Миру нефть не дорога

Неверно предрекать, что нас ждет эра именно дешевой нефти. Скорее, в условиях нарастания мирового хаоса и снижения возможности мировых спекулянтов манипулировать ценами, правильнее опираться на известную рыночную истину: цена товара определяется себестоимостью добычи последнего производителя, закрывающего потребности рынка. А вот эта цена в обозримом будущем не будет высокой. Во всяком случае, до тех пор, пока на Ближнем Востоке не разгорится война или серия очередных «революций».

Вышедшие недавно значимые доклады о будущем энергетики (BP, Total, OPEC, IEA) демонстрируют такое разнообразие сценариев, что каждый волен выбрать тот вариант, который ему больше нравится. Вот, например, прогноз МЭА по потреблению нефти. В сценарии устойчивого развития (SDS) ожидается стагнация потребления с 2021 года и резкое падение с 2023 года. В сценарии объявленных планов правительств (SPS) – небольшой рост до 2030 года, где прогноз от 13 октября 2020 года практически смыкается с прогнозом 2019 года. Картинка производит впечатление благодаря раздутому масштабу по вертикальной оси, по цифрам прогнозы укладываются в +/- 10%. 

То, что все останется практически на прежних уровнях, лучше показано на следующем графике из доклада МЭА.

Тот же небольшой рост потребления нефти, небольшое снижение для угля, заметный рост для газа и для низкоуглеродного топлива (под ним обычно подразумеваются все виды топлива из возобновляемых источников, водород «зеленый» и произведенный с захоронением СО2, синтетическое топливо). Если разделить изменения в варианте STEPS на годы прогнозного периода, то ежегодные изменения получатся меньше, чем они реально имеют место на практике.

Самое важное — на графике не видно выраженного пика производства нефти, которым еще недавно пугали нефтяников DNV GL (на графике) и BP.

Источник: https://renen.ru/pik-potrebleniya-nefti-v-mire-projden-v-2019-godu-dnv-gl/

Что же изменилось в США, что от пика отказались? Возможно, и Трампу, и Байдену нужны голоса нефтяников и газовиков, да и голоса угольщиков не помешают. Но полностью от пика нефти в МЭА политкорректно решили не отказываться, а замаскировали его графиком добычи (в оригинале почему-то написано «спроса») в зависимости от инвестиций.

Мировой спрос на нефть по сценариям в период с 2010 по 2040 год и снижение предложения с 2019 года

Еще раз отметим почти незаметный рост спроса на нефть в нормальном сценарии, то есть в случае, если глобальные инвестиции в отрасль будут идти в среднем так же, как они идут сейчас.

Прогноз ОПЕК практически совпадает с прогнозом МЭА, согласно которому потребление нефти вырастет на 10 мб/с с 2019 до 2045 года. При этом в районе 40-х годов случится перелом, и общее потребление нефти начнет падать. Этот «перелом», опирающийся на расчеты до четвертого знака (0,1%), радостно приветствовали западные эксперты — «наконец-то ОПЕК признала пик добычи нефти». А что, Эр-Рияду жалко признать что-то, что случится через 20 лет?

ОПЕК согласна с тем, что в странах ОЭСР потребление нефти будет падать, но оно компенсируется ростом спроса в развивающихся странах. Но рост этого спроса не будет велик — по прогнозам экспертов до 2040-го ежегодный рост мирового ВВП составит примерно 2,3% (практически на уровне погрешности измерения).

Потребление по видам топлива в мире в целом в ОПЕК прогнозируют так:

Для России в докладе ОПЕК можно отметить следующее: «После ожидаемого резкого падения на 3,3 мб/с в 2020 году, предложение из стран, не входящих в ОПЕК, в 2021 году вырастет незначительно, а в последующие годы будет набирать обороты». 

Предложение увеличился с 65 мб/с в 2019 году до 70,7 мб/с в 2025 году. Среднесрочное восстановление обусловлено главным образом Бразилией, которая вырастет на 1,7 мб/с, США (+1,4 мб/с), Норвегией (+0,8 мб/с), Гайаной (+0,7 мб/с) и Казахстаном (+0,5 мб/с). 

В среднесрочной перспективе добыча нефти в США будет быстро восстанавливаться, считают в ОПЕК, и вырастет на 2,8 мб/с до уровня 14,5 мб/с. После этого добыча будет продолжать расти умеренными темпами, оставаясь на уровне 15,8 мб/с примерно в 2030 году.

ОПЕК пишет в своем докладе, что мировой спрос на нефть вернется к докризисному уровню в 2022 году, и к этому времени группе необходимо будет обеспечивать 34,3 миллиона баррелей в день, что примерно на 1,4 миллиона больше, чем прогнозировалось ранее. Согласно данным Bloomberg, в сентябре ОПЕК добывала 24,4 миллиона баррелей нефти в день.

Итого рост добычи до 2022–25 годов: 5,7 мб/с из стран, не входящих в ОПЕК, плюс 9,9 мб/с из стран ОПЕК. Этих 15 мб/с нет ни на графиках, ни в таблицах ОПЕК и МЭА по прогнозу роста мирового потребления нефти (!). 

