Прогнозы от Rystad Energy: баррель за 100 долларов?

«Нефтянка» взяла интервью у Яранда Ристада, управляющего партнера норвежской аналитической компании Rystad Energy.

Мария Кутузова: Яранд, расскажите нам о новом прогнозе Вашей компании. Могут ли низкие цены на нефть помочь получить большую долю на рынке главным нефтедобывающим странам: ближневосточным производителям, Северной Америке или России? Кто сегодня победитель, а кто проиграл?

Яранд Ристад: Думаю, что в современной ситуации все проиграли. Цена на нефть была настолько низкой, что не приносила никакой прибыли для инвесторов и правительств стран-экспортеров. Но, конечно же, вся эта ситуация сложилась, потому что сланцевая нефть из США завоевала большую долю на рынке, с тех пор как американцы нашли этот новый источник углеводородного сырья и вложили в 2011-2014 годах огромные средства в его разработку, что позволило им добиться такого результата.

В то же самое время, когда это произошло, темпы прироста спроса на нефть в 2014 г. были слабыми, и мы оказались в ситуации огромного избытка предложения. Вместо того чтобы поддержать цены на нефть, Саудовская Аравия на этот раз решила защищать свою долю на рынке и начала «войну» за свои объемы поставок, что и привело к обвалу стоимости нефти.

Затем Иран пригласили вновь стать частью международного сообщества: со страны были сняты санкции, что было поддержано и Россией. В результате иранцы присоединились к «войне» за объемы на рынке, надеясь вернуть свою досанкционную долю. Таким образом, мы наблюдаем сегодня как Россия, Иран и Саудовская Аравия сражаются за объемы поставок.

Как я уже говорил, сегодня все проиграли. Но в долгосрочной перспективе, возможно, те страны, которые смогут дольше всех удержать высокий уровень производства при низких ценах, получат большую долю на рынке, и, надеюсь, прибыль. Если же цикл сменится (что весьма вероятно, поскольку мы имеем дело с экономическим циклом), это не будет означать структурный сдвиг в нефтяном бизнесе: спрос на нефть есть, он никуда не делся. Все это лишь означает, что мы слишком много инвестировали в добычу: на рынке оказалось слишком много нефти.

– Каковы ваши прогнозы: увидим ли мы когда-нибудь снова 100 долларов за баррель? Есть ли свет в конце этого тоннеля?

– Да, я так думаю. Как уже говорил, нефть – это просто сырьевой товар, подверженный тем же циклам, что и другие сырьевые товары. В конечном итоге, цены на нефть вернуться к прежнему уровню, потому что мы сейчас очень мало инвестируем в ее разработку на перспективу. Через несколько лет на рынке будет слишком мало нефти, и следствием будет рост ее стоимости. Отвечая на вопрос, когда мы увидим трехзначные цены на нефть снова, я соглашусь с аналитиком Майклом Глюссеоном, предсказавшим возврат к 100 долларам к 2020 г.

– Каковы, по Вашему мнению, главные направления инвестиционных потоков в upstream в 2016 г. и далее?

– Прежде всего, все компании в этом году делают все возможное, чтобы сократить расходы – это главный для них приоритет. Они больше не запускают много новых проектов, они просто пытаются существенно ограничить расходы, насколько это возможно. Поскольку инвесторы ожидают от них сокращения убытка из-за очень низких нефтяных цен. Как и в прошлом году, в 2016 г. снова урезаются расходы на разведку – на 30%. По сравнению с 2014 г. многие компании сократили свои бюджеты на проведение геологоразведочных работ более чем в два раза.

С точки зрения разработки новых месторождений, в настоящее время только самые лучшие, самые большие, самые надежные активы планируются к разработке. Один пример – разработка недавно открытого в норвежской части Северного моря месторождения Юхан Свердруп с запасами в более чем 2 млрд баррелей н. э. Здесь планируется установить четыре больших платформы. В настоящее время этот самый крупный шельфовый проект в мире реализуется компанией Statoil на предельно высокой скорости.

В Норвегии за последние пять лет были открыты еще три крупных месторождения: Юхан Кастберг, Алта и Вистинг в Баренцевом море. Я полагаю, что в ближайшие три года будет принято окончательное инвестиционное решение для разработки всех этих трех арктических активов (для одного из них, возможно, уже в следующем году). Думаю, для России это особенно интересно, поскольку наглядно показывает, что существует огромный интерес со стороны компаний к разработке новых больших месторождений даже в водах Арктики. Да, конечно, есть определенные сложности с реализацией проектов в ледовых условиях и на большом расстоянии от берега. Но, по моему мнению, у компаний есть хорошие стратегии преодоления этих проблем. Это самое интересное из того, что сейчас происходит на рынке.

Что касается разведки, Баренцево море остается в центре внимания, поскольку в Норвегии проходит 23-й лицензионный раунд, включающий помимо прочего целый ряд блоков в восточной части моря (от ред. рядом с российской границей). В раунде принимают участие 26 компаний, в том числе несколько из России. Победители будут объявлены в ближайшее время. Кроме того, в Норвегии готовятся к запуску новые проекты в Норвежском море и южной части Северного моря. Начало добычи на месторождениях Эдвард Григ, Мартин Линге и Оста Ханстин увеличит производственные мощности в стране. Отмечу смену цикла: 2010-2014 годы были очень продуктивными для норвежского upstream, но 2015-2016 годы, к сожалению, напротив.     

– Каков Ваш прогноз для возобновляемых источников энергии?

– Я думаю, что очень важно сосредоточить внимание на развитии возобновляемых источников энергии, строить новые солнечные и ветроэнергетические мощности. Благодаря субсидиям сектор ВИЭ заметно вырос во многих странах в последнее время. В дальнейшем возможно замедление роста в случае сокращения господдержки. Но, с точки зрения защиты окружающей среды, такая диверсификация источников энергии очень важна. Солнечная энергетика конкурентоспособна в странах с высокими показателями активности Солнца, высокими ценами на электроэнергию, там, где нет пустыни и не так много пыли, загрязняющей солнечные панели. В частности, рынок африканских стран обладает высоким потенциалом для развития солнечной энергетики. Я считаю, что цены на солнечные панели будут в дальнейшем сокращаться, что будет способствовать их развертыванию в глобальном масштабе. Можно прогнозировать двузначный рост в сегменте ВИЭ в ближайшие десятилетия. Это очень важно, если мы хотим заместить уголь в электрогенерации другими источниками энергии. Надеюсь, что возобновляемая энергетика будет расти и дальше, но в течение нескольких ближайших десятилетий она не сможет заместить нефть и газ.