ТЭК, который и сам не растет, и другим не дает

Два сообщения пришли 8 июля из Москвы, Пекина и Вашингтона. Рассказав о телефонном разговоре Владимира Путина и Си Цзиньпина, агентство Reuters поставило на передний план (среди согласованных лидерами сфер двустороннего партнерства) энергетику. «Ах так?», — воскликнули в оппозиционном, но рвущемся к власти лагере американских демократов. И тут же решили ударить «кувалдой» Джо Байдена именно по топливно-сырьевым и high-tech-программам РФ и Китая — опрокинуть их экспортные планы на мировом рынке. Что касается энергетических технологий, по ряду которых Россия и КНР уже вырвались вперед, то, как пригрозил 77-летний кандидат в президенты США, их отраслевые достижения, в случае прорыва того же Байдена к рулю, станут первыми в списке «целевых ограничений на такой импорт, создающий угрозу для национальной безопасности» Америки. Словом, если суждено возрасти ииновационной компоненте товарных потоков, пересекающих границу — вместе с углеводородами — где-то на Амуре, — то этой продукции, да и ЭВМ, телекоммуникациям, полупроводникам (все то, что предлагается обеими странами всему свету) — Вашингтон поставит у себя сверхзаслон. Выходит так: «Если у вас что-то получается успешно, то к себе, в Соединенные Штаты, мы это не пустим». Нормально? Вполне! Лозунг «ни себе, ни людям» уже стал для единственной сверхдержавы главным. Вот, кстати, еще факт. Месяц за месяцем в США добыча углеводородов падает. В РФ и Саудовской Аравии она тоже снижается, но делается это по плану — по соглашениям ОПЕК+. Однако Белому дому этого мало — сокращайте, мол, сверх четких квот!.. Есть, впрочем, и еще один девиз: «Бей своих — чужие бояться будут!». Так, от Балкан до Балтики и от Сахалина до Магриба, при всем уважении к СПГ и нефтеналивным судам, осталось пока и достойное отношение к трубопроводам. При укреплении региональных энергобалансов делается давняя ставка на стационарные топливные трассы. «Ах так? — снова возмущены за океаном. — Значит, у себя в Америке мы будем такую инфраструктуру глушить». И ведь все это, уважаемый читатель, — не выдумки, а мрачные реалии наших дней. 

Памятники уже снесли. Переходят к трубопроводам

По причине «правовой неопределенности» американские компании Duke Energy и Dominion Energy отменили свой масштабный — и уже близкий к завершению — проект по строительству крупнейшей топливной артерии. Она создавалась для транспортировки природного газа по ряду штатов на восточном побережье США. Прокладка энергетической трассы Atlantic Coast Pipeline, анонсированная еще в 2014 году, теперь прекращена.

Западная Вирджиния, Северная Каролина и Вирджиния в растерянности: тамошние потребители уже готовились — по-хорошему — немало выгадать на использовании дешевого отечественного сырья. Тем более что оно слывет, как известно, самым экологичным углеводородом. Да и, собственно, о какой «правовой неясности» зашла речь, коль скоро Верховный Суд США недавно одобрил эту программу? Сдается, что повторные ссылки СМИ на правовые барьеры идут скорее «от лукавого». Подрядчикам пришлось отложить дело в долгий ящик не из-за каких-то принципиальных возражений судебной власти. Прокладка трубы сорвана множеством мелких и коварных подножек со стороны природоохранного лобби и сообщества анархистов, поднявших голову на гребне уличной кампании злостного гражданского неповиновения. 

Сопротивление мелким, но колким нападкам, отпор митингово-газетной шумихе, противодействие пикетчикам все чаще приводили к простоям на отрезках стройки. А это, в свою очередь, прямиком вело к ее непомерному удорожанию. Все дело в буйстве «активистов, — сетует министр энергетики США Дэн Бруйлетт. — С Atlantic Coast Pipeline покончило щедро оплаченное природоохранное лобби обструкционистов. А ведь эта газовая магистраль намного понизила бы цены на энергоснабжение потребителей в Северной Каролине и Вирджинии. Трасса обеспечила бы их полновесным, финансово доступным и надежным притоком природного топлива из региона Аппалач». Срыв стройки, признал глава правления Dominion Energy Томас Фаррелл, «сильно затягивает развитие крупной энергопромышленной инфраструктуры в Соединенных Штатах. Пока не решатся эти вопросы (об искусственных барьерах для мидстрима в американском ТЭК на гребне антиуглеводородной истерии — Авт.), — способность бизнеса удовлетворять энергетический запрос страны будет по-прежнему сталкиваться с тяжелыми вызовами… Между тем наши компании до конца работали целенаправленно, вкладывая миллиарды долларов в стремлении завершить проект и — предоставить, наконец, столь нужную местным общинам и потребителям инфраструктуру». 

