ТЭК, расколотый геополитикой

Итоги сессии министерского комитета ОПЕК+, состоявшейся на прошлой неделе, уже по большому счету откомментированы. Ясно, что майское сокращение добычи в формате 23 государств составит 350 тыс. баррелей в сутки. Настолько же повысится производство и в июне, а на июль намечено уже 450 тыс. баррелей прироста. Почти столько же даст и односторонне-дополнительное увеличение добычи в Саудовской Аравии, хотя еще недавно она призывала и саму себя, и всю группировку «зажаться» на нынешнем уровне. Так что в итоге доступного «черного золота» станет в мире к середине года все-таки больше как минимум на 2 млн баррелей в день. Что это значит? Страны альянса развивающихся нефтяных экономик не очень-то верят фатальным прогнозам близкого глобального спада из-за третьей волны пандемии коронавируса. То есть, конечно, ничего хорошего всем нам он — своими «локдаунами» — не сулит; но перевесить может все же летний позитив. И не только «сезонно-оживленческий», но и обусловленный переменами с поистине глобальной и, быть может, исторической проекцией. Одна из таковых — ожидаемая активизация экономического организма США, о чем и пойдет речь.

«Новый курс», который позаимствован у Рузвельта

На старте 1930-х годов во всем «цивилизованном мире» было две страны, избежавших последствий биржевого кризиса и депрессии, охвативших планету. Советский Союз добился успеха, сделав феноменально-плановую ставку на беспрецедентный механизм первых пятилеток. Германия, ставшая в 1933-м гитлеровской, обошла бушевавшую по всему Западу депрессию такими тоталитарно-мобилизационными методами, которые уже тогда за версту отдавали зловещей подготовкой ко Второй мировой…

…Однако заявила о себе и еще одна, мощнейшая во всем мире, экономика, которая пусть и не целиком, но хотя бы отчасти нейтрализовала и смягчила удар цикличной стихии, превратив капитализм из монополистического в государственно-монополистический. Речь — о Соединенных Штатах, которые избрали (по воле правивших в те дни демократов во главе с Ф.Д. Рузвельтом) новый курс для выхода из самоубийственно-ультрарыночного тупика. Сутью регуляторной сделки между обществом и капиталом (New Deal), стала, чего уж греха таить, инъекция — в американский хозяйственный организм — огромной дозы социалистических принципов и постулатов. В эпицентре New Deal оказались гигантские по своим масштабам «общественные работы», в ходе которых, причем без ставок прибыли и без конкуренции, миллионы людей с ломами, кирками, лопатами, отбойными молотками и тачками, поддержанные кое-где бульдозерами и экскаваторами, покрыли Америку сетью современных автомагистралей и ЛЭП, железных дорог и каналов.

Вчерашние маклеры и клерки, невостребованные конструкторы и юристы, растерявшие клиентуру, вахтеры и барные вышибалы, чертежники и актеры-неудачники, надев спецовки, «вкалывали до седьмого пота», избегая голодной смерти за ежедневную миску добротно-фасолевого супа и кружку кофе с молоком. Наживали мозоли на ладонях, но в итоге сделали обширный континент таким, каким мы его видим и знаем сегодня. Видим и знаем, не задумываясь над тем, что столь слаженным (благодаря тысячемильным мега-сетям инфраструктуры и всяческих коммуникаций) он стал как раз по итогам «календарных вспышек плановости». Стал благодаря не патентованной алчности иных бизнесменов, манипулирующих своими доходами под заводные аккорды рок’н-ролла, а благодаря тому, что в истории США время от времени встает-таки над горизонтом очередная эпоха New Deal. 

