Мохаммед аль-Файед как несостоявшийся нефтяной шейх

Бывший владелец самого роскошного лондонского универмага Harrods… Бывший хозяин именитого футбольного клуба Fulham… Благотворитель и в то же время экс-фигурант нескольких уголовных дел по подозрению в хищениях и мошенничестве.

Все это — о 86-летнем египетском (хотя подчас ему приписывалось и ливийское происхождение) миллиардере по имени Мохаммед аль-Файед. Это его любимый сын, бизнесмен и кинопродюсер Доди аль-Файед был близким другом Дианы, принцессы Уэльской. Той самой незабываемой красавицы Дианы, которая была разведена с наследником британского престола принцем Чарльзом после полутора десятилетий несчастливого замужества. Диана и Доди, как наверняка помнят многие наши читатели, погибли в автокатастрофе, происшедшей 31 августа 1997 года в парижском туннеле неподалеку от отеля Ritz, который принадлежит аль-Файеду старшему. Тот, однако, попытался доказать, что авария с фатальным исходом явилась… спланированным покушением английских спецслужб на жизнь принцессы. По мнению миллиардера, правящий на Альбионе дом Виндзоров не пожелал видеть египтянина в качестве потенциального «отчима» будущего монарха.

Помнится, в 1990-х, наверняка пользуясь тесными профессиональными контактами сына с голливудскими звездами (по итогам съемок таких лент, как, например, «Крюк» с Робином Уильямсом и Дастином Хоффманом в главных ролях — 1995 год), владелец Harrods нашел отличный PR-ход для коммерческого продвижения своих новогодних «сэйлов». 5 января каждого года, когда остальные лондонские магазины давно уже вели рождественскую распродажу, — под золочеными сводами Harrods начиналось целое пиршество «люкс-шопинга», на открытие которого неизменно прилетали из Америки знаменитые киноактеры. Входя в состав руководящего комитета Ассоциации иностранной прессы (FPA), я регулярно получал в годы своей работы на Темзе приглашения на это традиционное мероприятие. Вспоминаю, к примеру, триумфальное появление фантастически популярного в ту пору Ричарда Гира. А обаятельнейшую Холли Хантер мне, как видите, удалось сфотографировать вместе с Мохаммедом аль-Файедом. Удалось в тот самый момент, когда телевизоры в сотый раз передавали заветную для покупателей рекламную формулу: There is only one Harrods, there is only one sale!

Впрочем, гораздо меньше известно о периодически стартовавших и вскоре обрывавшихся контактах крупного арабского бизнесмена с миром большой нефти. А ведь он и впрямь пытался время от времени заполучить солидные плацдармы не только в горнодобывающем (член совета директоров Lonrho в 1975 году), но и в углеводородном блоке экономики. В середине 1960-х аль-Файед установил деловые отношения с эмиром Дубая. И хотя именно в этом эмирате нет, в отличие от его соседей, запасов «черного золота», но в целом интересы активного египтянина стали распространяться и на эту — ведущую отрасль ОАЭ. Тогда же Мохаммед аль-Файед стал экономсоветником еще одного нефтяного монарха — султана небольшого, но богатого сырьем государства Бруней в Юго-Восточной Азии на острове Калимантан (Борнео).

И уж совсем немногие историки и журналисты помнят, что в далеком 1964-м тот же египетский бизнесмен ненадолго обосновался в Гаити, где правил жесточайший реакционный режим диктатора Франсуа Дювалье, или попросту «папы Дока». Погрязшую в бесправии и нищете западную часть одноименного острова в Карибском море образованный мир представлял себе, в основном, по бессмертному роману Грэма Грина «Комедианты» и одноименной киноленте с участием Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона. Но политически всеядного и изобретательного по части инвестиционных сделок «арабского гостя», представлявшегося в столичном Порт-о-Пренсе не иначе как «шейх Мохаммед», эксцессы тирании не волновали. Он собирался, да и практически готовился, построить… нефтеперерабатывающий завод!

