На рынках правит страх

В начале 2020 г. движения на сырьевых рынках определяют три крупных события, раскачавших ситуацию как на настоящих качелях. За обострением американо-иранских отношений в начале января последовало подписание торгового соглашения между США и Китаем, а затем — самое значительное событие — вспышка коронавируса в Китае, грозящая немалым ущербом и людям, и экономике.

Всемирная организация здравоохранения официально объявила эпидемию чрезвычайной ситуацией международного значения, возможно дальнейшее ограничение торговли и перемещений между Китаем и остальным миром. Это в свою очередь окажет негативное влияние на прогнозы мирового экономического роста и спроса на ряд ключевых товаров: от нефти и сои до меди и железной руды.

Январь 2020 г. может стать худшим месяцем с декабря 2018 г. для сырьевого индекса Bloomberg, закончившего прошлый год на мажорной ноте, а затем за месяц упавшего на 7%. Из двадцати двух его компонентов выросли сахар и золото, а лидерами падения стали кофе и мазут. Но сильнее всего в январе пострадал энергетический сектор. Мягкая зима в Северном полушарии привела к снижению цен на природный газ из-за низкого спроса. Нефть же потеряла все набранное в декабре (после сокращений добычи в ОПЕК+) и в начале января (в связи с трениями между США и Ираном), и даже более. В Китае, крупнейшем в мире импортере нефти, ожидается спад спроса: самолеты стоят на земле, экономическая активность в целом замедлена.

Фьючерсы на сою на Чикагской бирже за три недели распродажи упали почти на 9%; оживление, вызванное подписанием американо-китайского торгового соглашения, продлилось недолго. Никто не уверен, что Китай сможет (или захочет) выполнить обещания по наращиванию закупок, что определило ужасный месяц для американской сельхозпродукции. Нарушение цепочек поставок в КНР из-за коронавируса, ожидание крупного урожая в Бразилии – все будто сговорились обрушить цены…

Промышленные металлы тоже испытали резкую смену настроений: эпидемия коронавируса сломила наблюдавшийся в начале года оптимизм относительно экономического роста. И медь, и железная руда крайне зависимы от спроса в Китае: когда китайские власти ввели запрет на поездки и дали указание компаниям продлить новогодние выходные, то они оказались под ударом. Свой вклад внесло и заметное в последних экономических данных замедление промышленного производства в США и Германии. Но главные вопросы, которые сейчас беспокоят рынок: удастся ли ограничить распространение коронавируса и сколько продлятся вынужденные выходные на китайских заводах?

Для нефти намечается тренд на сильнейшее падение с прошлого мая: две недели непрерывной распродажи обвалили марку Brent в январе. С начала декабря 2019 г. и 21 января текущего года хедж-фонды скупили почти 100 млн баррелей нефти Brent. Внезапный перенос внимания с неурядиц в Ливии и на Ближнем Востоке на падение спроса из-за коронавируса застал игроков врасплох. Увеличение запасов топлива и риск снижения спроса в ближайшие месяцы, скорее всего, не дадут нефтяным ценам восстановиться. Показатели запасов бензина в США продолжают бить рекорды, а в Азии прибыль НПЗ от производства авиационного керосина упала до почти четырехлетнего минимума. Агентство S&P Global Platts Analytics прогнозирует в ближайшие два-три месяца снижение спроса на нефть на 200 тыс. баррелей в сутки. Но если нынешняя эпидемия коронавируса окажется сравнимой с «атипичной пневмонией» 2003 г., то, по их оценке, спрос просядет на 700–800 тыс. баррелей.

ОПЕК, которую все сильнее беспокоит обвал цен, готова поддерживать цены продлением, а то и усилением сокращения добычи. В ближайшее время рынок будет остро реагировать на любые новости об усилении вирусной угрозы в Китае и других странах. С технической точки зрения уровнем поддержки является область 56 долларов США за баррель за марку Brent.

Оле Хансен,
глава отдела стратегий на товарно-сырьевом рынке
Saxo Bank