«Новый курс» объемом в 2,3 трлн долл был объявлен Белым домом в минувший четверг, и ведь это — не первоапрельская шутка. Спасая страну (хотя и не говоря об этом загранице, в т.ч. неустойчивой части россиян, обольщенной «новомышленцами» с горбачевско-ельцинских времен), Байден замышляет глубокий экономический переворот. Да-да, он хочет перестроить и обновить всю национальную инфраструктуру США, находящуюся, прямо скажем, в незавидном состоянии. Если дела пойдут неплохо, то уже в июле к промышленно-транспортному и коммунальному New Deal прибавится еще и социальная «сделка века»; и общая сумма таких федеральных программ от Атлантики до Тихого океана превысит уже 4 триллиона долларов. Откуда же деньги на это? Байден хочет обложить более высоким подоходным налогом всех, кто зарабатывает свыше 440 тыс. долл в год. Богачи будут в среднем платить казне не 21%, а более 28% своего навара. Защитница состоятельной Америки — республиканская партия — возмущена. Она сделает все ради краха этих планов и замыслов, вновь привлекая (как и в 2016-м и в 2020-м годах) под свои знамена нефтяников, газовиков и их смежников. Ибо их всех не любят правящие в Вашингтоне демократы. Но что же делать Байдену, чтобы хотя бы отчасти ослабить и сгладить поляризацию между двумя флангами американской экономики, да ещё на этапе «энергоперехода к альтернативе», как и сопротивления со стороны недовольного «лагеря углеводородов»?

Консервация скважин как часть генеральной уборки Америки

На консервацию заброшенных скважин (а также угольных и иных шахт), да и то на первое время, Белый дом выделит 16 млрд долл! Президент США заверил: тем, кто станет «закупоривать» подземные лабиринты (кстати, подлежавшие герметичному закрытию много лет назад!), «будут за это платить не меньше, чем по тем счетам, которые выставлялись в свое время для финансирования буровых» и прочих работ на тех же объектах ТЭК.

Между прочим, скважин и угольных разрезов, осиротивших после ухода обанкроченных компаний, либо вычерпавших недра, а затем «испарившихся» фирм-однодневок, насчитывается в США, по данным Associated Press, сотни тысяч! Помимо постоянного ущерба для окружающей среды, эти почвенные «дыры» и прочие «рукотворные западни» представляют собой еще и угрозу элементарных обвалов, а заодно и продолжают ухудшать своими выбросами т.н. «парниковый эффект». Так что план Байдена обернется в таких местах не только повышением занятости, но и сокращением выхода вредоносных металлоэлементов и метана, портящих воздух и природные водоисточники.

МВД, которому, по американским законам, предписано отвечать за консервацию, годами не мог не только найти многих из экс-владельцев, но и определить размеры достойных выплат за ликвидацию заброшенных активов ТЭК. Но теперь, если конгресс одобрит байденовский план, — то проблема, похоже, будет решена. По крайней мере, решена на ближайшее будущее. Коль скоро за последние четыре десятилетия было распределено между отдельными штатами 8 млрд долл на эти цели, то теперь ассигнования смогут возрасти, а затем, со временем, и вовсе умножиться. Сенатор-демократ Джо Манчин из насквозь пропитанной угольными дымами Западной Вирджинии — обеими руками за «Новый курс»: «Ведь нельзя же забывать о том, что как раз наши шахтеры и «энергезировали» страну, подняв ее к нынешнему величию. Но теперь предстоит гораздо больше поработать ради устранения ущерба, понесенного природой, и очистки воды, а также земель вокруг этих общин». 

Проблема, однако, в том, что далеко не все законодатели согласны с г-ном Манчином. Так, член сенатского комитета по энергетике Джон Баррассо от штата Вайоминг, отвергает программу консервации как «бесконтрольно-разорительную цепь бюджетных растрат социалистического типа». Между прочим, такими воинственными, хотя и прочувствованными заявлениями г-н Баррассо и его союзники рискуют навлечь на себя гнев, а то и ярость со стороны радикального крыла американских экологистов. «Президентский план, — защищает курс Байдена глава National Wildlife Federation Коллин О’Мара, — содержит в себе провидческое решение создать Гражданский корпус по проблемам климата, а также оздоровляет территории заброшенных шахт и скважин ради восстановления земель, озер и рек, болот и лугов, как и береговых полос Америки. Тем самым нынешняя программа Белого дома способствует выделению стратегических инвестиций, что сделает наши общины более устойчивыми, а их образ жизни — более здоровым».

Что ж, дай-то Бог!.. Но станет ли бизнес, особенно средней руки, браться в США за «свежие» апстрим-проекты, если прояснится: при новых порядках инвесторам не дано будет уйти (завтра или послезавтра) от ответственности за рекреацию отработавших и брошенных месторождений? И ведь при этом любому владельцу, совладельцу или акционеру нефтяной, угольной, газовой, сервисной, трубоукладочной или энергомашиностроительной компании придется платить на целую треть больше налогов, чем до сих пор! Вопрос, звучавший еще недавно гипотетически, способен войти в практическую плоскость — и потому стать роковым, раскалывая Америку по-настоящему. 

