На Приразломном первая «рыбья кость»

© ООО «Газпром нефть шельф»
© ООО «Газпром нефть шельф»

«Газпром нефть» впервые пробурила многозабойную скважину по технологии фишбон на шельфе Арктики

Как сообщает компания, на платформе «Приразломная», единственном проекте на российском арктическом шельфе с промышленной добычей нефти, пробурили и ввели в эксплуатацию первую многозабойную скважину с множественными горизонтальными ответвлениями «рыбья кость» (англ. fishbone). Такая траектория стволов позволяет существенно увеличить охват нефтенасыщенных участков пласта.

Согласно квалификации TAML (Technology Advancement for Multi-Laterals) новая скважина на российском арктическом шельфе относится к первому уровню сложности строительства многоствольных скважин, поскольку срезка и бурение боковых ответвлений велись из открытого ствола. Процесс бурения многозабойных скважин с траекторией «рыбья кость» более трудоемкий в сравнении с традиционными горизонтальными, поскольку конечные ответвления и основной ствол имеют более высокий индекс сложности скважин.

Тип многозабойной скважины с траекторией «рыбья кость» не требует строительства отдельной скважины на каждый горизонтальный ствол, тем самым уменьшая объем производственных работ и расходов на бурение. Каждое горизонтальное ответвление, направленное в отдельный нефтяной участок, увеличивает приемистость скважины и площадь дренирования.

В настоящее время на платформе введены в эксплуатацию одиннадцать скважин: шесть добывающих, четыре нагнетательных и одна поглощающая. Новая скважина стала четвертой нагнетательной на «Приразломной».

shutterstock_250734805

1760 т нефти в сутки – новый дебит скважины на Приразломном

1_TAR_1885«Газпром нефть» ввела в строй на своем арктическом активе две новые добывающие скважины. Новости российского импортозамещения: впервые на шельфе Арктики на одной из скважин начала работать установка электрического центробежного насоса отечественного производства.

Как сообщает компания, теперь на месторождении в Печорском море в эксплуатации десять скважин: шесть добывающих, три нагнетательных и одна поглощающая скважина. Одна из введенных скважин оборудована установкой электрического центробежного насоса отечественного производства – первый опыт использования высокотехнологичного российского оборудования на арктическом шельфе. Уже в первые дни работы новой установки дебит нефти на скважине с российской установкой достиг 1760 т нефти в сутки. Всего проект освоения Приразломного месторождения на шельфе Печорского моря предусматривает ввод в эксплуатацию 32 скважин. «Ввод в эксплуатацию первой установки электрического центробежного насоса отечественного производства на арктическом шельфе – значимое достижение для всей российской промышленности. Важно, что именно эта установка обеспечила самую высокую скорость нефтедобычи за всю историю работы «Приразломной». Мы продолжим повышать эффективность разработки месторождения, строго следуя требованиям промышленной и экологической безопасности», – комментирует генеральный директор «Газпром нефть шельфа» Геннадий Любин. Continue reading

«Для всякой бочки дегтя, найдется ложка меда»…

Арктические проекты: шельф, СПГ и Севморпуть.

Интервью Марии Кутузовой для «Нефтянки» с ведущим российским нефтегазовым экспертом Михаилом Григорьевым, директором компании «Гекон».

– Михаил Николаевич, почему с таким опозданием началось освоение морских нефтегазовых проектов в нашей стране?

– Я могу лишь ответить вопросом на вопрос: почему с опозданием? Нефтегазовые проекты всегда начинались в России в свое время. В первую очередь в стране осваивались сухопутные месторождения. Начиная со времен Советского Союза, в Азербайджане сначала освоили Апшерон на суше, а потом приступили к разработке акватории Каспийского моря, освоению первого морского месторождения в стране – Нефтяные камни. В Балтийском море реализация проекта «ЛУКОЙЛа» на Кравцовском месторождении началась после падения добычи на сухопутных месторождениях. Сахалин и Северный Каспий – та же история. Начало добычи определяется тремя факторами: наличием ресурсной базы (привлекательной для ввода в освоение), технологий и транспортной системы. В России морские нефтегазовые проекты не разрабатывались по одной простой причине: не было нужды. Российская Федерация до самого последнего времени прекрасно жила за счет реализации нефтегазовых проектов на суше.

Мы начали заниматься изучением геологического строения арктического шельфа с конца 70-х годов двадцатого века. В 80-е годы прошлого столетия в стране были сделаны самые крупные открытия на шельфе Баренцева и Печорского морей. Но даже тогда речь не шла об освоении, а, прежде всего, о необходимости сформировать мощную ресурсную базу на будущее.

Я не думаю, что у нас есть отставание в освоении шельфа. У нас в конце 90-х годов началась «экспансия варягов». У норвежцев ведь ничего кроме шельфа нет. Они пришли, рассматривали Россию как перспективный рынок и всеми силами толкали нас на шельф, для того чтобы иметь хороший гарантированный рынок для сбыта своего оборудования и технологий. Но, не сложилось…

Опоздание? По сравнению с чем? С текущими потребностями или политическими лозунгами? Давайте разделять эти понятия.

– Каковы главные сдерживающие факторы на пути развития морской нефтегазодобычи в стране? 

– Ресурсный потенциал месторождений на суше очень велик. Что касается морских месторождений, основные участки на акваториях российских морей поделены между «Роснефтью» и «Газпромом». В 2008 г., когда усилиями этих двух компаний, в основном «Газпрома», был принят закон об участках недр федерального значения, в стране создан барьер для выхода частного и зарубежного капитала на шельф. Можно отметить, что «Газпром» в тот момент не был госкомпанией: доля государства в акционерном капитале «Газпрома» составляла менее 50%. Только благодаря Игорю Ивановичу Сечину, тогда руководителю «Роснефтегаза», в марте 2013 г. были докуплены искомые проценты и с тех пор государство владеет 50,005% «Газпрома». Continue reading