Борьба за власть между кланами политического класса ударила, вопреки элементарной логике, не только по трубам. Високосно-пандемийный и, быть может, потому трагичный год выборов в США срывает еще и планы создания высоковольтных линий электропередачи (ЛЭП). Вот куда ворвалось самое дремучее средневековье. А ведь дикость современных луддитов подрывает те самые альтернативные ВИЭ, о которых трубят недруги Трампа. Почему? Да хотя бы потому, что компании пытаются протянуть в центр страны побольше ЛЭП как раз оттуда, где много солнца и ветра. А экологическая инквизиция бьет их по рукам: не смейте! «Линии электропередачи, — говорит профессор юриспруденции в Southern Methodist University, — как и иную энергетическую инфраструктуру, все труднее стоить у нас в США! Проводится все больше природоохранных аудитов, возникает больше правительственных инстанций с правом вето и больше лимитов на доступ использованию таких мегаватт-часов». В судах застряли десятки(!) проектов строительства ЛЭП, начиная с 780-мильного Grain Belt Express из Канзаса в Луизиану, и заканчивая 520-мильной SunZia Line из Нью-Мексико в Аризону. И все это мракобесие — не просто из-за дележа денег. Ставки сделаны не ради обычной конкуренции. Они увеличиваются ради взвинчивания в стране такой топливной сумятицы, что в ноябре власть республиканцев может и впрямь не выдержать.

…Впрочем, нарастающий электроэнергетический хаос в США — отдельная тема, и к ней мы еще вернемся в одном из предстоящих обозрений. А пока давайте завершим обсуждение болезненной трубопроводной проблемы. 

Чему рады саботажники? На смену-то, скорее всего, идет уголь!

Итак, проигравшие инвесторы Atlantic Coast Pipeline скорбят. И, между прочим, безутешно. А вот штаб-квартира природоохранного сообщества, обросшего за последние дни толпами уличных крушителей всего логичного и осмысленного, — ликует. 

Центр празднования — Natural Resources Defense Council. «Потрясающая это весть для Западной Вирджинии, Вирджинии и Северной Каролины, — не прячет восторга юрист NRDC Джиллиан Джаннетти. — Население названных штатов заслуживает чистого воздуха, качественной питьевой воды и защиты от изменений климата. А такие игроки, как Dominion и Duke, отбросив мечту о грязной трубе, должны теперь развернуться к большему инвестированию в энергоэффективность и альтернативные источники, подобные ветру или солнцу. Вот каким путем «мейджорам» следует обеспечить для всех рабочие места и лучшее будущее». Да уж, звучит торжественно, ничего не скажешь. Но много ли рабочих мест видели вы, уважаемый читатель, вокруг какого-нибудь дон-кихотского ветрогенератора или целой «эолической фермы»?.. 

Что, если ради победы над альянсом между Трампом и большой нефтью (базой электората республиканцев) демократы не увлеклись, а, наоборот, пренебрегли природой? Трубы мертвой стройки не оживят густонаселенных штатов. Так чем же отапливать их взамен?! Неформалы вторят: биомассой, солнцем, ветром, прибоем. Но это надолго. А пока из той же Западной Вирджинии потянутся к Атлантике эшелоны с углем. Вот что пишет эксперт Эд Хирс на ленте Associated Press: «Великую победу над газопроводом празднуют природоохранные движения. Но если заглянуть далее, то выявится иное. На деле победителями стали железные дороги и угольные компании. Они потеряли бы миллиарды долларов дохода, если бы труба была готова. А ведь шахты выбрасывают вдвое больше СО2 по сравнению с газовой отраслью, щедро выделяя и такой тяжелый металл, как меркурий. В целом эти выбросы уже отравили внутренние водоемы, сделав рыбу вредной для питания, а угольный пепел — кошмарным. Работа горняков загрязняет леса и делает ядовитыми судоходные реки с их притоками, и все это — от шахтеров». Мириады чадящих «дизельных самосвалов продолжают возить уголь на ТЭС. Этим ли счастливо наше природоохранное лобби?».