О России в прогнозе ОПЕК сказано скромно: В России добыча нефти и газового конденсата может увеличиться до 11,8 мб/с в 2025 году с 11,4 мб/с в 2019 году. Прогноз о росте добычи на 0,7% в год выглядит сомнительно, скорее, как дань политкорректности.

В 2022 году ограничения в рамках соглашения ОПЕК+ закончатся, но нет никакой гарантии, что России удастся вернуть себе прежнюю долю на мировом рынке нефти.

О проблемах с российской нефтью говорит тот факт, что транспортировка нефти по трубопроводной системе «Транснефти» в сентябре 2020 года снизилась на 14% год к году, до 35 млн тонн, при этом общий экспорт сократился на 21,4%, до 16 млн тонн. Это в два с лишним раза больше, чем общее падение потребления нефти в мире.

Еще нагляднее ситуация с нефтепродуктами. Общий объем экспорта нефтепродуктов в июле, по информации ТАСС, упал на 27,5% по сравнению с июнем и составил 10,5 млн тонн. А в странах ОПЕК значительно выросло внеплановое производство нефтепродуктов:

Нефтеперерабатывающие мощности все чаще мигрируют в новые центры спроса в развивающихся странах, говорится в докладе ОПЕК. Новые мощности в объеме 13 мб/с будут расположены: в Азиатско-Тихоокеанском регионе (7,2 мб/с), на Ближнем Востоке (2,8 мб/с) и в Африке (2,9 мб/с). Это означает сокращение возможностей для экспорта нефтепродуктов из России.

Проекты по СПГ более открыты для анализа, чем работа насосов в подземных скважинах. По данным МЭА во всех сценариях только в районе 30-х годов мощности по производству СПГ придут в равновесие со спросом.

Глобальные мощности по сжижению газа в сравнении с общим спросом на СПГ по сценариям, 2010-2040 гг. (млрд куб. м)

Напомним, что в октябре 2018 года принц Мухаммед бен Салман Аль Сауд заявил: «Мы считаем, что Китай резко сократит добычу, если не исчезнет как производитель, уже через пять лет. И другие страны будут каждый день исчезать, как страны, производящие нефть. Через 19 лет производство нефти в России сильно сократится, если не исчезнет совсем». Цифры докладов ОПЕК и МЭА если и не подтверждают этот прогноз, то и не противоречат ему. 

Накануне доклада ОПЕК агентство Рейтер опубликовало материал о планах саудовского принца увеличить добычу до 13 мб/с (с нынешних 8,5). По словам источников, знакомых с политикой Саудовской Аравии, сообщило агентство, вероятность того, что спрос на сырую нефть принципиально достигнет пика, требует от ведущего мирового экспортера нефти эксплуатации своих запасов, пока нефть может генерировать денежные средства для финансирования экономических реформ Саудовской Аравии. Для успеха плана «Видение 2030» принцу Мохаммеду нужно много денег. 

«Наследный принц сказал, что он будет диверсифицировать экономику, но не сказал, что убьет нефтяную промышленность. Почему бы и нет, если она может приносить больше денег? Возьми деньги и вложи их в другое место», — сказал Рейтер один из источников. «Согласитесь, что с учетом глобальной экономической ситуации полной диверсификации к 2030 году не произойдет», — добавил он. — Чтобы полностью избавить такую гигантскую экономику, как Саудовская Аравия, от нефти, потребуется еще как минимум 50 лет. Итак, пока нефть с нами, зарабатывайте на ней больше денег, если можете». Похоже на правду.

При себестоимости $4 за баррель саудиты могут позволить себе многое, в частности, держать цену на нефть на таком уровне, чтобы основные конкуренты — США и Россия — не могли вкладывать достаточно средств в новые районы добычи. Такая тактика работает. По данным Woodmac, инвестиции в разведку и добычу в 2020 году будут самыми низкими за 15 лет — $310 млрд, что на 30% меньше, чем в 2019 году, и на 60% ниже пикового уровня 2014 года в $730 млрд.

Со сланцами у саудитов «все хорошо»: при цене в $40 за баррель большинство сланцевых компаний находится в убыточной зоне, сотни компаний банкротятся. А на Россию, похоже, идет давление не только со стороны нефтяных цен и за счет политически мотивированного выдавливания с рынка. Ведь согласно докладам МЭА и ОПЕК в мире хватит нефти, чтобы восполнить долю России даже при ее полном уходе с мирового рынка. 

Кстати, не исключено, что агрессивная политика саудитов и рост добычи в новых нефтедобывающих странах — одна из причин (наряду, конечно, с углеродобесием) сокращения вложения капитала мейджоров в нефтедобычу и попытку их ухода в зеленую энергетику. Total, к примеру, честно написала, что сосредоточит внимание на проектах с низкой себестоимостью нефти, отдавая предпочтение стоимости над объемом добычи, и будет развивать свой портфель нефтяных проектов с рентабельностью выше 15% при цене $50 за баррель, обеспечивая при этом согласованность распределения капитальных затрат и климатических амбиций. 

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)