Разворот на Запад

shutterstock_94906090-2«Газпром» после громкого похода за инвесторами на Восток вернулся к своим традиционным партнерам в Европе. Компания рассчитывает, что каждый год будет продавать все больше и больше газа европейцам, тем самым повышая свою привлекательность как объекта вложений. Но конкуренция и Еврокомиссия могут легко положить конец наполеоновским планам российской монополии.

«Газпром»  решил войти в одну и ту же реку дважды. В прошлом году после демонстративного «разворота на Восток» компания провела традиционный День инвестора в Азии — Гонконге и Сингапуре. Однако там компанию, кажется, не очень ждали. Проект «Сила Сибири» сопровождается огромным количеством негативных слухов, начиная от переноса сроков строительства и заканчивая информацией, что китайцы до сих пор не приступили к строительству газопровода на своей территории. И даже не собираются, несмотря на демонстративно сваренный в присутствии российского премьера Дмитрия Медведева первый стык. Ни слова ни о «Силе Сибири — 2», ни о совершенно мифическом проекте газопровода с Дальнего Востока. Говоря о цене контракта c Китаем, остается только вспомнить отлитые в граните слова главы «Газпрома» Алексея Миллера: «Оценка стоимости контракта в прошлом году была 400 млрд долл., в этом году — 400 млрд долл., в следующем году — 400 млрд долл., и еще через несколько лет — тоже 400 млрд долл. На 30 лет». Несмотря на привязку в контракте цен на газ к ценам на нефть.

В таких условиях «Газпрому» не осталось ничего другого, как совершить обратный разворот . В этом году День инвестора компания провела в Лондоне и Нью-Йорке. Не хватало только интереса со стороны инвесторов. Ладно, когда нефть была по $100 за баррель, можно было закрыть глаза на неэффективность государственного газового гиганта. Но при цене в $25-30 за баррель никто не желает рисковать своими деньгами, играя с российским государством в финансовую «русскую рулетку». Поэтому капитализация «Газпрома» в Лондоне около $40 млрд, а ExxonMobil — порядка $340 млрд. Черт, да у производителя телефонов и ноутбуков Apple налички больше, чем стоит наша газовая гордость!

Тем не менее, менеджмент «Газпрома» активно демонстрировал оптимизм. Вырос экспорт в дальнее зарубежье и Турцию — до 158,4 млрд куб. м., что чуть меньше рекорда 2013 года в 161,5 млрд куб. м. В текущем году компания ждет закупок 160 млрд куб. м по $180 за тысячу кубов, в 2017 году — 166,1 млрд куб. м, в 2018 году — 166,3 млрд куб. м. Такая уверенность в росте спроса на российский газ выражается в твердом намерении во что бы то ни стало построить «Северный поток — 2» — еще две нитки суммарной мощностью в 55 млрд куб. м газа в Германию по дну Балтийского моря. При этом рост рынка СПГ, включая выход нового игрока — США, «Газпром» не пугает.

Видимо, зря. На рынке СПГ складывается такая же ситуация, как и на рынке нефти — сильное превышение предложения над спросом, причем спрос растет медленнее, чем предсказывалось, даже с учетом низких цен. Так, по расчетам подразделения Platts, интерес к СПГ вырос примерно на 700 млн куб. футов в день, а вот производство — на 2,2 млрд куб. футов в день. Через пять лет экспорт вырастет на внушительные 17,8 млрд куб. футов в день (+ 44% к сегодняшнему уровню). Это спровоцирует демпинг со стороны производителей, и Европа сможет выбирать, какой газ взять — российский или дешевый. По оценке британского консалтингового агентства Energy Aspects, в 2016 году Европе будут дополнительно доступны 23 млн тонн СПГ, в 2017 году — уже 34 млн тонн. «Если «Газпром» продолжит вести себя так же, как и сейчас, то в 2017 году потеряет 10 млрд куб. м поставок в Европу, так как покупатели будут уходить от модели «бери-или-плати», — говорится в отчете, который цитирует Reuters.

Но даже если на европейском рынке все пойдет как надо, у «Газпрома» остается главная проблема — Европейская комиссия. Морская часть газопровода «Северный поток 2» должна регулироваться законодательством Евросоюза и в том числе нормами Третьего энергопакета, сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на экспертное заключение Генерального директората Европейской комиссии по энергетике. «Мне трудно видеть в «Северном потоке — 2» исключительно коммерческий проект», — заявил вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович. «Его строительство кардинально изменит систему газоснабжения в Европе», — сказал он, отметив, что 80% российского газа ЕС будет получать через один маршрут вопреки требованиям энергобезопасности. При таком отношении Европы к вечно теребящей газовый кран России не стоит рассчитывать на какие-то исключения в проводимой политике.

Михаил Воронов