Танкер, зажатый Геркулесовыми столбами

Название супертанкера Grace 1, задержанного британским спецназом (королевской морской пехотой) по наводке из США в Гибралтарском проливе (в древности Геркулесовы столбы), означает «Грация-1». Но арест судна емкостью 300 тыс. тонн произведен не очень-то грациозно. Тяжеловес, обогнувший с грузом иранского «черного золота» Африку и пытавшийся войти в Средиземное море курсом на Сирию, задержан, на взгляд Мадрида, не в водах находящегося под британской юрисдикцией города-порта. Танкер был остановлен и взят под вооруженный контроль, как говорят на Пиренеях, в испанской акватории. А между тем как раз у Испании-то никто не запрашивал «добра» на операцию. Зато предлогов для ареста набрали целую гору. Прежде всего, преступной якобы стала направленность данной поставки на Сирию (что еще надо доказать!). Еще в 2011-м ЕС ввел против Дамаска санкции, включая запрет на все связи европейского бизнеса с Сирией, в т.ч. в сфере торговли нефтью и нефтепродуктами. Казалось бы, уже этого довода, по их логике, должно хватить. Но нет! Соревнуясь за первенство в списке обвинений, США со своей стороны тоже уличили виновника: в марте Grace 1 числился среди танкеров с иранским горючим для Сингапура и КНР. Но позвольте, разве не было Китая в списке государств, имевших разрешение на оттяжку в вопросе о прекращении торговли с «режимом мулл»? Впрочем, даже «ирано-китайской привязки» к изобличению целей несчастного танкера, тоже, оказывается, маловато. Еще хуже, что, войдя из Атлантики в злополучный пролив, судно пошло не просто на Сирию в абстрактном смысле слова. По словам инициаторов абордажа, оно намечало достичь конкретного пункта на сирийской карте, который вызывает «зубовный скрежет» у тех, кому не по душе появление ВМФ России в Средиземном море. Это Тартус, где Москвой заключен договор на аренду базы. В релизе гибралтарского премьера Фабиана Пикардо указано: «предположительно Grace 1 вез нефть на НПЗ «Банияс» в провинции Тартус на северо-западе Сирии». А чтобы еще туже привязать случившееся к «руке Москвы», в ход пошли намеки: владельцы НПЗ связаны-де с российским бизнесом. «Этот завод, — сказал г-н Пикардо, — собственность лица, попадающего под действие санкций ЕС против Сирии». Между прочим, в ноябре 2018-го США, пишет «Коммерсантъ», тоже ввели рестрикции против ряда компаний РФ по подозрению в поставке нефти из Ирана в Сирию. Итак, забираясь на борт Grace 1, спецназовцы выполняли — в общем и целом — сразу несколько санкций, десяток вердиктов, дюжину инструкций и еще больше всевозможных приказов с обоих берегов Атлантики. Это, между прочим, как раз и пугает любого непредвзято настроенного наблюдателя.

Поменьше бы туч над проливами, да и фанфар на тему СПГ…

Да, гибралтарский сюжет заставляет о многом задуматься. То, что каждого перевозчика нефти, причем даже не воюя с ним официально, могут в любой точке Земного шара подставить под «серию статей», — фатально для мировой торговли. А для поставок углеводородного сырья — убийственно вдвойне. Особенно опасными становятся морские проливы как самые узкие «транспортные горловины» на путях международного судоходства.

Кто поручится, что в «момент икс» не будет своевольно блокирован для танкеров, например, Панамский канал, хотя, в соответствии с договорами «Торрихос-Картер», он принадлежит латиноамериканской стране? Кто по привычке рассмеется над пекинским инвестиционным планом строительства нового канала через Никарагуа? Кто докажет, что выстраданная юрисдикция Каира над Синайским полуостровом якобы твердо обещает всем незыблемую свободу прохода по Суэцкому каналу? Кто отважится гарантировать, что в нужный для НАТО день не будет растоптан договор Монтре, регулирующий навигационный режим Босфора и Дарданелл? Кто будет отрицать, что в этом вопросе турецкому президенту Эрдогану известна, видимо, «тайна за семью замками»? Тайна столь зловещая, что она уже побудила Анкару задумать прокладку — неподалеку от Стамбула — искусственно-внутреннего водного пути из Черного моря в Средиземное, дабы не зависеть от геостратегического вероломства друзей-атлантистов полностью? Кто, бия себя в грудь, заявит, что провокационный рейд СБУ ко входу в Азовское море не был звеном в программе перекройки подходов Запада к вопросу обо всех проливах вместе взятых? Так, быть может, Китай все-таки прав, разглядев угрозу танкерному судоходству не только под Ормузским и Баб-эль-Мандебским ракурсами, но и гораздо ближе к своим берегам — в Малаккском или Тайванском проливах?

