москвы: вернуться в клуб индустриально развитых государств и восстановить былую «восьмерку». «Адресованное Кремлю приглашение от Трампа углубляет разрыв с союзниками Америки», — пишут в New York Times Майкл Д.Шир и Питер Бейкер. Но даже при прохладном ответе Кремля прав-то оказался Трамп, а не его партнеры. Он как в воду глядел, видя, что единственно-объединяющим всю G7 рычагом мог бы стать приезд Путина. Вот тогда другие члены клуба сплотились бы в критике «агрессора». А без этого в «семерке» — один «раздрай». Судите сами: едва махнув крылом над раздражающей его Страной кленового листа, Трамп едко заявил, что Соединенные Штаты отзывают свою подпись под итоговым коммюнике. Отказ мотивировался отсутствием консенсуса по вопросу об экспортно-импортных барьерах: «Премьер Канады Трюдо был кротким как овечка, но потом, на пресс-конференции после моего отлета, он сказал, будто «американские пошлины… оскорбительны», и что он «не даст себя в обиду». Это очень нечестно и слабо, — отозвался с авиаборта после прощания сердитый гость номер один. — Наши пошлины – ответ на его пошлины в объеме 270% на молочную продукцию из США».

В зеркале двух миров

В таком случае, быть может, ошиблась если не вашингтонская администрация, то уж, во всяком случае, правящая в ФРГ коалиция во главе с Ангелой Меркель? Ошиблась, вдохновив на том же саммите минорный хор всех тех, кто не приемлет идеи возвращения Кремля, пока не уляжется-де кризис на юго-востоке Украины? Нет, и фрау Меркель тоже не ошиблась.

Ей ведь нужно было публично отдалиться от Москвы в свете не забытых оппонентами сочинских цветов, и она это сделала. Почему? Да потому, что нынешний Берлин – под шквалом нападок из-за своей конструктивной роли в балтийском проекте «Северный поток-2». Из Вашингтона обвиняют немцев в том, что дать зеленый свет этой энергостройке века ФРГ побудила не только Финляндию, но теперь еще и Швецию; и одна лишь Дания не согласовала пока эту очень нужную миллионам европейцев инвестиционную программу. Как говаривал принц Гамлет, «неладно что-то в Датском королевстве». Понимают ли там, что миссия нейтрально-благожелательного секунданта в затеянной Вашингтоном дуэли из-за «Северного потока-2» гораздо лучше, чем однозначно-бесславная роль: отдаться закоперщику этого противоборства «с потрохами» — и стопроцентно встать на его сторону?

Тем временем ситуация в G7 и впрямь такова, что вроде бы серьезных людей из ведущих центров мировой цивилизации объединяют одни лишь подножки Москве. Можно сказать, бездна фантазии! Вот именно бездна, если вчитаться в продвинутые британским премьером Терезой Мэй пассажи о «коллективном противодействии злонамеренным действиям России и других враждебных государств». Все остальное нынче не консолидирует, а разделяет звенья Запада вплоть до нежелания кого-то проводить с глазу на глаз беседы с кем-то. Контраст этому – заседание Шанхайской Организации Сотрудничества в Циндао. Там ведь хотя и тоже обсуждались задачи отпора гегемонистским поползновениям из ряда натовских столиц, но эта тема все-таки оказалась на втором плане. А на переднем был бесспорный конструктив текущей и перспективной тематики внутри самой же ШОС, в которую, на правах действительных членов, вступили теперь Индия и Пакистан.

