Минфин решил «потроллить» нефтяников?

Фото: Егор Алеев/ТАСС

Минфин может повысить налоговую нагрузку на нефтяную отрасль при выдаче льгот для Приобского месторождения, пишет «Ъ» со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией.

Ведомством сейчас рассматриваются варианты увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в отношении нефти и введение НДПИ на попутный нефтяной газ (ПНГ), подчеркивают «Известия»

Как уточняет РИА Новости, это могут сделать с целью компенсировать 600 млрд рублей выпадающих доходов бюджета, возникающих в том случае, если «Роснефти» и «Газпром нефти» предоставят налоговые льготы для Приобского месторождения, которое считается  высокообводненным, а его запасы — трудноизвлекаемыми. 

 О том, что президент России Владимир Путин одобрил налоговые вычеты по НДПИ для Приобского месторождения — его северной части, которую разрабатывает «Роснефть», и южной (у «Газпром нефти»), — «Ъ» сообщал еще 1 августа. «Роснефть» предлагает предоставить ей десятилетний вычет по НДПИ на 46 млрд рублей в год, «Газпром нефть» — вычет на 13,5 млрд рублей в год с 2020 года. 

Через несколько часов после первой публикации, в Министерстве финансов РФ изданию «Ъ» подтвердили рассмотрение идеи о введении налога на НДПИ и ПНГ. «Да, это действительно наше предложение», — передал глава департамента налоговой и таможенной политики и Минфина Алексей Сазанов через представителя ведомства. 

«Предложение повысить налог на добычу полезных ископаемых для нефти и ввести НПД для ПНГ — вынужденная мера: при предоставлении налоговых вычетов Приобскому месторождению возникают выпадающие доходы бюджета в 60 млрд рублей и их надо чем-то компенсировать», — цитирует заявление Сазанова издание «Ведомости».

В Минфине добавили, что на долю Фонда национального благосостояния (ФНБ) придется 28 млрд рублей из выделенных льгот, тогда как на базовые доходы бюджета — 32 млрд рублей, которые уже заложены в бюджет на финансирование национальных проектов. 

«Роснефть» уже отреагировала на предложение ведомства повысить НДПИ а нефть и ввести НДПИ на ПНГ. «Минфин, очевидно, по причине отсутствия содержательных аргументов, перешел на троллинг», — заявил пресс-секретарь нефтяной компании Михаил Леонтьев. Его слова цитирует РБК, однако позднее, как уточняет издание, компания отозвала комментарий своего представителя.  

«Вводить НДПИ на ПНГ абсурдно, он является побочным продуктом и нигде в мире не облагается налогом», — отмечает источник «Ъ» в отрасли.

«Предложение Минфина может вести к повышению внутренних цен на нефть, это негативно скажется на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях», — комментирует «Ведомостям» главный стратег «Универ капитала» Дмитрий Александров. «Потребуется введение новых корректирующих механизмов для отдельных нефтеперерабатывающих компаний, иначе их маржа снизится», — подчеркнул он.

«Решение Минфина — логичное продолжение политики ручного регулирования отрасли», — отмечает в беседе с изданием эксперт Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерина Грушевенко. «Такой подход (наполнить бюджет здесь и сейчас любой ценой — прим.) не позволяет осуществлять долгосрочное стратегическое планирование, как на уровне компаний, так и на уровне регуляторов, того же Минэнерго. Это становится практически невозможным, потому что помимо массы неопределенных внешних факторов нефтяного рынка добавляются непредсказуемые внутренние правила игры, которые могут меняться едва ли не ежегодно», — говорит эксперт. 

«Вероятно, что после одобрения льгот для «Роснефти» и повышения НДПИ по другим месторождениям другие компании также смогут добиться льгот — например, та же «Газпром нефть» для другой части Приобского месторождения», — рассуждает эксперт. «По логике снова придется повышать налоги для прочих месторождений. Кстати, такая тенденция видна уже сейчас: масса новых месторождений имеют те или иные преференции, при этом зрелые традиционные месторождения Западной Сибири, которые обеспечивают до половины добычи нефти в России, обложены налогами максимально», — комментирует Грушевенко. «В итоге вся отрасль живет короткими циклами: от одного решения до другого. Это может крайне негативно сказаться на долгосрочных объемах добычи нефти, поскольку каждая следующая добытая бочка нефти достается все труднее и требует все более технологичных подходов и новых решений, которые, в свою очередь, требуют времени и средств», — заключает она. 

Кристина Кузнецова