Тариф раздора

Глава «Роснефти» Игорь Сечин предложил «Транснефти» разделить с добывающими компаниями трудности, вызванные падением цен на нефть. На последней встрече с Владимиром Путиным он пожаловался на резкий рост доли расходов на транспортировку в себестоимости нефти и попросил президента обсудить этот вопрос с руководством транспортной монополии. Свои просьбы он традиционно мотивировал необходимостью инвестиций, сообщив при этом о снижении инвестпрограммы на 200 млрд рублей (более чем на 20%). Попутно выяснилось, что глава крупнейшей нефтяной компании России не видит разницы между тоннами и баррелями. 

Свою просьбу Игорь Сечин аргументировал несоответствием транспортных тарифов текущей рыночной ситуации. «Если в 2008 году, скажем, стоимость нефти в рублях составляла порядка 1100 рублей, сейчас 1200 — это сопоставимые величины. Но раньше тариф был 822 рубля за тонну прокачки, а сегодня — больше двух тысяч: 2100 рублей», — сообщил Игорь Сечин Владимиру Путину. По его словам, в результате расходы на транспорт составляют 32% от стоимости нефти. «Мы обязательно обсудим это», — пообещал Владимир Путин.

Реакция «Транснефти» не заставила себя ждать. «Вся сенсационность заявления о транспортном тарифе в треть от стоимости нефти зиждется на удивительном непонимании разницы между тоннами и баррелями, использованными в расчетах», – заявил РБК официальный представитель компании Игорь Дёмин. По расчётам «Транснефти», тариф на транспортировку сырья «Роснефти» на ее российские НПЗ составляет 16,8% от стоимости нефти на внутреннем рынке, а прокачка на экспорт — от 11,9% до 16,7% в зависимости от направления поставки (в среднем — 13,4%).

По состоянию на 15 мая стоимость одного барреля российской нефти Urals составляет около 2,1 тыс. рублей. В пересчёте на тонны (в среднем 7,33 барреля) это примерно 15,5 тыс. рублей. Минимальные  цены на внутрироссийские и экспортные поставки нефти в течение 2020 года ,по словам Дёмина, не были ниже 6957 рублей и 8925 рублей за тонну (950 и 1200 рублей за баррель).

 Тариф без накруток

«Тарифы «Транснефти» не зависят от цены нефти, они рассчитываются на основе затрат по формуле «инфляция минус» и утверждаются Федеральной антимонопольной службой, при этом в расчёты закладыватся практически нулевая маржа, рассказал ИРТТЭК партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин. «Насколько я знаю, ничего лишнего там нет. Это мнение не начальства, а экспертов, которые внимательно следят за ситуацией», — отметил эксперт. В последние годы ФАС стабильно понижает уровень индексации. Тарифы на 2019 год служба разрешила повысить на 3,87% (годом ранее – на 3,95%), а на 2020 год – только на 3,4%. 

В качестве точки отсчёта берётся индекс потребительских цен, отмечал в ходе конференс-колла в конце апреля первый вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин. Цены же на электроэнергию, продукцию металлургии и машиностроения, строительные услуги растут значительно быстрее потребительской инфляции. «Если считать нашу затратную часть, инфлировать на индекс [потребительских цен] в реальности можно только около 40% от них (прежде всего затраты на оплату труда). В композитном индексе с учётом всех наших расходов «правильная» инфляция была бы намного выше, чем ИПЦ», – считает Гришанин. Фактически сейчас тарифы «Транснефти» на транспортировку нефти среди европейских компаний одни из самых низких и превышают только расценки оператора «Гомельтранснефть Дружба». К концу года, по информации топ-менеджера, белорусская компания поднимет цены, оттеснив российских коллег на последнее место.

Несмотря на это, «Транснефть» в 2020 году не собирается отменять запланированные инвестиции. «Нам важно сохранить инвестиционную программу, потому что это важно для страны в целом: мы крупный покупатель базовых отраслей», — объяснял Максим Гришанин. Плановый объём капвложений компании на 2020 год составляет 240,4 млрд рублей против 283,6 млрд в 2019 году. Снижение произошло за счёт затрат на новые проекты в связи с завершением проекта расширения трубопровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» до максимальной мощности 130 млн т в год (80 млн т — I очередь и 50 млн т — II очередь). 

Неизменной остаётся и дивидендная политика «Транснефти». Ежегодно на дивиденды направляется 50% от скорректированной чистой прибыли по МСФО. За 2019 год компания выплатит акционерам 81 млрд рублей. 

Для поддержания финансовой стабильности «Транснефть» проводит программу по сдерживанию роста операционных расходов. Так, по данным презентации к отчётности по МСФО за 2019 год, расходы на транспортировку нефти выросли, по отношению к предыдущему периоду, на 0,5%, а на транспортировку нефтепродуктов — снизились на 13,7%.

Инвестиционная составляющая

Один из проектов, на которые Игорь Сечин просил денег у президента — «Восток Ойл», предполагающий освоение новой нефтегазоносной провинции на Таймыре, в том числе строительство в Арктике новых аэродромов, порта и другой инфраструктуры. Стоимость проекта, по оценке замминистра энергетики Павла Сорокина, составляет около 10 млрд рублей. По мнению Михаила Крутихина, эти инвестиции не оправдают себя. «Экономика проекта убивается двумя вещами — огромными капитальными вложениями и необходимостью возить нефть ледостойкими танкерами по Северному морскому пути», —  говорит эксперт. Значительно рациональнее было бы построить относительно небольшой отрезок трубопровода и подсоединить таймырские месторождения к системе «Транснефти».

«Вражда двух госкомпаний дорого обходится стране» — резюмирует Михаил Крутихин.

«Восток Ойл» может быть рентабельным только при определённых налоговых льготах и высоких ценах на нефть, согласен стратег «Арикапитал» Сергей Суверов. При этом, несмотря на то, что у «Роснефти» остаётся свободный положительный денежный поток, по данным опубликованной сегодня квартальной отчётности первый квартал компания закончила с убытком. «Когда компания находится под стрессом из-за низких цен на нефть, желание получить поддержку вполне естественно, и каждый пользуется для этого доступными инструментами», — говорит аналитик. 

«Транснефть», в отличие от добывающих компаний, находится в нерыночных условиях, отмечает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. Компания не теряет доходов при неблагоприятной конъюнктуре, но и не получает дополнительной прибыли в случае роста нефтяных цен. При этом рентабельность постоянно снижается, хотя и остаётся по-прежнему на очень высоком уровне. Это позволяет «Транснефти» финансировать капитальные вложения и выплачивать дивиденды. 

«Надо понимать, что если сейчас снизить тариф «Транснефти», прибыль просто уйдёт  к производителям нефти. Вопрос к правительству — где они считают правильным эту прибыль оставить. Если они считают, что доходы нужно оставить в «Транснефти», потому что действительно нужно строить новые и содержать имеющиеся нефтепроводы, наверное,  тарифы нужно оставлять», — говорит Андрей Полищук. По мнению аналитика, обращение Игоря Сечина к президенту последствий иметь не будет — сейчас тарифы не изменятся, а в будущем продолжится индексация по той же формуле «инфляция минус». 

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)