Их, кстати, тоже вплотную касается озвученное на российско-китайских переговорах решение проложить скоростную трансконтинентальную трассу от Поднебесной до Европы (с первым «плечом» между Москвой и Казанью). Причем стартовый почин уже сделан – это целевой кредит Пекина нашему ВЭБ на сумму в 600 млрд рублей. Итак, Новый Шелковый путь – это уже не просто идея, а живое, творческое дело. Недруги России и Китая опасаются возрождения трансконтинентального маршрута, пройденного отчасти еще в 1264 году легендарным Марко Поло. И приведенного им как доказательство превращения нефти в приравненный к деньгам рыночный товар – commodity. Не было еще никаких бирж – ни фьючерсных, ни товарных, ни сырьевых, ни фьючерсных; а караванные купцы с сотнями глиняных горшков и бочек с пахучей маслянистой жидкостью уже обменивали груз на рынках нынешнего Апшерона, Каракумов и Палестины. Обменивали и, кстати, высоко ценили «черное золото» как трансграничное средство платежа наряду с шелком, зерном, древесиной, медью и прочими эквивалентами тогдашней наличности.

Колоссальный товарно-сырьевой и пассажирский тракт от КНР до границ ЕС заработает уже в ближайшей четверти века, и критики этой инициативы ничего не смогут ей противопоставить. Знаете почему? Не надо было им запугивать Пекин на морских трассах, превращая Ормузский, Малаккский и прочие проливы, как и другие стыки Индийского и Тихого океанов, в коммунальные коридоры для американских ВМС, готовых блокировать в день «икс» энергоснабжение Поднебесной и ее экспортные потоки. Что посеешь, то и пожнешь. И вот уже создается более короткая сухопутная трасса, призванная сплести воедино железнодорожный, автомобильный, воздушный и трубопроводный виды транспорта от Хельсинки до Шанхая.

Кому выпадет роль главной заправки на Шелковом пути?

Звенья новой магистрали заработают на ней столько прибылей, сколько никогда не сможет дать им даже надеющаяся подобреть после правления Трампа Америка. При этом Россия не постесняется вытекающей из данного мега-проекта транзитной роли, и уж тем более не поведет себя капризно и себе же в убыток, как иные самостийные республики бывшего СССР.

Ричард Никсон и Генри Киссинджер лишь рассчитывали навеки поссорить Кремль с пекинским Закрытым городом. Но обманывать все время огромные нации, которые во сто крат старше американской, попросту невозможно, — и сегодня они гораздо рельефнее видят свои тесно взаимосвязанные судьбы.

Топливно-энергетическим ядром посредине широкой Шелковой ленты от Балтики до Корейского полуострова станет Центральная Азия, ее огромный углеводородный потенциал. Назло оппонентам Москва не станет жадничать (как они предсказывали) и заклинать китайского соседа: опираться, главным образом, на российские нефть и газ(!). Этого узко-одностороннего примитива никто от нас не дождется – мы упорно вкладываемся и будем вкладываться в разработку среднеазиатского энергетического ареала; и ряд путинских бесед на полях ШОС это подтвердил. Особенно успешной стала встреча с лидером Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, на которой подчеркивался не только 7-миллиардный инвестиционный вклад ЛУКОЙЛа, но и усилия «Газпрома», иных компаний России. Они, кстати, все чаще и уважительнее именуются в Кремле «национальными» без акцентирования имущественных критериев.

Впрочем, центральный отрезок Шелкового пути от Тяньшаня до Каспия не станет единственной «энергоперемычкой». Как отмечалось опять-таки на фоне ШОС в ходе беседы Путина с Си Цзиньпином и президентом Монголии Халтмагийном Баттулги, поддержана идея прокладки нефте- и газопроводов из России в КНР через равнинные просторы земли Чингисхана. И, хотя этому должно предшествовать тщательное технико-экономическое обоснование, но уже сейчас первые лица всех трех государств приводят в качестве аргументов «безопасность, относительную краткость пути и степные условия». Прежний президент Монголии напрасно запугивал приграничные регионы России своим планом возведения экологически не безопасного гидроэнергокаскада на крупнейшем притоке Байкала – Селенге. В самом деле, зачем странам с вековыми традициями добрососедства пытаться шантажировать друг друга на природоохранной почве, если даже нью-йоркский офис Всемирного банка, прислав свою экспертную группу в Монголию, засвидетельствовал в итоге потенциальную вредоносность намечавшегося сооружения плотин. И вот теперь Улан-Батор сможет, похоже, гораздо больше заработать (в том числе и для своего устойчивого энергоснабжения) на нефтегазовом транзите.