Это уже вообще не дипломатия

Проходят неделя за неделей, а побывавший с визитом в России глава европейской дипломатии Жозеп Боррель все еще страдает от смутных итогов своей поездки. И никак не может полностью «очиститься» от брюссельских нападок на якобы допущенные им слабость и уступчивость в диалоге с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым.

Сначала Боррель жаловался на вредоносность политической атмосферы Москвы, потом — для острастки — на то, что он подвергся в гостях некоему «нападению» за столом переговоров. Ну а в самые последние дни из офиса верховного представителя ЕС косяком пошли обвинения в некоем рытье топливно-энергетической западни для Старого Света силами злокозненных россиян и китайцев. В чем скрыта опасность этого капкана — ведомо одному Господу. В своем блоге г-н Боррель написал, что одним из главных аспектов в отношениях между Москвой и Пекином является энергетика, поскольку Китаю нужны нефть и газ, которые он импортирует, в том числе из России. «Тем временем, — продолжает высокопоставленный брюссельский чиновник, — Москва стремится диверсифицировать свой экспорт энергоресурсов за пределы ЕС, учитывая наши обязательства по переходу на энергоносители (возобновляемые — Авт.) и общую напряженность в наших отношениях». Ну и что? В чем, как нередко спрашивают читатели, спрятан криминал?

Кроется он в том, что Боррелю известно: вопреки санкциям и витийству антикремлевского свойства, Европе пришлось не просто поднять, а взвинтить в декабре, январе, феврале и марте закупки «голубого топлива» из РФ. Чем не анекдот: казалось бы, всемогущие контролеры в США рвут волосы, говоря о ненужности газа Сибири, а он все равно необходим Евросоюзу все больше! Отсюда — иезуитство заплутавших в своих лабиринтах евролидеров: всячески мешать нам, но при этом… бояться сжечь энергомост полностью. Вдруг, мол, он еще пригодится? А коли так, то надо убеждать Москву: у нас якобы нет денег на переориентацию потоков сырья на Тихий океан. Да и конкуренты из Туркмении и Узбекистана наверняка помешают Кремлю в перенацеливании топливных поставок на Китай. Итак, по Боррелю, усилить энергоэкспортный бросок в КНР будет для России трудно «с учетом огромных инвестиций в инфраструктуру, необходимых для диверсификации». При этом хорошо было бы для критиков альянса евразийских гигантов столкнуть РФ и Китай на топливной почве. «Пекин… разрабатывает соглашения с энергетическими державами Средней Азии», слывущей «традиционной зоной влияния РФ», — предупреждает представитель ЕС по международным делам. Как будто СНГ, Шанхайская организация сотрудничества и Новый Шелковый путь не найдут в себе сил, чтобы спокойно разобраться в необходимых Китаю пропорциях между закупками сибирского и каракумского углеводородного сырья. 

Да и вообще: стоит ли брюссельской штаб-квартире об этом тревожиться? Не пора ли задуматься над истинным смыслом лавровского тезиса о том, что структурные, системные, планомерно-институциональные отношения с РФ и впрямь уничтожил (причем под чужую дудку — Авт.) Евросоюз, а не кто-либо иной… Высокопоставленным политикам предначертано потрудиться хотя бы над частичным исправлением деградировавших связей. Рассуждая с важным видом о способности или неспособности «стратегического противовеса» насытить китайский спрос на те или иные товары, — европейский комиссар становится похожим на политолога или экономиста, да и то средней руки. 

Иранская нефть пойдет в Китай открыто

В «нефтетранспортном периметре», огибающем южную часть Евразии, появилась полукруглая дуга протяженностью, можно сказать, в полсвета. Это теперь уже полностью легитимный, ни от кого не скрытый танкерный маршрут между Исламским Ираном и социалистическим Китаем. 

Параллельно-встречной артерией тянется по тем же акваториям Тихого и Индийского океанов целевая линия поставок оборудования, технологий и запчастей из КНР для иранских НПЗ. Поставок, добавим, жизненно важных. Все это, а также многое другое — материализация заключенного между Пекином и Тегераном Договора о сотрудничестве в ключевых областях экономики и безопасности. «Стратегическим партнерством», рассчитанным на 25 лет, назвали этот, без какого-либо преувеличения, этапный документ подписавшие его министры иностранных дел Джавад Зариф и Ван И.