В общем, даже над относительной энергетической безопасностью планеты сгущается подлинная угроза чудовищных масштабов — вот что я вам скажу по совести, уважаемый читатель. Участие вице-премьера РФ Юрия Борисова в совещании на строящейся в Приморье судоверфи «Звезда» 6 июля важно не только как импульс к ускорению ввода этого пионерного для России объекта на базе уже подписанных танкерно-ледокальных контрактов с «Роснефтью», «Новатэком», «Совкомфлотом» и «Газпромом». Мы высоко ценим свой прямой доступ к дальневосточным проливам — от Берингова до Лаперуза; и доверяем их будущему все-таки больше, чем завтрашнему дню Скагеррака, Каттегата, Ла-Манша или Гибралтара. Рискну предположить, что это, наряду с отмеченным Борисовым значением перехода к постройке для ТЭК именно крупнотоннажных судов, тоже имеет «особую актуальность в условиях проводимой санкционной политики» по отношению к России.

Бороться необходимо, однако, не только с «запиранием» международных проливов и иных трасс, используемых для перевозок нефти, нефтепродуктов и СПГ. Все чаще приходится давать бой и неоправданному возвеличиванию рыночной роли одного вида энергоносителей в ущерб другим. В этом смысле публичные трибуны для защиты более справедливых и сбалансированных подходов к углеводородному сырью становятся незаменимыми. Становятся не менее важным фронтом борьбы со всякого рода искажениями, чем дуэли из-за жандармских акций на морях. Мощным залпом в защиту разнообразия форм и методов доставки «голубого топлива» к потребителям стал, судя по «Интерфаксу», доклад начальника управления в одном из департаментов «Газпрома» Кирилла Полоуса на XI форуме «Энергетическая безопасность и перспективы развития». О его позиции говорит уже такая цитата: «Вероятно, из-за бума развития производства сжиженного газа в Северной Америке и объективного его переизбытка на мировом рынке… обществу навязываются мифы о том, что СПГ обладает рядом преимуществ, в том числе перед трубопроводным газом». В своей презентации Полоус, не очерняя концепции танкерных поставок, все же ставит под сомнение многое. Но прежде всего — абсолютизацию таких сверхрекламируемых достоинств этого направления в газоэкспортном бизнесе, как «доступность», «гибкость», «доступ к морю», «пиковый спрос», «хранение», «высокотехнологичность», «экологизм» и, наконец, «глобальное значение». Нет, все эти пункты не были категорично опровергнуты. Но они были, так сказать, спокойно и аналитически заземлены — оценены теперь уже со всех точек зрения: преимущественных и не очень. 

Тем временем котировки газа в ЕС, как отмечало РИА Новости 4 июля, «упали до минимума за 10 лет. Потребители спешат этим воспользоваться». И вот, видя, что покупатели «клюют на дешевизну», и за счет этого можно отыграть как минимум на объемах экспорта и размерах российской ниши, «Газпром» ускорил отправку на запад «голубого топлива». Как подчеркивает то же агентство, он «резко нарастил экспорт. А вот поставки американского СПГ на рынок ЕС при нынешних котировках крайне убыточны… Спрос на газ из РФ в Европе быстро растет благодаря самым низким с 2009 года ценам — 120 долл за тысячу кубов. Пользуясь этим, «Газпром» собирается закачать в европейские газохранилища рекордные 11,4 млрд м3. Резерв пригодится в случае проблем с украинским транзитом в 2020-м». Потому-то Вашингтон и срывает завершение прокладки как «Северного потока-2», так и «Турецкого потока». Причем в этом неблаговидном деле все действующие на Потомаке лица едины — от г-на Трампа до его оппонентов из демократической партии. 