Счастливо, коллега, в основном, никакое не лобби! Рад г-н Байден и иже с ним. Какое им дело до природы? Нужна предвыборная дезориентация среди нефтяников, трубоукладчиков, сервисников и газовиков: «Так может ли нас защитить Трамп, осажденный отовсюду со своей эффектной, но сбивчивой — из-за оппозиции — тактикой в ТЭК?». Еще в январе 2020-го, когда экологисты и суды, индейцы и ученые стали заваливать трубопроводные планы, — стало ясно: что-то неладно. Ведущую экономику мира не просто так толкают — под лозунгом прогресса — к топливной архаике. Не иначе как сваливают нефть и газ с пьедестала — сбрасывают так же, как статуи Колумба. Минула пара дней после краха Atlantic Coast Pipeline, и группу Transfer Energy обязали закрыть, максимум через месяц, сроком более чем на год уже работающий (благодаря Трампу) нефтепровод со Среднего Запада к Великим озерам. Речь — о трассе Dakota Access. Пока корпус военных инженеров не перепроверит надежность этой артерии, — ни один баррель больше не потечет. Но из-за этого проект на глазах становится скандально убыточным уже сегодня. Однако и это не все. Рискует замереть — под шумным предвыборным напором команды Байдена — и вовсе стратегический для США трубопровод Keystone XL, что тянется от Нефтяных песков Канады до ожерелья НПЗ на берегу Мексиканского залива. 

…А судьи кто?

Целых два месяца танкер Alkimos с грузом высокооктанового бензина на 5 с лишним миллионов долларов болтался в техасских водах Мексиканского залива. Все баталии вокруг судьбы этого греческого нефтевоза под флагом Мальты, зарегистрированного на Маршалловых островах на имя некоей Brujo Finance Company, гремели тем временем не в открытом море, а на берегу, в судебных коридорах Хьюстона — «углеводородной столицы» Земли.

И вот, наконец, судья Линн Хьюз огласила свое решение. На основании недавнего ордера на арест груза горючего объемом в 100,266 тыс. баррелей, и в продолжение данного сюжета, очередная глава этой саги развернулась, по данным Associated Press, в минувшую среду. В Хьюстоне открылся аукцион с целью выгоднее продать чужое топливо с молотка. А иначе, мол, оно могло попасть в зловещие руки заказчика поставки — революционного Каракаса. В общем, схема обычная для наших дней, то есть эпохи узаконено-танкерного антивенесуэльского пиратства в Карибском море. Надо же поддержать там забытую традицию корсаров, флибустьеров, каперов и прочих «разбойников с официальными патентами» наподобие Моргана, Дрейка, Блада и многих других. Вот она и возрождается на глазах; а непримиримый идеологический противник всегда найдется. В 1960-х им стала Куба, в 1970-х — Никарагуа и Гренада, в 1980-х — Сальвадор и Панама, а в конце 1990-х — Венесуэла…

Прогрессивно настроенный магнат шиппинга Уилмер Руперти, известный с наилучшей стороны и российским морякам, давно и успешно сотрудничал с боливарианским режимом Уго Чавеса и его преемника — нынешнего лидера Венесуэлы Николаса Мадуро. Недавно Руперти решил вновь помочь стране, оставшейся почти без бензина из-за вашингтонского эмбарго и ремонтно-технологической блокады против венесуэльских НПЗ. В конце марта смелый предприниматель зафрахтовал — под горючее для блокированного Каракаса — 156-метровый танкер Alkimos, оперирует которым пирейская фирма Capital Ship Management Corp. Стоявший у панамского причала нефтевоз был нанят для доставки высокооктанового топлива к берегам тропического острова Аруба. Это — автономно-самоуправляемая территория под нидерландской юрисдикцией, расположенная близ Венесуэлы. Заказчиком бензина стала принадлежащая г-ну Руперти швейцарская ES Euroshipping AG, но платеж поступил от третьей стороны — черногорской компании Ultra Travel. Зачем, спрашивается, нужна столь хитросплетенная запутанность транзакции?