Устойчивые поставки «черного золота» в Поднебесную — это, по данным иранского «полугосударственного» агентства Tasnim, стержень соглашения применительно к топливно-энергетическому обеспечению крупной доли запросов КНР. Какие объемы имеются в виду хотя бы на стартовый период, — говорят цифры марта, когда потомки Персидского царства явили максимум «навигационного креатива». Вопреки эмбарго Соединенных Штатов они давали Китаю в среднем по 918 тыс. баррелей жидких углеводородов в сутки. Это, согласитесь, немало даже для гигантской по своим размерам и спросу экономики дальневосточного колосса. К тому же теперь блокада США будет, похоже, и вовсе игнорироваться. Ну а что, спрашивается, даст Китай в ответ — помимо уже упомянутых поставок для комплексного техобслуживания и возрождения иранского даунстрима? Товарно-инвестиционная номенклатура, надо признать, — широчайшая: от содействия в развитии атомной энергетики до расширения портовой и железнодорожной инфраструктуры. Да еще где! Близ важнейшего для мировой торговли нефтью Ормузского пролива.

Реализация этих общих планов будет опираться на новый финансовый инструмент двустороннего сотрудничества — Ирано-Китайский Банк. Вот что позволит брошенному валютно-кредитными структурами Запада «режиму мулл» обходить — на международно-платежных площадках — санкции США. Собственно, нечто подобное (то есть в данном случае «обходящее доллар») обещали создать Тегерану европейцы. Иными словами, участники ядерной сделки 2015 года, разваленной Дональдом Трампом тремя годами позже, — Германия, Британия и Франция. Обещали, но не сделали; и при этом еще заверяли, что непредсказуемо-капризное поведение зарвавшегося экс-олигарха на Ближнем Востоке якобы однозначно ими осуждается! 

Проекция на межрегиональную безопасность

Итак, партнерство, запускаемое подписанным в марте Договором, как заявил президент средневосточной региональной державы Хассан Рухани, «становится для Ирана и Китая основой для участия в ключевых проектах и в развитии инфраструктуры». Немногословное, но точное высказывание.

 Внимательный читатель обратил, конечно, внимание на то, что в названии упомянутого Договора фигурирует не только «сотрудничество в экономике», но и «совместное обеспечение безопасности». Исламская Республика и КНР вступают на общую тропу предотвращения вооруженных столкновений в регионе от Юго-Западной до Юго-Восточной Азии! Это — решительный и смелый выпад против Белого дома в ходе повышения градуса самой «дуэли геополитических вызовов», на что Пекин не пошел бы пару лет назад. Ведь тогда еще сохранялись шаткие шансы на то, что состязание Поднебесной с «мускулистой Америкой» ограничится торгово-инвестиционной областью.

Однако нет — не ограничилось! Китай сплотился с Ираном еще теснее. И все потому, что Пекину стало до боли ясно, что Вашингтону мало болевых точек на территории КНР, в адрес которых можно тиражировать откровенно геополитические или правоборческие обвинения. То есть мало «ритуального набора» в составе «священного Тибета, оторванного маоистами от Будды», а также «ставшего ракетной мишенью Тайваня» и «лишенного свободы Гонконга». Понадобилось еще и поссорить Пекин с исламским миром. Для этого был избран Синцзян-Уйгурский автономный район на западе Китая, где кочевников-уйгуров, убивают, мол, в концлагерях. «Уничтожают» так, что, по заявлению китайского МИД, продвигают в поселки скотоводов (представителей этнических меньшинств) образование, культуру, спорт и — главное в эпоху борьбы с пандемией коронавируса — навыки санитарии и гигиены. Запрошенное Белым домом в ходе американо-китайского диалога на Аляске «освобождение уйгуров» воспевается так, будто воскресли приснопамятные времена наклеивания «либертарианских ярлыков» на банды Басаева и Хаттаба в многострадальной Чечне. В общем, настолько возмутили азиатского гиганта эти домогательства, что на данную часть ультиматума Пекин ответил на днях самыми, пожалуй, жесткими контрсанкциями.

И вот — косвенный результат. Одно из ведущих звеньев исламского мира, шиитский Иран, тоже показал, что и он не верит россказням о притеснениях уйгурского населения Синцзяна. Для команды демократов на Потомаке это хлесткая пощечина, причем на глазах у всего мира. Пощечина наряду с практической готовностью КНР помочь Тегерану еще и в оборонной сфере.

