Латинский Чайна-таун: тяжелая зависимость от нефти

Взаимоотношения Китая с Латинской Америкой напоминают историю наркомана, который осознает, что его затягивает все больше, но справиться с проблемой не может. Латинская Америка позиционирует себя на мировом рынке как поставщик сырья, а Китай — как его потребитель, и за ресурсы Поднебесная готова хорошо платить. Но есть нюанс. Китайские кредиты предоставляются под высокие ставки и зачастую должны гарантироваться поставками сырья. Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) выяснил, как Латинская Америка лишает себя возможности развиваться, все глубже «погружаясь» в роль сырьевого придатка Китая. 

Китай — третий в мире потребитель газа и второй — нефти. Вряд ли существует какой-либо регион в мире, куда азиатский гигант не обращал свои взоры в поиске выгоды. Главным интересом Китая являются природные ресурсы, и с каждым годом этот интерес растет огромными темпами. Разумеется, Латинская Америка со своими запасами природных ресурсов не могла остаться незамеченной. С 2000 по 2015 годы региональный импорт в Китай вырос с $5 млрд до $103 млрд. 

Объем торговли региона с КНР увеличивался на 24,1% (импорт) и 13,7% (экспорт) ежегодно, достигнув к 2018 году $307,4 млрд. Объём коммерческих сделок вырос по сравнению с 2000 годом в 20 раз. При этом более 70% южноамериканского импорта в Китай составляют нефть, железо, медь и соя.

Как мы видим, Латинская Америка в целом демонстрирует растущую зависимость от китайского рынка, хотя по отдельности для стран региона ситуация складывается по-разному. Наиболее зависимой страной является Чили, которая направляет около 25% своего экспорта азиатскому гиганту. Далее идут Бразилия, Перу, Венесуэла и Уругвай, которые поставляют Китаю от 15 до 20% своего экспорта.

«В Китае живет 1,35 млрд жителей на 9 млн кв. км. Там более 12 млн военных. Это второй производитель оружия в мире, его экономика — одна из лидирующих в мире. И при этом у Китая нет нефти, которая нужна ему для развития экономики, инфраструктуры. Все в мире знают, что Китаю позарез нужно сырье, и все это влияет на политическую обстановку в мире», — делится своим мнением с ИРТТЭК Мигель Хаймес, венесуэльский политолог и эксперт в сфере энергетики. 

«Не успела Ливия договориться с Китаем о выгодных поставках нефти, как в регионе была развязана война. Все конфликты на Ближнем Востоке имели задачу «выдавить» оттуда китайские интересы. США пытаются замедлить рост Китая, но это необратимый рост. Поэтому США вводят пошлины, давят на Иран, чтобы он не сотрудничал с Китаем», — отмечает эксперт. 

Фактически, чтобы уменьшить свою зависимость от ближневосточной нефти, Китай обратился к Латинской Америке. В регион потекли китайские инвестиции. 

Континент на «нефтяной игле» 

Нефть, несомненно, — главный стратегический интерес Китая в регионе. Из регионов-поставщиков нефти в КНР Латинская Америка продемонстрировала наибольший рост с 2003 по 2015 годы (на 42% в год). К 2015 году показатели достигли 854 тыс. б/с., 91% из которых приходилось на Венесуэлу (38%), Бразилию (33%) и Колумбию (21%). 

С 2001 по 2013 годы было реализовано как минимум 23 инвестиционных проекта Китая, имеющих целью получение доступа к латиноамериканской нефти на сумму почти $33 млрд. В регион пришли четыре крупнейших китайских нефтяных компании — China National Petroleum Corporation (CNPC), China National Offshore Oil Corporation (CNOOC), China Petroleum and Chemical Corporation (Sinopec) и Sinochem Group. PetroChina International Corporation Ltd и CNPC начали вкладываться в бразильское нефтяное месторождение Libra, компании Sinopec и CNPC инвестировали $28 млрд в энергетический проект в венесуэльском нефтяном поясе Ориноко.

Китайские компании предпочитали проникать на латиноамериканский рынок через приобретение лицензий на разработку у компаний, уже работающих в регионе, или путем покупки самих этих компаний. Позже китайцы стали инвестировать в более рискованные с точки зрения технологий проекты, например, проект освоения глубоководного месторождения Libra в Бразилии. 

Есть одна любопытная деталь. Китай практически не покупает нефть у Колумбии и не имеет нефтяных контрактов с Мексикой, хотя это два из четырех крупнейших производителя сырья в регионе, наряду с Венесуэлой и Бразилией. Это объясняется более тесными геополитическими связями колумбийцев и мексиканцев с США. Кстати, если в 2001 году в США поставлялось 56% латиноамериканского экспорта, то в 2016-м речь шла уже о 32%.

