Только бизнес

Снимок экрана 2016-01-11 в 13.45.49«Газпром» часто утверждал, что другие страны запрещают его проекты исходя из политических, а не экономических соображений. Что его газопроводы есть только коммерция. Однако в России компания ведет себя совершенно иначе. Газификация российских регионов — это политический, социальный и глубоко убыточный проект для «Газпрома».

«ЕС, похоже, готов прострелить себе ногу, блокируя проект, который позволит увеличить его энергетическую безопасность и помочь Европе удовлетворить возрастающие потребности в импорте энергоресурсов, при этом не тратя деньги налогоплательщиков». Заявление «Газпрома» о долгах за поставки газа на Украину не связано с политической ситуацией на Украине и парламентскими выборам, заявил официальный представитель компании Сергей Куприянов. «Цены на газ для Литвы не имеют никакого отношения к политике… Все это относится исключительно к экономике и не имеет абсолютно никакого отношения к политике. И в Литве это должны хорошо помнить», — снова Куприянов. И десятки, возможно, сотни аналогичных сообщений.

«Цель выступления заключается в том, чтобы показать, что проект «Северный поток — 2» является высокоэффективным коммерческим проектом», — это уже глава «Газпрома» Алексей Миллер. «Мы работаем «от рынка», — снова он. «Группа «Газпром» — коммерческая компания, ориентированная в первую очередь на получение прибыли для акционеров», — в третий раз он. И десятки подобных цитат в новостных агентствах.

«Газпром» устами своих спикеров постоянно пытается убедить аудиторию в своей аполитичности. Дескать, и газопроводы, нами предлагаемые, экономически обоснованы. И цены-то мы формируем по формуле цены и никак иначе, все честно и ровно. И отношения с партнерами всегда складывались крайне удачно и выгодно для обеих сторон. Идеальная компания, которая по праву заслужила репутацию надежного поставщика — и в России, и за рубежом.

Не будем апеллировать к мнению заинтересованных сторон — иностранных партнеров, желающих получить газ подешевле; государств, стремящихся отодвинуть «Газпром» от своих потребителей; политиков, стремящихся нарастить свой общественный вес критикой российской компании. Возьмем факты от тех, кому точно можно доверять — от самого «Газпрома» и властей России.

Вот программа газификации — одно из наиболее масштабных и социально значимых направлений работы «Газпрома» на внутреннем рынке. Спору нет, масштабное — около 70 регионов, десятки миллиардов рублей в год. Миллер уверяет, что на этом фронте все путем, уровень газификации растет, хотя, конечно, не без косяков со стороны местных властей. «К сожалению, местными властями, субъектами Российской Федерации часть обязательств по синхронизации работы не доведена до конца», — жалуется он.

Газификация — это крест «Газпрома» и только его. Попытки подключить независимых производителей газа — НОВАТЭК и «Роснефть» — предпринимаются, однако не очень активно, да и крайний нужен все-таки один. «Конечно, все равно основная ответственность будет на «Газпроме», потому что «Газпром», в основном, и обеспечивает газом регионы РФ», — говорил премьер-министр страны Дмитрий Медведев. С одной стороны, компанию такая ситуация устраивает: «Для «Газпрома» интенсификация газификация является абсолютно экономически выгодным местом», — говорит заместитель председателя правления «Газпрома» Валерий Голубев. Однако это не мешает руководству монополиста жаловаться на низкую доходность внутреннего рынка, а также сокращать инвестиции в газификацию отдельных регионов из-за неплатежей и неисполнения обязательств по газификации их администрациями. Это правда — в справке к пресс-конференции топ-менеджера «Газпрома» Кирилла Селезнева называлась просроченная задолженность за 2015 год — 152 млрд рублей, а по итогам первого квартала текущего года она выросла до 189,3 млрд рублей! Страшно представить, какой накопился долг на сегодняшний день, когда в стране денег становится все меньше и меньше.

А вот и главный вопрос: почему, несмотря на такое количество долгов, «Газпром» продолжает инвестировать средства в газификацию? Вот пример Пермского край: долг в 3 млрд рублей — и планируемые совместные — компании и региона — инвестиции в размере 7,4 млрд рублей. На газификацию в 2016-2020 годах. Схожая ситуация с Ростовской областью: долг в 1,3 млрд еще есть, но инвестиции уже обозначены — 17,4 млрд рублей. Вишенка на торте — Дагестан, самый проблемный регион в рейтинге «Газпрома», в котором долг составляет порядка 30 млрд рублей. Но газификация в республике продолжалась, более того, компания за свои средства строила внутрипоселковые газопроводы, которые должна строить местная власть! Почему так? Нет ответа.

В середине сентября вышло более десяти однотипных пресс-релизов «Газпрома» о подписании программ газификации с регионами. «Газпром» дал хорошие новости и цифры даже по тем областям, которые в долгах как в шелках и не могут позволить себе строить новые газопроводы. Такой вот чисто «коммерческий» ход.

Михаил Воронов