«Трансфер военных технологий»

Раскрывая все ту же тему диалога о региональной безопасности, The Wall Street Journal упоминает, среди разделов раздражающего Вашингтон соглашения, не только нефтяную отрасль и нефтесервисный сектор. Прямым текстом назван и «трансфер военных технологий».

«Это позволяет кабинету Рухани стать немного более непримиримым, — полагает эксперт по ирано-китайским и ирано-российским отношениям Дина Эсфандиари. И ведь ей можно и впрямь доверять. Г-жа Эсфандиари — не только научный сотрудник престижного «мозгового треста» под вывеской The Century Foundation, но и соавтор солидной монографии о сотрудничестве Тегерана с Пекином и Москвой. «Думаю, что данное соглашение заставит ЕС и Соединенные Штаты немного понервничать, поскольку похоже на то, что Иран, возможно, обрел-таки выход из тисков экономического удушения».

В разгар американской избирательной кампании Джо Байден, акцентируя свое якобы идейное размежевание с Дональдом Трампом по теме Ближнего Востока, обещал, придя к власти, первым же делом снять нефтяное эмбарго с «режима мулл» и вернуть гордую сверхдержаву в формат ядерной сделки 2015 года. Но после январской инаугурации «отца (или, быть может деда?) обновленной американской демократии» в Белом доме начался откат от светлых замыслов — видимо, под израильским и саудовским прессом. Как всегда, Байдена убеждали: потерпите еще немного — и глобальная изоляция «шиитского подрывного фактора» станет, наконец, стопроцентной явью. 

 Не получилось! Заключенный между Пекином и Тегераном Договор, по мнению нью-йоркских политобозревателей Суне Ангеля Расмуссена и Аресу Экбали, развеял такие ожидания. Ибо этот Договор «бросил вызов попытке США изолировать Иран и оборвать долгосрочные усилия Тегерана, цель которых — расширить дипломатические узы Исламской Республики далеко за пределы (очень тесного и недружественного — Авт.) круга западных держав».

Krebs Geo и Krebs Jet, можно сказать, репрессированы

Суда германского владельца, которые, по мнению Варшавы, участвуют в прокладке «Северного потока-2», — уже наказываются польскими властями. Речь идет о Krebs Geo и Krebs Jet, зарегистрированных в Морской палате Гданьска. То есть того самого города, который, без своего освобождения Красной Армией в 1945-м, доныне именовался бы по-немецки — Данцигом.

Из списков плавсредств под флагом Польши (согласно порту приписки) эти суда уже начали «изымать» местные чиновники. На каком-собственно, основании? О причине сообщило польское издание BiznesAlert. Ссылается же оно на заместителя министра морского хозяйства республики Гжегожа Витковского, который сказал: «Нас не интересует, что они перевозят и чем занимаются до тех пор, пока это не угрожает экономическим интересам нашей страны. Эти экипажи последнее время активизировали свою работу над проектом «Северный поток-2». С пятницы (26 марта — Авт.) два названных судна не должны появляться в наших водах. В противном случае мы оставляем за собой право задерживать их для проверки».

Готовы, кстати, не только задерживать, но и идти на таран! Что и захотел на днях сделать странный польский траулер со «сломавшимся двигателем». Безмерно устав от лова сельди, экипаж «рыболовов в штатском» прямиком направился на трубоукладочное судно «Фортуна». Лишь смело ринувшийся наперерез буксир остановил своим бортом «промысловиков» авантюрного склада. Ну а теперь, надо думать, новый удар может быть нанесен мастерами «антигазопроводной путины» по уже подоспевшему на помощь «Фортуне» судну «Академик Черский». Во всяком случае, польские самолеты над ними уже проносятся на бреющем полете. Спасибо, что не бомбят! Но и это еще не все. С угрожающим видом всплыла субмарина без опознавательных знаков. В далеком от строящейся трассы стольном граде Киеве послышались столь радостные аплодисменты, что вспомнилась детская прибаутка о «подводной лодке в степях Украины»(!). И вот что характерно: те, кто заказывает такие выверты в зонах прокладки мирных артерий на Янтарном море, ни за что не вынесли бы сходных эпизодов, например, с кубинскими катерами в апстрим-акваториях Мексиканского залива. При виде этого, поверьте, кое-кого хватил бы обширный инфаркт! А ведь неумение поставить себя на место других — это, между прочим, одна из тяжелейших форм медицинской патологии. 