Громко афишируется первая партия американской сланцевой нефти сорта Bakken для Кременчугского НПЗ. Та, что доставлена 6 июля танкером — 75-тысячником Wisdom Venture в Одессу. Поставку с другого конца света Киев с лихвой оплатил потому, что ранее ему взбрело в голову объявить санкции против РФ, в ответ на что Москва запретила экспорт нефти и нефтепродуктов на Днепр. Кстати, именно украинские грани в топливном и геополитическом раскладах Европы вновь заиграли на днях яркими цветами новостной радуги. 

Параллелей не любят. Любят ссылки на олигархов

 В 1960-х проблема североирландского терроризма выдвинулась в повестке дня Британии на первый план. Подняв голову в Ольстере, этой беспокойной провинции королевства, радикально-католическая партия «Шинн Фейн» и ее подпольно-военизированное крыло, т.н. Ирландская Республиканская Армия (ИРА), творили то, что сегодня даже трудно себе представить.

Джерри Адамс у штаб-квартиры Шинн Фейн в Белфасте, 1984 год.

Экстремисты убивали членов королевской семьи. Взрывали целые отели с номерами для главы кабинета. Разрушали бомбами банки в столичном Сити. Расправлялись с полицией. В ответ были испробованы все методы вплоть до эшелонированных операций спецслужб на своей же земле, пропагандистских войн и т.д. И что же в итоге? Лидеры сепаратистов Джерри Адамс и Мартин Макгиннес, чьи голоса премьер Маргарет Тэтчер запрещала транслировать в эфире, вошли в состав британского парламента! А мятежному краю дали деволюцию, передав ряд властных прерогатив на местный уровень. Наделили Ольстер таким автономным статусом, который и не снился многим этнически спорным регионам Европы. А ведь готовых к борьбе с монархией католиков, или противников господствующей на Альбионе англиканской церкви, среди жителей провинции насчитывается всего 17%! При этом североирландские католики как не считали архиепископа Кентерберийского своим духовным пастырем, так и не считают. Они прислушиваются к воззваниям Ватикана и нередко считают своим политическим маяком не Лондон, а Дублин, столицу соседнего с Ольстером независимого государства — Ирландской Республики. На Украине таких «изменников» давно наказали бы. Но на «изумрудном острове» царит неподдельная (а не бандеровская) толерантность.

Джеймс (Шеймус) Мартин Пачелли МакГиннесс (в центре)

Между тем в Донбассе желающих остаться под защитой Московского патриархата, говорить на русском, отвергать идеологию нацизма и, главное, не враждовать с Кремлем — более 90% населения. Так почему бы английским политикам не посоветовать Киеву избрать (при всей разнице конкретно-исторических условий) столь же гуманную линию по отношению к Донецку и Луганску? Почему то, что пошло во благо обеим частям Ирландии (между прочим, сопротивлявшейся Лондону веками), не может пойти на пользу старинному шахтерскому краю на юго-востоке Украины, который Киеву, видите ли, позарез надо глушить реактивными установками залпового огня?! 

В последнее время российская политология избегает слова «олигарх» в своем словаре и понятийном аппарате, и правильно делает! В отличие от приснопамятных 1990-х, у нас, к счастью, уже нет сверхмогущественных миллиардеров (и вместе с тем политиканов), которые контролировали бы не только сегменты экономики, но и рычаги государственной власти. Но, чем чаще и строже вынуждены говорить об этом в команде Владимира Путина, тем упрямее недруги России приклеивают к верхнему эшелону нашего бизнеса все тот же обветшалый олигархический ярлык. Вот, к примеру, глава Совета Европы Дональд Туск. Что бы он ни услышал из уст президента РФ по любому поводу, — тотчас на нас устремляется перст обвинений в диктатуре олигархата. А ведь сегодня это даже не смешно. Но в других странах СНГ, таких как Украина, где верховенства закона, к сожалению, пока еще нет, — олигархические кланы все еще сохраняются. Манипулируя этим фактором, зарубежные верховоды киевской администрации мотивируют каждый свой шаг (не раздумывая) страстным желанием продвинуть, наконец, на Днепре рыночные реформы и победить злокозненных олигархов.