Руперти знал, к чему он стремится и чем рискует. Да, географической целью плавания должна была стать Аруба, но выгрузку бензина намечалось выполнить не в ее порту, а в открытом море — в 50 милях к западу от острова. Перекачать нефтепродукт требовалось на другое судно, которое и должно было доставить горючее в пункт назначения на побережье полуосажденной Венесуэлы. Так или иначе, мстительная Capital Ship Management узнала об этом плане. И отказалась — в ходе рейса! — его выполнять несмотря на платеж и контракт. Желая спасти груз если не для «маяка латиноамериканизма», а хотя бы для себя как заказчика, Руперти, казалось, нашел авральный выход. Он поручил капризному судовладельцу перенаправить партию по любому из альтернативных адресов — на Тринидад и Тобаго или на Багамы. Ни то, ни другое государство, как известно, не болеет никакой левизной. Но, видя шанс выслужиться перед генеральным заказчиком антивенесуэльских топливных санкций — командой Дональда Трампа, перевозчик поступил своевольно. Он взял — и попросту проигнорировал запрос хозяев груза, отправив танкер в недельное плавание, да еще в противоположном направлении — к Техасу. Мол, американская Фемида разберется, кто прав и кто виноват. Ведь главное — побольнее укусить регионального возмутителя спокойствия, — не так ли? 

Бедный Уилмер Руперти! Кто же все-таки явился его подлинным врагом в сюжете с конфискацией и хьюстонским аукционом? Быть может, это все та же судья Линн Хьюз? Или, возможно, роковой персоналией в этой «пьесе» стал кое-кто побогаче и влиятельнее служительницы техасского правосудия? Например, оператор злосчастного танкера Alkimos и владелец шиппинговой империи Capital Ship Management. Но, собственно, что нам о нем известно?

…Знакомые все лица

Известно, между прочим, многое. Речь идет об одном из преуспевающих бизнесменов Греции — о Евангелосе Маринакисе. Стоит лишь назвать принадлежащий ему афинский футбольный клуб Olympiakos, и имя крупного спортивного воротилы сразу вспомнят болельщики едва ли не всей Европы.

А если добавить, что тот же олигарх владеет еще и футбольным клубом Nottingham Forest в Британии, то о Маринакисе вспомнит весь мир спорта! Высшую лигу Англии знает каждый, кто любит «соккер», игру номер один, рожденную в королевстве. Все это — «плюсы» к репутации и популярности холдинга под эгидой Маринакиса. Но есть и «минусы» — вот в чем дело! Как напоминает ABC News, в 2018 году прокуратура открыла против его группы предварительное следствие. Сыщики «вгрызались», правда, не в футбол и не в навигацию. В Греции, на одном из принадлежащих Маринакису судов, была найдена рекордная партия кокаина — 2,1 тонны. «Но это была подстава, устроенная левыми властями в Афинах!», — тиражировала правоцентристская пресса резкие возражения обиженного судовладельца. А сегодня и вовсе говорится, что пароход не являлся собственностью г-на Маринакиса. Но все равно показать себя другом Америки на таком фоне для него — самое время! 

Знакомыми лицами пестрят не только ряды «карибских экспроприаторов». Известными политическими профилями заполнено и сообщество их сильных покровителей в США. Для них не важно, имеются ли в чьем-то послужном списке аферы с кокаином или еще чем-то. Главное — предрасположенность к удушению Венесуэлы. Кто помогает ее блокировать — тот и хорош! А вот те 50 танкеров, которые уже подвергнуты рестрикциям за нарушение санкций, — в любом случае плохи. Лишены права вести дела с партнерами в Штатах и капитаны тех пяти иранских нефтевозов, которые привезли, вопреки эмбарго, бензин и растворители для НПЗ Венесуэлы в июне. Не их же, в самом деле, ставить в пример судовладельцам со всего света! Хвалить из Вашингтона надо тех морских перевозчиков, которые соблюдают эмбарго. «Глобальный альянс шиппинга, — заверил спецпредставитель США по Венесуэле Эллиотт Абрамс, — покидает ряды тех, кто пока еще ведет бизнес с Мадуро. Самые престижные фирмы, включая крупнейшие судоходные компании Греции, показали свою готовность к сотрудничеству с нами. Продемонстрировали, что они дорожат своей репутацией и деловыми операциями по всему свету».

