Закономерные случайности

Нынешней осенью споры об источниках дальнейшего экономического роста в РФ идут вокруг двух оценочных полюсов, в равной мере солидных и обоснованных. Один из них обозначен в статье для журнала «Вопросы экономики». Ее авторами выступили сотрудники Института Гайдара и РАНХиГС. Выделив три компоненты увеличения отечественного ВВП (структурный, внешнеторговый и конъюнктурный), они пишут: лишь последний из этих факторов все еще дает некоторый рост,ставший поэтому случайным(!). А внешнеторговый фактор, напротив, тормозит развитие экономики, излагает статью РБК. Т.е. внешняя торговля дает рост негативный — стоимость экспортируемых товаров (в основном нефти) ежегодно «снижается и остается ниже средних за последние годы». По-иному выступил на заседании Кабмина РФ Дмитрий Медведев. Он позитивно очертил предпосылки к выходу на 3-процентный рост ВВП уже в 2021-м как раз за счет не топливных, а перерабатывающих отраслей с высокой добавленной стоимостью. Что же касается внешней торговли, то такой сравнительно новый тренд, как импортозамещение, отнюдь не всегда подрывает кооперационно-коммерческие товарообмены как таковые. Да и «старые добрые» газ и нефть вместе с углем выбрались из полосы низких цен и  не могут более считаться довеском, срывающим хозяйственный рост или снижающим его темпы. Ну а говоря о столь импонирующем ученым конъюнктурном факторе, — можно ли называть его источником одного лишь позитива? Почему бы не включить в шкалу переменчивой конъюнктуры такие рычаги понижающего воздействия, как санкции, таможенные пошлины и тарифы, торговые войны и ломки интеграционных альянсов, в частности, Евросоюза? Быть может, с пьедестала новейшей истории все эти зигзаги тоже иногда видятся как случайности. Но случайности в какой-то степени закономерные.

Великое переселение бизнеса

Покидающая ЕС Британия, без преувеличений, потрясена решением дирекции автомобилестроительного гиганта Landrover о возможности перевода производственных мощностей и офисов компании из Англии в Словакию. Конечно, возможность такого шага еще не означает его реализации. Быть может, вся эта история — сплошная случайность? Continue reading

Облом и в Персидском заливе, и на Атлантике

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г. «Нефтянка» изначально дала в целом верный прогноз исхода британской избирательной кампании. Дала задолго до громких терактов на «Манчестерской арене» и на Лондонском мосту, которые понизили рейтинг правящих на Темзе консерваторов.

Поражение тори косвенно влияет и на ТЭК

Откликнувшись на объявление внеочередных выборов на Альбионе в своем первом майском обозрении, мы вполне обоснованно предположили: «Исход июньских выборов не во всем совпадет с ожиданиями премьер-министра Терезы Мэй». И ведь это было мягко сказано!

Исход голосования и впрямь был не в пользу амбициозной, но не очень-то дальновидной наследницы покойной Маргарет Тэтчер. Мэй самонадеянно затеяла выборы ради того, чтобы укрепить позиции тори под готическими сводами Вестминстера — дать партии абсолютное большинство. Это помогло бы главе кабинета обрести репутацию не просто удачливой выдвиженки, которая, мол, случайно перехватила лидерскую эстафету у проигравшего еврореферендум Дэвида Кэмерона. У г-жи Мэй появился бы заслуженный авторитет демократически избранного руководителя страны. А это, в свою очередь, позволило бы ей обрести едва ли не командные полномочия для всеобъемлющих переговоров с Брюсселем о конкретных условиях «брекзита». Вот что мы писали в этом раннем — гипотетическом контексте:

Continue reading

Порвали на британский флаг

shutterstock_380274883 Brexit: экономика и нефть

Российское Минэнерго предупреждает о возможной высокой волатильности на финансовых и сырьевых рынках в краткосрочной перспективе в качестве реакции на итоги референдума по выходу Великобритании из ЕС. Стоимость нефти упала в первый же день после объявления результатов. Но насколько глубоким и затяжным будет это падение? 

Эффект домино

По словам министра энергетики Александра Новака, резкий рост волатильности на финансовых и сырьевых рынках будет вызван «неопределенностью и возможностью эффекта домино в ЕС». В ближайшее время инвесторы предпочтут ограничивать свои риски, а это означает снижение активности на развивающихся и товарных рынках. «Если члены ЕС начнут покидать союз, то это может иметь существенные последствия для темпов экономического роста и, как следствие, повлияет на спрос на нефть», – сказал Александр Новак.

Continue reading