Разве скажут за океаном честно, что затребованная экстрадиция Дмитро Фирташа из Австрии в США нужна затем, чтобы полностью выпотрошить его — в преддверии американского сланцевого броска на Европу — насчет многотомной информации о прошлом и настоящем в эволюции транзита российского газа? Нет, будут твердить, что Фирташ — это олигарх, или своего рода «чудище о трех головах». Или разве станут влиятельные контролеры вить козни против вернувшегося из Израиля в Харьков банкира Игоря Коломойского под предлогом его трезвых — выстраданных нелегким опытом суждений о ситуации на юго-востоке Украины? Ничего подобного! Опять-таки станут пристегивать к нему ярлык олигарха, хотя ныне Коломойский имеет меньше влияния на президента Владимира Зеленского, чем в былые времена. Но, собственно, что особенного сказал за последние дни основатель Приватбанка — сказал с диссонансом не в пользу дирижеров разладившегося самостийного (а в действительности трансатлантического) оркестра?

Сказал в интервью журналу «Новое время», что события в Донбассе — «это внутренний гражданский конфликт». Добавил, что сей конфликт «никем не инспирирован, никакой Россией». Отметил, что мелькающая в телекадрах боевая техника производства РФ ни о чем особенном не свидетельствует: «Это реалии из жизни. Да, она там есть. А у нас американская техника с этой стороны есть. И что с того?.. А с какой стати нам ее дали? Для того, чтобы поддерживать конфликт в Донбассе. Для того, чтобы он никогда не умирал. Америке выгодно держать санкции против России». Да, стоит ли — при таких объективных взглядах на происходящее — удивляться тому, что, хотя «сейчас в Украине Коломойский чувствует себя комфортно, но на Западе над ним сгущаются тучи. И дело не только, — продолжает «Новое время», — в судебных тяжбах с Приватбанком». Многими делами «Коломойского заинтересовались спецслужбы США». На вопрос о том, не боится ли он стать в очередь после Фирташа, харьковчанин ответил: «Я не боюсь, что я могу быть следующим. Хотя ж мы знаем, что от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Но на данном этапе не испытываю каких-то опасений». Однако вокруг меня, продолжает он, — «какое-то нездоровое нагнетание в СМИ, причем не только украинских. А то, что касается Фирташа, — я не могу комментировать: у него… своя жизнь».

Что ж, пусть не высказывается о вчерашнем «газовом короле» Украины предусмотрительно-осторожный герой этого сюжета — Игорь Коломойский. Но о том, что думают о российском «голубом топливе» трезвомыслящие соседи Незалежной, например, Словакия, сказал «Известиям» уважаемый парламентарий из Братиславы Петер Марчек. И поэтому процитировать его полностью оправданные высказывания мне хотелось бы в следующей главе. 

От Карпат до Апеннин

Марчек — автор законопроекта о необходимости отмены санкций против России и нормализации отношений с ней. Речь идет о документе, который должен быть представлен до конца лета в Национальное собрание Словакии (однопалатный парламент страны). Но уже сегодня его председатель Андрей Данко заявил одному из старейших московских изданий, что и он тоже надеется на скорейшую отмену антикремлевских ограничений.

Фото: Андрей ПАВЛОВСКИЙ

Ну а сам Марчек, выступая за установление конструктивного диалога между Москвой и Братиславой по всем направлениям, — на первое место среди целей такого поворота поставил «обеспечение энергобезопасности Европы». Да и то сказать: разве подлинный удел Словакии — оставаться юридическим адресом фиктивных поставщиков неизвестно чьего газа на Украину? Гальванизировать, иными словами, незавидную роль прикрытия для витийствующих по склонам Карпат псевдотопливных захребетников? 

«Известия» напоминают: «Для того, чтобы поставить вопрос о снятии санкций на голосование в парламенте, под резолюцией должны подписаться минимум 15 депутатов (всего в национальном законодательном органе 150 мест). «Заручиться такой поддержкой не составит проблем, — сказал Марчек. — Однако как пройдет само голосование, сказать сложно. Я знаю, что многие депутаты, причем даже те, кто входит в правящую коалицию, — выступают против санкций. Тем не менее, на страны Центральной и Восточной Европы оказывается сильное давление со стороны США: не допустить их сближения с Москвой». И ведь это давление — добавим — растет в канун священной для горного края даты — 75-летия Словацкого национального восстания, которое предрешило освобождение сердцевины континента от нацистского ига. Что, если бы накануне недавнего празднования 75-летия открытия высадки в Нормандии (куда не был приглашен президент РФ) Москва в равной степени сфокусировала бы усилия своей дипломатии и пропаганды на очернительстве освободительной миссии союзников в том же 1944-м?! Дико, не правда ли…

