Попутный нефтяной газ — проблема, которую нужно решить

В России вопросами полезного использования попутного нефтяного газа (ПНГ) активно начали заниматься не так давно. По информации экологов, в стране в результате сжигания газа в факелах ежегодно образовывалось почти 100 млн т углекислого газа, что наносило ущерб состоянию окружающей среды. Однако российские компании смогли показать значительные результаты за сравнительно небольшой отрезок времени. Этому способствовало принятое правительством РФ постановление № 7 от 8 января 2009 г. с требованием к недропользователям довести уровень утилизации попутного газа до 95%. Уже в 2017 г. коэффициент полезной утилизации ПНГ в среднем по России вырос до 90%, а у лидера в этой сфере — компании «Сургутнефтегаз» — превысил 99%. 

С точки зрения регионов, долгая и успешная история решения проблемы попутного нефтяного газа есть у Ханты-Мансийского автономного округа-Югры. С 2005 г., еще до принятия жестких ограничений в российском законодательстве, ХМАО участвует в глобальном партнерстве по уменьшению факельного сжигания газа. За это время уровень утилизации газа в регионе вырос с 82% до 95%. В 2011 г. Югра подписала двухсторонний меморандум со Всемирным банком о нулевом уровне сжигания к 2030 г. На территории Ханты-Мансийского автономного округа в настоящее время ежегодно добывается порядка 36 млрд куб. м попутного нефтяного газа, 95% из которого удается использовать с пользой. Около 25 млрд куб. м перерабатывают в нефтехимическую продукцию, часть газа идет на выработку электроэнергии или закачивается обратно в пласт для повышения нефтеотдачи. Пока установленное компаниями на месторождениях округа оборудование позволяет выйти на уровень в 98% полезной утилизации ПНГ в ближайшее время. Однако региональные власти надеются на дальнейший рост показателя, так как компании собираются до 2021 г. ввести еще ряд технических объектов, предназначенных для решения этой проблемы. 

Два года назад ЛУКОЙЛ также присоединился к инициативе Всемирного банка по нулевому сжиганию попутного нефтяного газа к 2030 г. Если в 2017 г. уровень утилизации ПНГ в компании составлял 95%, то уже в первом полугодии 2018 г. этот показатель достиг 97,4%. По словам главы ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова, некоторые дочерние предприятия ВИНК уже вышли на показатель в 99%. Среди отстающих недропользователей — «Роснефть» и «Газпром нефть», но у этого есть серьезная причина — запуск этими компаниями целого ряда новых крупных проектов по добыче нефти: сразу же достичь высоких показателей полезной утилизации ПНГ не удается. Законодательством установлено поэтапное увеличение повышающих коэффициентов штрафных санкций на превышение разрешенного уровня сжигания в 5% от извлекаемого попутного нефтяного газа. Критическим в этом отношении должен стать 2020 г., когда штрафы достигнут максимума.

По словам доктора экономических наук Сергея Чернавского, руководителя научного семинара «Экономика энергетики и окружающей среды», преподавателя Московской школы экономики Московского государственного университета, заведующего лабораторией экономических проблем энергетики Центрального экономико-математического института РАН и Рабочей группой при Президиуме РАН по макроэкономическим проблемам энергетики, долгое время эмиссия попутного нефтяного газа в атмосферу нефтедобывающими компаниями считалась эффективным и приемлемым методом обращения с ПНГ. Общество занимало позицию невмешательства в обращение недропользователей с попутным нефтяным газом. Предполагалось, что попутный газ является безвредным и бесполезным отходом нефтедобычи, а атмосфера является бесконечным резервуаром для захоронения этого отхода, невостребованного не только сегодня, но и в далеком будущем. Однако в дальнейшем удалось установить причинно-следственную связь с феноменом деградации окружающей среды и ухудшения здоровья людей в районах нефтедобычи с выбросами ПНГ в атмосферу. Поскольку в развитых странах интересы общества доминировали над интересами нефтяных компаний, ситуация изменилась. Попутный нефтяной газ стали рассматривать как вредный отход, а сжигание ПНГ на факелах — как неприемлемый способ его утилизации. «Только после открытия множества крупных и гигантских месторождений нефти в Западной Сибири возникла необходимость крупномасштабной переработки попутного газа на территории нашей страны. К концу двадцатого века Россия в этом отношении отставала от западных стран примерно на 60–70 лет, продолжает отставать и сейчас, несмотря на введение жестких ограничений по доле факельного сжигания ПНГ и ужесточению штрафов за сверхнормативное сжигание», — считает ученый. 

Мария Кутузова