Словом, если окинуть взором юго-восточные рубежи России, то веерная разверстка завтрашнего топливного экспорта в направлении бумирующих азиатских гигантов выглядит следующим образом. Одна часть поставок, поддерживаемая Москвой с помощью интеграционных инструментов, пойдет (и, собственно, уже идет) в Синцзян-Уйгурский Автономный Район КНР из Средней Азии. Другая, как мы надеемся, пересечет границу РФ по короткому алтайскому участку, где западная ветка «Силы Сибири» должна войти в Китай непосредственно. Далее вырисовываются (хотя и на более отдаленную перспективу) контуры транзита через Монголию. Еще восточнее — артерии работающего нефтепровода ВСТО и уже достраивающейся основной трассы «Силы Сибири». И, наконец, еще дальше тянутся морские пути в Азию. Они, в свою очередь, состоят из двух энергомаршрутов: путь из портов Находки, Южно-Сахалинска, Владивостока; и соседняя океанская трасса ямальского СПГ вдоль берегов Камчатки на юг – в Китай и Юго-Восточную Азию.

Трамп поддал жару своим любимым угольком

Президент США одобрил план, который еще больше отдаляет Америку от Европы, а Белый дом – от гражданского общества, природоохранного лобби и СМИ. В унисон с этой программой федеральные власти намерены заставить энергосети страны брать электричество у малоэффективных – сжигающих уголь ТЭС. Да, покупать вопреки дороговизне этих поставок по сравнению с продукцией тех генерирующих мощностей, что работают на мазуте, газе, а также на силе атома, солнца, ветра, биотоплива и т.д.

После отмены ограничений на развитие угольного ТЭК и выхода США из Парижского соглашения по климату это уже третья веха в реализации антиэкологичного курса Белого дома. Экономическая политика Трампа все больше нацеливается на мощную поддержку даже изобилующих отходами и низкорентабельных секторов энергетики – тех, что были обижены модными запретами эпохи Барака Обамы. Вначале, с выходом в свет январской (2017 года) Энергетической стратегии США, мы еще надеялись на то, что речь идет лишь о благодарности упрямого республиканца своему отраслевому электорату, уставшему от природоохранных лимитов повсюду – от мерзлых буровых на Аляске до полузаброшенных шахт Западной Вирджинии.

Позднее, в июле 2017-го, Вашингтон бросил дуэльную перчатку форпосту американского ТЭК – Хьюстону; и на открытии новой, теперь уже столичной Энергетической Недели стало ясно: Трамп не просто воздает должное лояльным избирателям республиканцев из базовых сфер, но и круто меняет роль национального ТЭК в целом. Более того, глава кабинета провозгласил такую миссию: сплавить архаично-консервативный потенциал старого топливного сегмента с ультрасовременной сланцевой революцией. Для чего? Чтобы обеспечить этому дуэту «мощное энергетическое доминирование» не только в США, но и во всем мире. Собственно, на этой волне Трамп и дал понять: пенсильванский уголек для Порошенко – это, мол, и есть манна небесная для Украины, а в перспективе и для остальных вассалов Америки.

Одновременно началась борьба не за конкурентно-честный, а силовой и гегемонистский — блоковый захват европейского газового рынка. Сделать это, как известно, задумано с помощью грядущей экспансии заокеанского СПГ и, вместе с тем, вытеснения «Газпрома» из его абсолютно законной, обретенной полувековыми усилиями в прозрачно-аполитичной борьбе 34-процентной ниши на рынке Евросоюза. И вот сейчас мы наблюдаем весьма эффектный, если не гениальный, «ход конем» на энергетической доске того же Трампа. Фактически Белый дом обращается к отшатнувшемуся из-за пошлин на сталь и алюминий Старому Свету с саморекламно-пропагандистским посылом: «Если вы думаете, что мы только вас, европейцев, накажем дорогим СПГ из Северной Дакоты, Оклахомы, Техаса и Нью-Мексико, — то вы ошибаетесь. Мы ведь еще и сами себя накажем сверхдорогой электроэнергией ради поддержания наплаву десятков тысяч шахтеров и, заодно, влиятельного сообщества владельцев угольной промышленности США». Вот это мысль!