Что ж, спасибо г-ну Абрамсу за водораздел между позитивом и негативом на карибском фронте. Но стоит ли доверять ветерану нечеловеческой борьбы Белого дома с национально-освободительными движениями в Западном полушарии? Будучи заместителем госсекретаря США в 1980-х, неутомимый дипломат уже тогда задумался: как бы получше и потише вооружить контрас из Никарагуа в их пограничной схватке с сандинизмом? Вооружить вопреки запрету вашингтонского конгресса. Что ж, пришлось отладить изощренную схему. По подсказке Абрамса Тель-Авив продал Тегерану противотанковые ПТУРСы для обороны от иракской бронетехники в ходе братоубийственной войны между Багдадом и «режимом мулл» на промыслах близ Персидского залива. Иран переплатил за те поставки, и часть выручки пошла в Израиле на расконсервацию складских запасов трофейных советских автоматов и пулеметов с целью их тайной отправки через Атлантику — тем же контрас.

Вот каким дельцем, и это известно всему миру, занимались герой нашего сюжета, его сообщник в Совете национальной безопасности подполковник Оливер Норт и другие персонажи. Абрамса затем судили, но впоследствии его оправдал президент Джордж Буш старший. И такие люди регулируют танкерное судоходство в Карибах с позиций международного права, этики, гуманности, благородства и борьбы с боливарианизмом к югу от Рио-Гранде.

…И все же есть в Техасе нечто светлое

Светлая субстанция, о которой речь, — в данном случае не пиво, хотя оно в ковбойском «штате одинокой звезды» превосходное. Но в этом случае нас интересует не оно, а доброе начинание, запущенное в работу властями региона и двумя федеральными ведомствами — министерством энергетики и департаментом малого бизнеса — Small Businesses Administration.

Идею выдвинули не от хорошей жизни. Из-за ценового коллапса на рынке нефти, биржевого спада, снижения спроса на углеводороды и пандемии участились — не только в Техасе — банкротства сырьевых, сервисных игроков. Уходят коллективы, бросают стихшую после бума глубинку профессионалы. А завтра, если ТЭК оживет и «образумится», — откуда прикажете набирать геологов, разработчиков, буровиков?.. Неужто снова придется созывать их со всей страны? При этом кандидаты на вторую молодость, наученные горьким опытом, начнут капризничать, выжимая уступки из нанимателей. Мол, «в вашем бассейне Permian мне с детьми жить негде. Давайте жилье, льготы на транспорт, отпуска с проездом на другой конец страны, семейную страховку и т.д.!». И вот в Техасе, да и в соседнем, тоже богатом сырьем штате Нью-Мексико, задумались: как бы помочь апстрим-корпорациям обезопасить себя на будущее и в кадровом отношении, и по социальным статьям расходов? Не ли «родить» на сей счет некий оригинальный, ни на что не похожий план? 

Что ж, недавно такой план появился, причем неплохой. Надо бы сократить долю приезжих нефтяников, которым на пустошах Юго-Запада США вечно чего-то не хватает: ритмики мегаполисов, бродвейского шика, чикагского делового динамизма, бостонских колледжей, флоридских пляжей… Взамен своенравных вахтовиков — со всей Америки — хорошо бы трудоустраивать на добычных активах больше местных жителей. Так будет надежнее: техасский парень с семейным, давно выплаченным домом и родовыми корнями крепче привязан к «малой родине», чем чужаки, «хлопающие дверью» при первом же финансовом контрасте с их амбициями. Проблема за малым: надо, чтобы у местного претендента, желающего завтра постучаться в двери ExxonMobil и Chevron, не говоря уж о малых, но тоже активных независимых апстрим-компаниях, — было не только желание заработать. Необходим еще и набор профданных. Среди них на первом месте должен оказаться университетский диплом по нужной специальности. Или хотя бы свидетельство о среднем техническом образовании соответствующего профиля.