Сокровища Венесуэлы

Венесуэла — один из главных партнеров Китая в регионе. Еще бывший лидер страны Уго Чавес говорил, что «мы готовы предоставить Китаю всю нефть, которая ему требуется». Конечно, в ответ на очередной кредит в $20 млрд. 

«С Венесуэлой Китай заключил множество нефтяных договоров, всего более 400», — говорит Мигель Хаймес. Особенно сильно Китай стал наращивать свое  присутствие после прихода к власти Уго Чавеса в 1999 году. Большинство китайских инвестиций в Венесуэлу, обладающую  крупнейшими запасами нефти в мире, были сделками «нефть в обмен на кредиты». Около 60% поставок нефти из Венесуэлы в Китай идут в погашение этого долга. 

Основными инвестиционными подразделениями Китая являются Банк развития Китая и Экспортно-импортный банк Китая. Благодаря им азиатский гигант стал настоящим банкиром Латинской Америки. Общие финансовые обязательства пяти главных латиноамериканских «должников» составляют более $133 млрд, что превышает ВВП такой страны как Эквадор. Почти половина этой суммы висит, похоже, мертвым грузом на Венесуэле, которая с $67,2 млрд возглавляет список. Далее идут Бразилия ($28,9 млрд) и Эквадор ($18,4 млрд). За ними следуют Аргентина ($16,9 млрд) и Боливия ($2,5 млрд)

Как Китай «сажает на иглу» Латинскую Америку 

На примере Венесуэлы можно проследить одну из наиболее характерных форм кредитования Китая, когда кредиты привязаны к природным ресурсам. Китай дает деньги, а часть кредита разрешает вернуть напрямую нефтью (правда, по рыночным ценам). Формула завоевала популярность во всем мире, и ей стали пользоваться не только китайцы. Еще одна схема, применяемая Китаем в Латинской Америке — связанные кредиты, в рамках которых необходимо приобретать товары китайских производителей либо приглашать компании из КНР для строительства инфраструктуры.

Но все это не останавливает должников. Они выстраиваются в очередь за китайскими деньгами. И готовы отдавать последнее. Например, в Латинской Америке есть страна, где китайцы занимают лидирующие позиции в нефтедобыче — это Перу, где CNPC добывает четверть всей нефти. Китайская компания владеет контрольным пакетом акций четырех из пяти главных нефтяных концессий в Перу после приобретения Petrobras Energía Peru за $2,6 млрд в конце 2013 года. Также китайцы являются крупнейшими иностранными инвесторами в Эквадоре и Венесуэле, но в обеих странах добыча нефти находится в руках национальной государственной компании.

Большую часть латиноамериканской нефти китайские нефтяные компании продают в США и страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где она пользуется большим спросом из-за технологической совместимости с оборудованием НПЗ.  Идея КНР состоит в том, чтобы иметь право на распределение нефти и возможность отправки ее непосредственно туда, куда посчитает нужным, переводя нефтяной вопрос в политическую плоскость.

«Китайская карта» становится удобным политическим «козырем» в Латинской Америке. Например, нынешний президент Бразилии Жаир Болсонару во время предвыборной кампании не раз обвинял Китай в том, что тот пытается «скупить» всю страну, чем сыграл на патриотических чувствах граждан. Но как только Болсонару стал президентом, его риторика поменялась, и он направился к китайцам просить денег, стал ездить в Поднебесную и зазывать китайские компании участвовать в бразильских аукционах нефти и газа. 

Не только нефтяная зависимость

Негативным следствием модели торговли, при которой Латинская Америка экспортирует сырье и импортирует товары из Китая, является тот факт, что это сильно бьет по собственному производству во многих отраслях. Сложно развивать свою промышленность, когда на тебя сыпется уйма дешевых китайских товаров. 

Появляется прямая зависимость от Китая. Возьмем соевые бобы: 80% этого продукта, производимого в Бразилии, идет на китайский рынок. Поэтому внезапное падение спроса в азиатской стране, случись оно, мгновенно обрушит сельское хозяйство Бразилии. 

Несмотря на то, что беспокойство по поводу латиноамериканской зависимости от Китая постоянно усиливается, поделать страны региона с ней ничего не могут, потому что рынок элементарно парирует все попытки сбросить с себя китайские «оковы». И нет никаких предпосылок к тому, что ситуация изменится. Скорее всего, Латинская Америка с каждым годом все больше будет превращаться в сырьевой придаток Китая. 

Михаил Вакилян,
зарубежный корреспондент ИРТТЭК