Рождается самая настоящая империя

Чтобы «Нефтянку» не упрекнули в неуважительной импровизации и «отсебятине», — сошлюсь на цитату из американского журнала New York. Отзываясь об указе Трампа, редакция, как видно, покрутила пальцем вокруг виска и отреагировала, печатая статью Эрика Левитца, следующим образом: «Люди чокнутые – с приветом, причем по целому ряду причин».

Во-первых, пишет журнал, тот президентский посыл, согласно которому следует якобы соорудить искусственные подпорки угольщикам, — полный абсурд. У американской энергетики полным-полно других надежных энергоисточников. Кроме того, финансовые вливания в шахтерский сегмент экономики усугубляют сползание страны к погодно-климатическим бедам. А ведь даже Пентагон предупредил, что по причинам безопасности и обороны США надо бы оставить больше лесных массивов, пока еще мало затронутых пресловутым «парниковым эффектом». Кроме того, продолжает New York, минусы искусственного субсидирования угольных баронов и госбюджетной подпитки неэффективной «грязной» энергетики лягут на плечи рядовых потребителей. В какой форме? В виде коммунальных счетов. Но Трампу «так хочется сплавить краткосрочную экономию (благодаря отказу от программ природоохранного содержания) и вытекающие из этого же долгосрочные экологические риски! Однако «самой безумным импульсом к инициативе», поддержанной и благословленной Белым домом, является то, что «прибыли угольных магнатов ставятся выше интересов выживания нашей планеты».

«Дикостью стал и тот факт, что план Трампа основан на таком толковании прерогатив исполнительной власти, которое несет невероятную опасность…, — сказано далее в статье New York. – Ведь, вообще-то говоря, президент не должен иметь полномочий по односторонне-самовольному проталкиванию субсидий своим любимым отраслям экономики. Это – дело конгресса». Но в том-то и «закавыка», что законодательная попытка вставшего к штурвалу олигарха — расплатиться со своими донорами среди угольных магнатов — ни за что не прошла бы даже в нынешнем парламентском составе. Ибо не только демократическая оппозиция, но и многие трезво настроенные республиканцы продвигают, в том числе и по запросам нефтегазовых гигантов, совсем иные энергоносители, причем не только углеводороды, но и энергию ветра, солнца и волн. Опасаясь этого, администрация решила пробить «свод угольных привилегий» самостоятельно – без поддержки со стороны легислатуры.

Складывается скандально-беспрецедентная ситуация. Налицо — замах на антиамериканский по своей сути стиль авторитарного правления. Мы с вами, уважаемый читатель, присутствуем при теперь уже открытом и абсолютно бесцеремонном превращении Соединенных Штатов в настоящую империю. Империю не в фигурально-метафоричном, а в самом прямом, юридически подкрепленном смысле слова. Таков опять-таки не домысел «Нефтянки» — об этом в сегодняшней Америке пишут десятки изданий. Причем пишут с такой неподдельной тревогой, что данная тема заслуживает статуса отдельной – заключительной главы в нашем международном обозрении.

В вашингтонской моде — чрезвычайщина

Самое неприятное состоит, пожалуй, в следующем. Чтобы обойти конгресс, Белый дом безосновательно прибегает к исключительным нормам провозглашения чуть ли не осадного положения в энергетике, которые у нас, в России, издавна называются «чрезвычайщиной».Для этого Трампу пришлось достать из архива «Оборонно-производственный закон» периода «холодной войны» — пресловутый Defense Production Act.

Позвольте: разве на руинах былой конфронтации двух мировых систем Соединенные Штаты не признали, что «холодной войне» настал конец, и что идеологически-непримиримой дуэли двух общественных систем и двух миров более не существует, да и не намечается? Да, признали, но нынешним властям нет до этого дела. Там вообще, как предположил Владимир Путин на недавнем ПМЭФ-2018, хотят менять и внутреннее, и международное право каждые четыре года! Вот почему пришелся весьма кстати громкий пассаж из той приснопамятной эпохи, когда военно-морской министр США Форрестол выбросился из окна своего кабинета с надсадным криком: «Русские идут!».