Словом, сказал в интервью каналу Fox глава Железнодорожной комиссии (по традиции — регулятор нефтегазового сектора на Юго-Западе США) Уэйн Крисчен, «следует помочь образовать, подготовить и натренировать здесь, на месте, молодых жителей сельской Америки с тем, чтобы они стали частью этой новых трудовых ресурсов». Звучит емко, но что надо делать? Творчески спроецировать на отдаленные зоны с низким доходом граждан закон Трампа «О снижении налогообложения и о создании рабочих мест». Это значит, что — в случае принятия новых зональных стандартов в кадровом наполнении углеводородного ТЭК — среднестатистический работник апстрим-компании уже не будет «горбиться» чрезмерно. По крайней мере, на нем не повиснет долг за четырехлетнюю учебу в колледже. Или не повиснет полностью. Задолженность за вчерашнее «сидение на студенческой скамье» нефтянику простят. Во всяком случае, так задумано авторами нового законопроекта. 

Пойдешь на буровую? Можешь не полностью оплатить диплом

Конечно, работники других отраслей позавидуют счастливцам в ТЭК. Ведь в среднем каждый взрослый американец «носит» в зрелом возрасте остаток обязательств по возврату кредита на высшее образование в объеме 24 тыс. долл и должен постепенно возвращать банку эти деньги. 

Так что капитализм, даже постиндустриальный, да будет нам известно, по-прежнему беспощаден к беднякам. Но ведь нефть и газ — дело особое, не так ли? Во всяком случае, так уже кажется Вашингтону в свете их превращения в арсеналы стратегического оружия США на европейском и азиатском рынках. 

…В 2018–2019 учебном году 12-месячная ставка оплаты учебы в техасских бакалавриатах для местных жителей составила, по данным CollegeCalc, 15,819 долл. Итак, общий четырехлетний цикл обошелся бы юноше или девушке в 63,276 долл при условии неизменности университетских тарифов. И можно себе представить, как бы обрадовался выпускник, если бы ему простили это тяжелое бремя, если он сдержит слово и отработает, согласно диплому, несколько лет по специальности на скважинах или на связанных с ними объектах, а не в кондиционированной прохладе какого-либо ведомства. Есть, правда, и другой вопрос: молодежь с общетеоретическими знаниями, а такой пока еще немало, не очень-то нужна апстрим-компаниям. Подавай топ-менеджерам приток таких заведомо «тертых полевых» новичков, которые со студенческой скамьи глубоко вникли в живую канву нефте- и газодобычи. 

В общем, требуется широкая стратегия реформирования учебных курсов и программ, практик и стажировок. Главное: в меркантильном климате наших дней надо бы пойти на дополнительные расходы. Т.е. взять — на территории всего геологического бассейна Permian (крупнейшего в Северной Америке) — высокое обязательство. Представим, что компании углеводородного ТЭК и их филиалы будут с самого начала платить дипломированному специалисту годовую зарплату, измеряемую не менее чем шестизначной цифрой. Выходит как минимум по 100 тыс. долл в год. Или, за вычетом налогов, более чем по 5 тыс. долл в месяц «чистыми». Другие отрасли платить такие деньги не могут. Значит, под завтрашний день вынужденно закладывается «пороховая бочка социальной зависти»? Да, но следует учесть особую роль нефтяного сектора и, насколько показала весна 2020-го, высокие риски цикличности, перепадов спроса, увольнений и периодов безденежья в людских судьбах. Вот почему авторы затеваемой «зарплатной реформы» не чувствуют угрызений совести. Они уверены: дальнейшая история американского Юго-Запада их оправдает. 

…Социологические службы «на полях» нефтянки уже разработали — в виде базовой отраслевой «единицы приложения людских сил» к работе ТЭК — не трудодни, как это было когда-то СССР, а трудогоды. Эти условные единицы упрощают подсчет затрат времени в календарях рабочих и специалистов. Ведь одни из них трудятся на «большую нефть» весь год, а другие, по заказу, лишь в краткие периоды. И вот специализированное техасское агентство по анализу «человеческого фактора» в апстриме, Perryman Group, резюмирует: только из-за пандемии сектор потеряет в совокупности 1 млн трудовых лет в 2020-м. Это немало. Если учесть только потерянные круглогодичные рабочие места, то в апреле их было в регионе утрачено 26,300! Чтобы исключить эти «обломы» во времена будущих рыночных спадов, а они не исключены, — как раз и пригодится программа кадрово-зональной переориентации, о чем речь шла выше. Или хотя бы часть программы, если в бюрократических тенетах штата и федерального центра США не удастся «протолкнуть» ее целиком. 

Павел Богомолов