«Отвечали Рейгану, ответим и Обаме»

9x7GkeSEL2w«Шельфом заниматься надо», — заявил Президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль, выступая на конференции «Арктика-2016», которая прошла на прошлой неделе в Москве. Правда, эксперт сразу добавил, что «мы, по большому счету, не готовы к выходу на шельф и с точки зрения технической, и технологической, и экономической».

В целом представители государственных ведомств и нефтяных компаний возлагают большие надежды на арктический шельф. Ранее Минприроды оценило извлекаемые запасы углеводородов в Арктике в 260 млрд тонн условного топлива, а это больше половины всех ресурсов России. Кроме того, в этом регионе находится 30% мировых неразведанных запасов газа и 13% —нефти. Так что чем поживиться в Арктике точно найдется.

Да и шельф в России самый протяженный — 6 млн кв км, по словам Генадия Шмаля. По его же словам, самая разведанная территория арктического шельфа — в Баренцевом море – составляет лишь 6 – 8%. На той же конференции замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов сообщил, что в 2035 году добыча на шельфе ожидается на уровне 31 – 35 млн тонн, а ранее, в июле 2015 года, планировалось, что добыча на шельфе возрастет до 40 млн тонн к 2040г.

Споры о разработке арктического шельфа все больше становятся похожи на спор оптимистов и пессимистов о наполовину полном/пустом стакане.

Прежде всего, являются ли санкции серьезным препятствием к работе на шельфе? «Несмотря на санкции, которые на нас наложили, мы работали в таких условиях, и работали не раз. В свое время отвечали Рейгану, ответим и Обаме», — заявляет Кирилл Молодцов. «Мы уже два года работаем в условиях санкций и нужно сказать, что какого-то серьезного коллапса у нас не случилось. Скорее наоборот, если говорить о добыче, то мы ее увеличили в прошлом и позапрошлом году, пусть и всего лишь на 1 – 1,5%. Это больше, чем у нас записано в Энергостратегии. К этому показателю мы должны были прийти через несколько лет», — сказал Геннадий Шмаль, но справедливо заметил, что санкции могу сказаться со временем.

А вот технологические санкции заметно осложнили работу на шельфе. Как отметил советник генерального директора ООО «Газпром экспорт», профессор Андрей Конопляник, освоение российской части арктического шельфа проводится в основном в районах прибрежного мелководья, где используется 80% импортного оборудования. В России такого попросту нет. Если же говорить об освоении глубоких арктических вод, то оборудование для таких работ отсутствует вообще в мире, говорит эксперт.

Еще один фактор, осложняющий разработку шельфа, — суровые погодные условия, которые требуют немалых дополнительных вложений. «Несмотря на опережающие темпы потепления, Арктика большую часть года остается скованной льдом. Чтобы вывозить нефть танкерами — судами плоскодонными — необходимо постоянно поддерживать траншею во льду с помощью ледоколов. Кроме того, ледяной покров движется из-за морских течений и ветров, что оказывает силовые нагрузки на заякоренные и полупогружные платформы. Поэтому, чтобы избежать разливов нефти, применяются точные системы позиционирования, а также мероприятия по разрушению льда вблизи платформ. Все эти мероприятия в Арктике, куда трудно доставить энергоресурсы, будут стоить гораздо дороже, чем на суше», — сказал «Нефтянке» Старший научный сотрудник Центра по проблемам экологии РАН Глеб Краев.

Еще вопрос: есть ли смысл в условиях низких нефтяных котировок вводить на рынок дополнительные объемы? Особенно странно говорить об этом, когда Россия и ОПЕК, пытаясь удержать дальнейшее падение цен, готовы заморозить собственную добычу. Существуют расчеты, что добыча на шельфе будет выгодной только при цене в $150 за баррель. Однако при сегодняшней экономической обстановке сложно прогнозировать, когда цены вернутся к прежнему уровню.

Так почему, несмотря на то что освоение Арктики сегодня явно невыгодно, Россия столь заинтересована в своем присутствии в этом регионе? Причем только Россия горячо борется за освоение углеводородных запасов на шельфе. «На шельфе Гренландии и Исландии работы почти не ведутся. США тоже в добычу на шельфе не вкладывается. Канада свои проекты в море Бофорта сворачивает. Западные компании, такие как Shell, Exxon, BP уходят из арктических морей, по крайней мере, до 2040 года», — сообщил на конференции «Арктика-2016» первый заместитель председателя Комитета ГД по природным ресурсам и экологии Валерий Язев.

Как говорила генеральный директор Музея современной истории России Ирина Великанова агентству РИА Новости, за территорию Арктики борются граничащие с ней государства: Россия, США, Канада, Норвегия, Дания. С недавних пор Китай также разворачивает здесь свое научное, экономическое и военное присутствие. Так что речь явно идет не только о добыче углеводородов.

Кристина Кузнецова