Саудовская Аравия и Россия — кто кому нужнее?

Визит саудовского короля в Россию стал с точки зрения дипломатии действительно эпохальным событием. Саудовская Аравия — государство, созданное на осколках Османской империи в 1920х годах — почти все время своего существования была антагонистом сначала Советского Союза, а потом России. Стороны прервали дипломатические отношения уже в 1938 году и восстановили их только в 1991.

Саудовская Аравия была, и до сих пор является, ближайшим союзником США в арабском мире. На её территории размещаются американские военные базы. Совместно с американцами саудиты противостояли советским войскам в Афганистане, щедро финансируя и вооружая банды моджахедов. В постсоветское время Саудовская Аравия резко критиковала РФ её за политику в отношении Чечни. Новым камнем преткновения стала Сирия, где Россия и Саудовская Аравия поддерживают противоположные стороны.

Тем не менее, за последние месяцы Россия и Саудовская Аравия значительно улучшили свои отношения. Этому, возможно, способствовало некоторое ухудшение отношений Саудовской Аравии и США. Имидж королевства в Соединенных Штатах сейчас на очень низком уровне — страну обвиняют в поддержке терроризма. Победа на президентских выборах человека, у которого предвыборная программа включала запрет на въезд в страну для мусульман, естественно, несколько «напрягла» саудовцев, также как и решение американский властей разрешить родственникам жертв терактов сентября 2001 года подавать в суд на саудовское государство несмотря на государственный иммунитет.

Но больше всего Россию и Саудовскую Аравию сблизило критическое состояние рынка нефти. Эти государства были локомотивами подписания в 2016 году соглашения об ограничении добычи нефти в рамках ОПЕК и присоединившихся стран. Несмотря на первоначально скептическое отношение, именно благодаря России и Саудовской Аравии соглашение было подписано и сейчас более или менее соблюдается подписантами.

В настоящее время Россия и Саудовская Аравия заявляют о желании продолжать и углублять экономическое сотрудничество. Однако, что стороны могут предложить друг другу? Что может дать России королевство?

Скорее всего, ничего. От падения цен на нефть Саудовская Аравия пострадала еще даже больше чем Россия.

Страны придерживаются диаметрально противоположной макроэкономической политики во время кризисов на энергетических рынках.

В России за падением цен на нефть незамедлительно следует девальвация курса рубля. Несмотря на солидные валютные резервы центробанка, никто в нашей стране обычно спасать рубль не спешит. В результате обвала курса национальной валюты у нефтяных компаний возрастает рублевый эквивалент валютной выручки, притом, что рублевые затраты меняются мало. Таким образом компании могут сохранить операционную прибыльность даже при сильном падении цен на нефть.

Саудовская Аравия же всегда придерживалась политики твердого курса национальной валюты. За последние годы валютный курс всегда находился на уровне 3,75 риалов за доллар, несмотря на все катаклизмы на нефтяных рынках. С одной стороны, политика защиты риала способствует сохранению доверия к национальной валюте, защите интересов иностранных инвесторов, а также сдерживанию инфляции и защите уровня жизни населения от последствий падения цен на нефть. С другой стороны, нефтяная индустрия несет убытки, а внешние валютные резервы государства падают.

В 2017 году в королевстве планируется бюджетный дефицит в размере около 50–55 млрд. долларов. Валютные резервы упали с максимума в 737 млрд. долларов в 2014 году до примерно 480 млрд. долларов в настоящее время. Из-за финансовых трудностей власти Саудовской Аравии замахнулись на святое — субсидирование внутренних цен на бензин. В 2015 году цены на бензин были повышены с 15 до 24 американских центов за литр, сейчас рассматривается возможность нового повышения до 36 центов.

В целях привлечения финансов власти королевства пошли на беспрецедентный шаг. Акции национальной добывающей компании Saudi Aramco будут выведены на биржу — возможно уже в 2018 году. В рамках IPO планируется продать 5% компании, и власти Саудовской Аравии надеются привлечь от этой сделки как минимум 100 млрд. долларов.  Это означает, что компания оценивается в астрономические 2 триллиона долларов.

В таких тяжелых условиях, разумеется, саудиты не намереваются разбрасываться деньгами. Поэтому рассчитывать на значительные инвестиции от них не стоит.

Два года назад было объявлено о том, что суверенный фонд Саудовской Аравии инвестирует в Россию в Россию 10 млрд. долларов через государственный Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Однако этот процесс забуксовал — до сих пор, согласно информации РФПИ, было вложено всего около 1 миллиарда долларов.