Ключевой раздел вышеназванного американского билля гласит о том, что президент страны наделен всеми полномочиями, чтобы «практически национализировать частные промышленные предприятия с тем, чтобы обеспечить Соединенным Штатам владение всеми ресурсами, которые могут потребоваться в условиях войны или после какой-либо катастрофы». Иными словами, своевольный Трамп предупреждает: вот, мол, захочу – и не то что заставлю всех переплачивать в сейфы угольных ТЭС, но и отберу у хозяев других, пусть даже экологически передовых секторов ТЭК, все, что пожелаю, — в фонд государства. Это, согласитесь, — крайне опасный замах для мирного времени, когда никто не желает нападать на Америку ни сном, ни духом!

Агентство Bloomberg право: самые известные (и, добавлю, одиозные) примеры использования Defense Production Act относятся к президентству Гарри Трумэна. Это ведь он, сославшись на данный закон, урезал миллионам людей зарплаты и установил тарифно-ценовой контроль над сталелитейной промышленностью. Но в ту пору у Вашингтона имелось хотя бы какое-то основание – шла разорительная для послевоенного гегемона бойня 1951-1953 годов в пылавшей Корее. Вместе с тем, между прочим, миру не грозило нынешнее глобальное потепление. Зато сейчас, хотя Трамп игнорирует это своим флиртом с ТЭК, «позволить климатическим переменам продолжаться с нынешней скоростью – значит усилить опаснейшую угрозу для ресурсов самой же Америки, — предупреждает New York. — Насколько хорошо смогут Соединенные Штаты ответить на иностранное вторжение, если еще до этого наши крупнейшие прибрежные города будут проглочены океаном?».

Вышесказанное — не выдумка. Мэрия Нью-Йорка уже подала в суд сразу на три «монстра» американской нефтянки – ExxonMobil, ConocoPhillips и Chevron. Знаете за что? За то, что недавние тайфуны и снежные бури над Манхэттеном больше походили на репетиции будущего мега-цунами. Не больше и не меньше. Но, как видите, тревожит это лишь местные власти и органы самоуправления. А наверху, в Вашингтоне, складывается опаснейший для страны и всего мира институт «имперского президентства», о чем там и ведут речь. Так что уповать на столь мрачном фоне можно лишь на одно. То есть вдруг, как мечтательно предполагает Эрик Левитц, следующим лидером США станет верный природоохранным ценностям демократ, и он обопрется на все те же имперские прерогативы совсем для другого? Возьмет – и, не утруждаясь долгими слушаниями в конгрессе, прибегнет к диктаторским полномочиям с противоположной целью – оставить угольщиков без льгот и гарантированно-высоких цен на антрацит. Да и обрушить на «истопников вчерашнего дня» водопад экологических ограничений, добиваясь, таким образом, закрытия — в духе Обамы — как устаревших ТЭС, так и самих шахт.

Самое же интересное здесь то, что Америка опять-таки в накладе не останется. Ныне, в эпоху Трампа, развивающиеся государства и поставщики антрацита на Запад отказались – ради экономии – от борьбы с парниковым эффектом, и гонят свой уголек богатым покупателям за милую душу. А вот если будущий хозяин Белого дома вернет Штаты на орбиту Парижского соглашения по климату, — тогда настанут иные времена. Недругами Белого дома можно будет объявить те политически неблагонадежные режимы, которые, поставляя энергию в США, не борются с парниковым эффектом. Отличный предлог! Да уж, многое в международном энергопартнерстве и впрямь изменится. Вашингтон сможет наказывать тех, у кого по старинке ТЭК дымит, отравляя окружающую среду. На то она и сверхдержавность, чтобы размахивать ее атрибутикой направо и налево, как заблагорассудится.

Павел Богомолов