Но и патология по-своему полезна. Она помогает познать смысл иных дипломатических (хотя при этом не очень-то дипломатичных и совсем не миролюбивых) выступлений польской стороны по тому же вопросу. Посол Польши в Берлине Анджей Пшилембский высказал в марте предгрозовое беспокойство Варшавы из-за строительства газовой магистрали по Балтике. Как цитирует посла Lenta.Ru, «газопровод позволит России модернизировать армию на деньги, которые «предоставляет» Европа». Вот это по крайней мере честно! Да и кому нужны выдумки о том, что «Газпром» мешает-де Старому Свету диверсифицировать источники энергоснабжения, — кто в это вообще верит?! Или кого тешат фантазии про эко-угрозу «Северного потока-2»?! Такие глупости вообще уже никому не требуются. А нужно-то нечто «весомое, грубое и зримое» — хотя бы то, что у российского солдата станет больше патронов. Или больше тушенки и больше сгущенки. Или ярче станет зарево залпового огня за спиной — над родными полями и лесами. Все это звучит более натурально, чем философское изречение «неуловимого Джо» насчет того, что артерия по дну Янтарного моря — это, так сказать, Bad idea!

Ялта — вот что не дает им покоя!..

Впрочем, неужто кто-то думает, что даже при отсутствии экспорта газа по Балтике россияне пожалеют, при необходимости, свои сбережения для тревожащей пана Пшилембского модернизации Вооруженных Сил РФ? Монумент нижегородскому гражданину Козьме Минину и князю Димитрию Пожарскому, мимо которых 9 мая вновь прошагают парадные шеренги и колонны Бессмертного полка, — рельефное свидетельство обратного. А в целом-то все просто: не надо нападать на Россию — вот вам и весь секрет!

На рубеже 1944–1945 годов, когда Уинстон Черчилль, этот «старый лис британских консерваторов», ощутил коварство контратакующего, хотя и гибнущего вермахта в бельгийско-люксембургских Арденнах, он попросил Сталина: досрочно двинуть в самый центр Польши Красную Армию — «где-то на фронте Вислы» или еще где-либо. Итак, направить «войска Советов» в земли «Речи Посполитой» призывал официальный Лондон! Письмо издано огромными тиражами на разных языках. И не наша с вами вина, уважаемый читатель, в том, что подобные тексты плохо изучаются в Польше. Как в равной степени не желают там признавать и компромиссные соглашения всей антигитлеровской коалиции в целом, принятые в феврале 1945-го на Ялтинской конференции союзников по «Большой антинацистской тройке». 

Поскольку именно там, в Ливадийском дворце, американцам и англичанам было обещано скорое вступление СССР еще и в войну на Дальнем Востоке против милитаристской Японии, — сегодняшняя дипломатия Токио на Днепре призывает вернуть Ялту Украине, как бы смазывая звучное по сей день эхо аккордов Крымской весны 76-летней давности. Итак, можно предположить: вернуть и Севастополь, и всю Тавриду требуется, в основном, из-за того, что Крым, в глазах лидеров Страны Восходящего солнца, — символ чудовищного, на их взгляд, геополитического нонсенса на Тихом океане. Это ж подумать только: президент США Франклин Делано Рузвельт попросил «кремлевского тирана» поскорее открыть боевые действия против самураев в Манчжурии! 

«Мы полностью поддерживаем вашу позицию против аннексии Крыма, — с вызовом в адрес Москвы заявил посол Японии на Украине Такаши Кураи в интервью журналу «Украинский тиждень». Но это еще что! Как, по слухам, вещают острые на язык сатирики на подмостках политических кабаре, завтра можно ожидать встречного манифеста из уст Владимира Зеленского или его посла в Японии. Юмористы вообразили, будто представители Незалежной «на полном серьезе» скажут, что судьба Кунашира, Итурупа, Хабомаи и Шикотана, якобы оккупируемых Россией, им не менее дорога, чем будущее Керчи, Феодосии, Евпатории и Бахчисарая, а также Донецка и Луганска. Да уж, вот это и впрямь будет сенсация в духе «Вечеров на хуторе близ Хоккайдо». Сотрясайся же заранее, «Белокаменная и Златоглавая»! 

Павел Богомолов