Впрочем, полгода спустя, так и не найдя общего языка с мздоимцами и казнокрадами, несбывшийся «проводник крекинга в Карибах» тихо отбыл восвояси. Что в общем-то понятно не только потому, что отсталая дорожная сеть и немногочисленно-чахлый автопарк Гаити оказались тормозом на пути проекта, но и ввиду трансграничного фактора. Действительно, в соседней Доминиканской Республике успешно работал под корпоративным флагом Shell вполне приличный, хотя и небольшой, НПЗ с ежедневной переработкой 47 тыс. баррелей нефти. Этого, а также импорта топлива, было достаточно для обеих частей несчастного, хотя и открытого в 1492-м с радужными надеждами великим Христофором Колумбом острова. На том предприятии мне, кстати, довелось побывать. И готов засвидетельствовать: даже сейчас, после ухода англо-голландского гиганта в 2007-м, завод продолжает работу.

А вот обсуждал ли аль-Файед возможности завершения — при его участии — строительства НПЗ на Кубе, возведение которого началось в Сьенфуэгосе при содействии СССР, а затем было брошено на перестроечном гребне 1990-х, мне так и не удалось разузнать с точностью. Знатоки местного даунстрима рассказывали полушепотом автору этих строк о том, что данная тема вполне могла возникнуть в ходе поездки египтянина на «антильскую жемчужину» в 1996 году. Как сообщила лондонская The Times, владелец Harrods переступил порог затерянной в горах резиденции Фиделя Кастро, надев (как и подобает на былых партизанских тропах в тропиках) камуфляжный костюм. В домике его уже поджидали кубинский лидер и его давний друг — французский актер Жерар Депардье. Тот, кстати, только что удовлетворил свое пристрастие к охоте в густой сельве, подстрелив дикую утку. И вот оставшиеся вечерние часы, пока Фидель лично, собственными руками ощипывал и жарил дичь, — вся эта разноязыкая троица наслаждалась приятным дружеским разговором.

«Кроме того, помощник аль-Файеда рассказывает, — писала старейшая в мире ежедневная газета в номере от 23 октября, — что владельца универмага Harrods пригласили познакомиться и с телохранительницами сеньора Кастро — яркой группой девушек, носивших мини-юбки и элегантно поигрывавших своими полуавтоматическими Uzi». «В целом это был очень успешный визит, — подытожил спутник миллиардера. — Г-н аль-Файед воспользовался давним приглашением сеньора Кастро — посетить его в горной резиденции недалеко от Гаваны. В повестке дня этой поездки были и деловые вопросы, и теперь поднятые там темы прорабатываются». Иронизируя в конце публикации, The Times подытожила: «Так или иначе, — ясно, что на сегодняшний день нет планов внедрения таких же стилевых подходов к безопасности в Harrods».

В 1999-м, уже прийдя к власти на выборах в Венесуэле, команданте Уго Чавес пообещал кубинским товарищам достроить НПЗ в Сьенфуэгосе, что и было позднее сделано с помощью каракасской PDVSA. Иными словами, в данном вопросе услуги Мохаммеда аль-Файеда не понадобились. Но свои давние связи с нефтегазовым сообществом нестареющий арабский бизнесмен не теряет. И символично, что ближневосточная страна, известная как третья — после России и Ирана — богатейшая кладовая природного газа, купила у аль-Файеда лондонский торговый центр в 2010 году, когда окончательно стал очевидным разрыв не в меру амбициозного египтянина с королевской семьей (как и вынужденная необходимость вынести из универмага статую Дианы и Доди, поставленную владельцем). Что ж, возможно, эмир Катара и его семья (о которых, собственно, и зашла речь) творчески сплетут воедино розничные и углеводородные прибыли успешнее, чем главный герой нашего сюжета.

Павел Богомолов