Руководитель USAID Марк Грин Фото Khalil Senosi / AP/TASS

В выходные дни МИД РФ дал отповедь «Стратегии по противодействию пагубному влиянию Кремля», представленной Госдепартаменту директором Агентства США по международному развитию (USAID) Марком Грином. Одной из задач возврата к «холодной войне» провозглашено «сокращение топливной уязвимости» как раз таких, как Словакия, центральноевропейских стран, «уменьшение их зависимости… от энергоресурсов, контролируемых Кремлем». На этом фоне важно, что большинство европейцев выступает как за смягчение вражды между Востоком и Западом в целом, так и, конкретно, за отказ от энергетической войны против России. «Энергоразрядка» по душе, в частности, итальянцам, что и показал однодневный, но насыщенный вехами визит Путина. Сообщив гостю об адресованной католическим священникам мира рекомендации — знакомиться с наследием Федора Достоевского, — Папа Римский Франциск, быть может, и сам не предвидел эха этого признания. Не ведал, возможно, о том, что сюжет, обреченный на цитирование российским президентом, не просто впечатлит, но и «фраппирует» (как говаривал автор «Преступления и наказания») многие миллионы землян. «Фраппирует» своим страстным порывом к добру и свету вопреки темени алчности, диктата и порочного самовознесения, к которому рвутся адепты вседозволенности. 

Почему в Риме нарастает не только духовный, но и политический реализм по отношению к России и ее ТЭК, и только ли «плюсы» поставок с Востока тому причиной? Нет, есть и другие мотивы. По-джентльменски ведет себя Москва и на средиземноморском рынке, не подставляя там подножку ни одному из конкурентов. Не мы развязали кровавый хаос на земле Ливии — ближайшего к Апеннинам поставщика африканского топлива. Известно, кто это сделал на гребне пресловутой «арабской весны» 2011 года. И понятно, что итальянский премьер Джузеппе Конте доверительно обсудил с гостем из Москвы пути выхода из ливийского тупика. Не мы стоим и за кризисом в Алжире, оповестившем, увы, о снижении — в ближайшие годы — поставок газа в Италию. Не мы, продолжая ту же тему, встревожены (в отличие от многих завистников) открытием «голубого топлива» El Zohr у дельты Нила, откуда сырье идет пока на рынок Египта, но затем может пойти — через ареал Греции — и на Италию. Чтобы ускорить этот экспортный рывок, «Роснефть» вошла в офшорный мега-проект под операционной эгидой Eni. Вопреки всем наветам, те же россияне не громоздят проблем для TANAP и TAP, по трубам которых на Апеннины вот-вот поступит еще и каспийский газ. Домыслы о том, будто Москва не терпит ничего, что шло бы в обход российских границ, — рушатся на глазах. Но, конечно, больше всего — в деловом разделе диалога в Риме — речь шла именно о двусторонних топливно-сырьевых программах. 

Обеими странами «накоплен большой, богатый опыт взаимодействия в энергетике, — сказал в этой связи на пресс-конференции Путин. — 50 лет назад был заключен первый контракт на поставку природного газа в Итальянскую Республику. Россия является крупнейшим экспортером газа на итальянский рынок. В прошлом году потребителям из Италии поставлено почти 23 млрд кубометров, что составляет 35% потребностей экономики страны. Итальянские финансы и технологии задействованы в реализации российских энергетических проектов «Ямал СПГ» и «Арктика СПГ-2» в строительстве Амурского газоперерабатывающего завода; совместно разрабатываются нефтегазовые месторождения на территории России и в третьих странах».

Констатация фактов всегда поучительна. Причем озвучена она была не в нейтральном информационном вакууме, а на красноречиво-рельефном фоне усиливающихся нападок из Вашингтона и Брюсселя. Нападок не только на продвижение ТЭК России на Апеннины и, наоборот, итальянского апстрима и даунстрима — в Россию, но и на параллельные направления бизнеса. Под ударом — все, что сопутствует нефтянке как таковой. Срываются выгодные, но подчас, увы, страдающие из-за интриг и санкций сервисные контракты, будь то наземные или глубоководные, на Черном море и в других регионах. 

Павел Богомолов