Российский топливный рынок: состояние и перспектива.

Аномальный рост цен на российском топливном рынке, похоже, удалось остановить. В течение последней недели цены на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже постепенно снижаются от рекордных уровней конца июня. Однако вопросы, что стало причиной этого явления, каковы будут его последствия и что можно сделать для охлаждения рынка, остаются. На вопросы Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) отвечают:

  • Тамара Канделаки, директор ООО «ИнфоТЭК-Консалт», д.э.н.
  • Евгений Аркуша, президент Российского топливного союза
  • Дмитрий Гусев, вице-президент Независимого топливного союза.

Какова сейчас ситуация на рынке топлива России. Удалось ли нефтеперерабатывающим заводам нарастить производство в достаточной степени, чтобы удовлетворить спрос? Что происходит с мелким оптом в плане цены и доступности для независимых АЗС?

Тамара Канделаки: Российские НПЗ работают в штатном режиме, дефицита нет. Конечно, продвинутые компании в этот момент уделяют огромное внимание анализу внутреннего рынка нефтепродуктов и краткосрочным прогнозам. Наша компания как раз на этом специализируется, и мы (в том числе во время пандемии) работали не покладая рук и обновили все прогнозы. 

В отношении мелкого опта — наблюдается дисбаланс, обусловленный снижением спроса на продукты со стороны потребителей. Не все бизнесы восстановились, а многие, очевидно, и не восстановятся. Я бы не сказала, что продукт недоступен, в том числе для независимых АЗС. Другой вопрос — по какой цене. Но это связано с системой ценообразования, в которой в оптовую цену топлива включаются немалые налоги, идущие в бюджет. 

Евгений Аркуша: Производство, безусловно, растет. Растет и предложение на бирже, в результате биржевые индикаторы идут вниз, мы это видим на протяжении всей недели. Незначительно, но уверенно. К сожалению, в ряде случаев рост биржевых продаж происходит за счет снижения объемов мелкооптовой торговли, то есть идет просто переток. Есть команда залить биржу для снижения котировок, она выполняется в первую очередь. 

В целом можно сказать, что ситуация улучшается. Сказываются и действия регуляторов по насыщению рынка, и рекомендации по увеличению биржевых продаж, и выход НПЗ на плюсовую маржинальную доходность в июле. Но все равно пока на рынке остается большой неудовлетворенный спрос.

Дмитрий Гусев: Сейчас стоит говорить не столько о дефиците предложения, сколько о нехватке ресурсов в мелком опте. Соответственно, на этом фоне идет разгон цены на бирже. Плюс у меня достаточно серьезные подозрения, что в процессе разгона цен участвуют и брокеры, которые скупают топливо с тем расчетом, что потом его на волне спроса удастся продать по более высокой цене.

Каковы, на ваш взгляд, причины аномальной ситуации, которую мы наблюдаем? Цены на бирже бьют рекорд за рекордом, заправщики жалуются, что вынуждены работать в убыток или вообще не могут купить топливо. При этом на той же бирже большие партии скупают производители топлива из числа второго эшелона, а доходы государства от демпфера уже превышают объем выпадающих нефтегазовых доходов. 

Тамара Канделаки: Цены на бирже, говорите, бьют рекорды? На мой взгляд, рекорды бьет размер налогов в цене топлива. Поступления от акциза, действительно, сравнимы с доходом от НДПИ и пошлин. Но это именно так и задумывалось. По сути, снижение пошлин было перенесено на рост внутреннего акциза. То есть за все платит потребитель – а это бизнес и граждане. 

Вы вот знаете, зачем нам ВТО? Я — нет. Считаю, что с этим надо кончать. Пошлины надо вернуть, а акцизы отменить. И администрировать будет проще. 

Вред от такой системы огромный — для всей экономики, так как высокие цены на нефтепродукты дают мультипликативный эффект. Напомню, что для нефтянки специальные налоги считают по формулам, где заложены мировые цены и курс доллара, плюс куча ненужных коэффициентов, которые, как я думаю, расширяют возможности ручного управления. В итоге, нефтяная промышленность и бюджет живут в долларовой экономике, а граждане и потребители – в рублевой. Даже ишак Ходжи Насреддина поймёт, что так не будет никакого развития. 

