Не так страшен коронавирус, как борьба с ним

Беспрецедентные карантинные меры, направленные на борьбу с распространением коронавируса, привели к резкому сокращению потребления нефтепродуктов. Туристическая отрасль парализована, китайская промышленность работает едва ли вполсилы, европейские страны всерьёз обсуждают закрытие границ. Насколько меньше нефти сейчас нужно мировой экономике? Оценки экспертов расходятся очень сильно, но порядок чисел примерно ясен — речь идёт о снижении на несколько миллионах баррелей в сутки.

4-6 марта в Вене пройдёт встреча ОПЕК+, на которой будут обсуждаться меры по ограничению добычи для поддержки котировок нефти. Предлагаются варианты снижения суточной добычи на 400-600-800 тыс. баррелей, но далеко не все члены ОПЕК+ готовы одобрить эти меры. Результативность решений картеля вызывает сильные сомнения. Судя по тому, что уход с рынка ливийской нефти в объёме 1 млн баррелей в сутки не смог поддержать котировки, то ограничение поставок на меньшую величину будет иметь ещё более слабый эффект.

Подготовка к венской встрече реально пугает. Раздаточные материалы вместо привычных таблиц и графиков содержат инструкции защиты от вируса: «… участники должны стремиться обеспечить здоровье и благополучие, свое и своих коллег, не посещая мероприятия в случае плохого самочувствия. Если вы заболели, у вас поднимется температура или появятся другие респираторные симптомы, обратитесь за медицинской помощью, но прежде всего звоните своему врачу. Соблюдайте дистанцию с окружающими не менее одного метра». Как бы ещё на саму встречу нефтяные министры не пришли в медицинских масках. То-то рынки обрадуются!

На прошедшей неделе Саудовская Аравия объявила о сокращении в одностороннем порядке экспорта нефти в Китай на 500 тыс. баррелей в сутки. Учитывая, что в обычное время она поставляла в этом направлении 2 млн баррелей в сутки, то снижение составит внушительные 25%. У России основной рынок — Европа, а там пока не так всё плохо. Но не исключено, что это просто временной лаг. В Германии, Испании, Франции зафиксированы десятки случаев заражения коронавирусом, не говоря уже об Италии, где сейчас более тысячи подтверждённых случаев болезни.

За прошедшую неделю нефть сорта Брент подешевела на 14%. Примерно на такую же величину упали акции нефтегазовых компаний (как российских, так и зарубежных) и заметно ослабли валюты стран-экспортёров (норвежская крона, канадский доллар, российский рубль). Дешевеет газ, промышленные металлы, вообще любое сырьё и энергоносители. Участники товарных и фондовых рынков готовятся к замедлению мировой экономики.

Насколько оно окажется серьёзным, пока можно только гадать. Февральская статистика ещё не опубликована, а опережающие данные оптимизма не вызывают. Китайские индексы деловой активности, вышедшие 29 февраля, показали рекордный обвал. Индекс деловой активности в производственном секторе за один месяц упал с 50 до 35,7, индекс деловой активности в сфере услуг — с 54,1 до 28,9. Ничего подобного не было за всю историю расчёта этих индексов!

Теперь шаг за ведущими центробанками мира. Будут резать ставки, будут выбрасывать ликвидность на рынки. Но есть одна проблема — ставки и так невысоки, а инфляция набирает обороты. В США уровень инфляции достиг 2,5%, в Китае уже 5,4%. Это заметно уменьшает возможности дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики. Надо как-то лечить мировую экономику от коронавируса, но как это сделать? Пока нет лекарства ни от самой болезни, ни от связанного с ней обвала рынков.

Денис Захаров