Во время визита короля было объявлено о создании нового совместного инвестиционного фонда — на это раз на относительно скромную сумму в 1 млрд. долларов. Российской стороной заявляется об интересе Саудовской Аравии во вложении в российскую нефтесервисную компанию Eurasia Drilling. Это компания давно привлекает внимание государства, которое мечтает взрастить российских конкурентов международным Halliburton и Schlumberger. Договоренности с Саудовской Аравии помогли бы этой компании начать экспансию за границей. Однако говорить о сделке как свершившемся факте пока весьма преждевременно.

Саудовцы, согласно сообщениям прессы, приглядывались к проектам Сибура и НОВАТЭКа, но пока никаких сделок нет. Шли разговоры об участии саудовцев в проекте Арктик СПГ-2, но во время визита короля руководитель Aramco наличие этих планов опровергнул.

Более вероятным представляется не вложение саудовских денег в Россию, а, напротив, российские инвестиции в Саудовскую Аравию — на стадии обсуждения находится план строительства нефтехимического завода в королевстве.

Россияне и раньше пытались работать на территории Саудовской Аравии, но без особого успеха. Недавно «Лукойл» вышел из проекта, в рамках которого больше десятилетия пытался разрабатывать газовые и газоконденсатные месторождения в королевстве.

Некоторое сотрудничество между сторонами все-таки происходит. Было объявлено, что Саудовская Аравия согласилась приобрести у России зенитно-ракетные комплексы С-400. Во время визита было подписано множество совместных меморандумов о сотрудничестве, которые, впрочем, являются совершенно необязательными для сторон.

Однако, все это не те суммы и масштабы, о которых стоит вести договоренности на самом высоком уровне. На самом деле, России и Саудовской Аравии нечего предложить друг другу. На международных рынках они продают одно и тоже, и покупают там же одно и тоже. Товарооборот между странами минимальный — в 2016 году он составил всего около 400 млн. долларов.

Реальная цель наблюдающегося сейчас сближения России и Саудовской Аравии донельзя прозаична. Речь идет о сохранении и продлении ограничений в рамках процесса ОПЕК+. Согласно Wall Street Journal (скорее всего из источников, близких к Саудовской Аравии), король приехал в Москву просить о продлении соглашения ОПЕК+. Особенно важно для Саудовской Аравии сохранение цен на нефть в преддверии IPO Saudi Aramco — у потенциальных инвесторов и так есть много вопросов к заявленной оценке этой компании.

Американская газета считает, что российская сторона  настроена неоднозначно по отношению к продлению соглашения об ограничении добычи. Однако, по крайне мере публично, российские государственные деятели и представители нефтяных компаний поддерживают продление ограничений по добыче. Считается, что это соглашение увенчалось успехом, поддержало цены на нефть и помогло стабилизировать рынок. Так ли это?

Напомним, что соглашение об ограничении добычи в рамках процесса ОПЕК+ было подписано в октябре 2016 года — сроком на 6 месяцев, и продлено в мае 2017 года еще на 9 месяцев. Ожидается, что в 2018 году будет подписано продление этого ограничения — по крайней мере до конца 2018 года.

В сентябре 2016 года, когда подписание соглашения об ограничении еще не было гарантировано, цены нефти марки Брент составляли около 46–48 долларов за баррель. Спустя год, в сентябре 2017 года, нефть торговалась в промежутке 52–59 долларов. Что было бы с ценой на нефть, если бы это соглашение не было подписано? Логично было бы предположить, что ограничение предложения не могло не поддержать цены на нефть. Но на сколько именно?

Представитель Минэнерго заявил, что соглашение принесло от 700 млрд. до 1 триллиона рублей дополнительного дохода для бюджета России. Трудно сказать, насколько верна эта оценка. У нас нет возможности перенестись в параллельную реальность и узнать, какими были бы цены нефть, если бы соглашение не было подписано. Рынок нефти стабилизировался — то есть уже не падает постоянно, и волатильность на рынке сократилась — но это могло быть результатом улучшения общего экономического положения в Европе и США.

С другой стороны, если бы соглашение и не было подписано, Россия вряд ли смогла бы быстро нарастить объемы добычи нефти. За последние годы ежегодный прирост добычи составлял от 0,7% до 2,5%. Это немного по сравнению с масштабами колебаний рыночной цены на нефть. Вряд ли кто-то пойдет на риск обрушения рынка ради увеличения выручки на пару процентов.

Маловероятно, что сближение Саудовской Аравии и России приведет к какому-то принципиальному прорыву в экономическом сотрудничестве между странами. Но совместная деятельность в рамках процесса ОПЕК+ остается приоритетом. Визит короля должен показать миру единство подходов обеих стран, совместно производящих больше 20 млн. баррелей в день, и их приверженность сотрудничеству, в том числе в политике ограничений добычи. Отрадно, что стороны откинули все прошлые обиды и политические расхождения ради самого главного — собственного финансового интереса.

Руслан Халиуллин