Евгений Аркуша: Насчет причин ничего нового я вам не скажу. Неожиданно резкий рост спроса, за которым не успевает рост производства — вот основная причина. Часть автовладельцев стала более активно использовать личный транспорт, поскольку опасается пользоваться общественным. Многие предприятия в период карантина отправили часть сотрудников в оплачиваемые отпуска. Сейчас, вместо того чтобы отправиться на отдых, эти люди ездят на работу. Вероятно, сыграло свою роль и перекрытие границ – работники, которые сейчас уходят в отпуск, за неимением альтернативы более активно перемещаются внутри страны.

Такого роста спроса никто не ожидал, что привело к ряду ошибок планирования. Нефтяные компании приняли решение уйти на плановый ремонт раньше обычного, надеясь успеть закончить его раньше, чем спрос начнёт восстанавливаться. Сейчас эта ситуация исправляется.

Дмитрий Гусев: Вряд ли стоит говорить об ошибках планирования — как со стороны переработчиков, так и со стороны сбыта. Уход на карантин был мерой с неопределенной датой выхода. И решение о том, что с завтрашнего дня ограничительные меры снимаются, был таким же форс-мажором, как и решение об их введении. Соответственно, участники рынка не могли предугадать подобное развитие событий и подготовиться к нему. Бензин же не может появиться мгновенно. Его нужно произвести, привезти на нефтебазу, развезти по АЗС – на все это требуется время. 

Опять же, насколько я знаю, многие независимые сети АЗС в апреле-июне не подавали заявок на достаточные объемы нефтепродуктов в мелком опте, потому что не знали, с какой скоростью будет происходить выход из карантина. Поскольку выделение считается по средним цифрам, им сейчас и выделяется меньше, чем требуется в сегодняшних условиях. Так как они не могут прекратить отпускать топливо, они вынуждены скупать его на бирже. 

Ваши прогнозы и предложения? Удастся ли заправщикам удержаться в предписанных правительством пределах: «рост цен в пределах инфляции»? Что можно сделать, чтобы сбить накал страстей и нормализовать ситуацию на рынке топлива?

Тамара Канделаки: На этот вопрос нет ответа. Мы с вами не контролируем мировые цены, не контролируем курс. Если они будут расти, будут расти и внутренние цены, и доходы бюджета. Что касается темпов инфляции, то она начала набирать обороты и продолжает. И совсем не в тех масштабах, которые официально озвучиваются. Уверена, что нужны системные решения, но продуманные, а не с бухты-барахты. На это нужно время, квалифицированные люди и политическая воля.

Евгений Аркуша: У продавцов просто нет выхода. Розничный рынок — высококонкурентный. На конкурентном рынке очень трудно поднять цену выше, чем у соседа, а нефтяные компании в любом случае будут удерживать рост в пределах инфляции. Независимым АЗС придется соответствовать.

О том, как можно нормализовать ситуацию, мы говорим на всех совещаниях. Путь только один — наращивание производства и поставок топлива по всем каналам, увеличение норматива биржевой продажи, отмена запрета импорта и, возможно, ограничение экспорта.  

Дмитрий Гусев: Сейчас очень сильно влияет демпфер. Но при достижении ценами уровня на 10% ниже определяемого государством среднего значения (на 2020 год – 53,6 тыс. рублей за тонну) демпфер перестает действовать. Думаю, на этой границе рост цен и остановится.

При том, что объемы производства более или менее сравнимы с прошлым годом, откуда столь дикий спрос, непонятно. Скорее всего, повторюсь, брокеры решили поиграть. По большому счету решение проблемы может быть только одно — это отмена демпфера. Это механизм, который был создан для работы при растущих ценах на нефть. Как только цены стали падать, он стал работать во зло.

Удастся ли удержать рост цен в пределах инфляции? Уже не удалось, зимнее дизтопливо там, где оно еще продается, подорожало больше, чем на 6%. Я бы на месте участников рынка, исходя из ситуации, просто выставил бензин по более высокой цене. А так они и цены не поднимают, и продолжают торговать в убыток.

Можно уже сейчас повесить ценник 60 рублей. Единственное, чем ты рискуешь — придет ФАС и спросит, почем необоснованно завышаются цены. С другой стороны, если будешь торговать в минус, придет налоговая и спросит: «Что у вас за бизнес такой?». Подъем цен всегда можно обосновать затратами и требованиями налоговой. С ФНС договориться сложнее. Поэтому мой прогноз — не удастся. 

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)