Китайцам некуда спешить

Сделка, в рамках которой CEFC должна купить пакет акций «Роснефти» у Glencore и Катарского фонда, перенесена на более поздний срок. В отчёте Glencore сообщается, что акции будут проданы в 1 полугодии 2018 года. Ранее планировалось завершить сделку до конца 2017 года.

В ожидании синергии

О том, что China Energy Company Limited выкупила пакет акций у консорциума Glencore и суверенного инвестфонда Катара, было официально объявлено 8 сентября 2017 года. Тогда же «Роснефть» заключила с предполагаемым новым акционером соглашение о стратегическом сотрудничестве и долгосрочный контракт на поставку нефти. Китайской стороне были предложены проекты по добыче сырья в Западной и Восточной Сибири, а также взаимодействие в области нефтепереработки, нефтехимии, торговли нефтью и нефтепродуктами.

«Для нас это серьезное событие, которое в целом формирует в окончательном виде акционерную структуру компании. Мы рады, что это стала именно китайская корпорация. Мы надеемся на то, что этот партнер даст возможность получения синергии от сотрудничества», — заявил президент «Роснефти» Игорь Сечин.

Почему же сделка забуксовала, почему китайцы не спешат выполнять договорённости и получать синергетический эффект от сотрудничества?

Неважно, о чём говорят — речь всегда идет о деньгах

Поводов для задержки сделки называется много — требуется проработать вопросы финансирования, дополнительно обговорить условия, получить одобрение регуляторов… Но главную причину все стороны старательно обходят стороной. А она очень проста — цена пакета акций «Роснефти» постепенно снижается. Чтобы сделка совершилась, скорее всего кому-то придётся зафиксировать убыток. Либо консорциум продаст акции дешевле цены покупки, либо китайцы приобретут его выше рыночной цены.

За 19,5% акций «Роснефти» Glencore и катарский фонд заплатили 692 млрд рублей (10,2 млрд евро). Сейчас по текущим котировкам Московской биржи этот пакет акций стоит 662 млрд рублей (9,49 млрд евро). За год с небольшим 710 млн евро куда-то испарились и кто-то теперь должен выложить их из собственного кармана.

Поскольку акции были куплены на заёмные средства, Glencore и катарский фонд вынуждены платить проценты по кредиту, полученному под залог дешевеющего актива. «Волатильность на финансовых рынках привела к серьезной девальвации доллара по отношению к евро, и расходы на обслуживание этого кредита стали достаточно серьезными», — пояснил ситуацию Игорь Сечин. Покупателю в таких условиях спешить некуда — время играет не в пользу нынешних держателей акций «Роснефти».

Цена Улюкаева

Напомним, откуда вообще взялась цена, по которой Glencore и катарский фонд купили акции «Роснефти». По расчётам тогдашнего главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, минимальная цена приватизируемого пакета должна была составить 710,85 млрд рублей. Как сообщалось, такая цена отражает синергетический эффект от поглощения «Роснефтью» активов «Башнефти».

Несмотря на убедительные аргументы, покупатели сочли цену завышенной. Тогда была придумана достаточно изящная комбинация — Glencore и катарский фонд заплатят 692 млрд рублей, а недостающие 18 млрд рублей в бюджет заплатит «Роснефтегаз», которому эти деньги в виде дивидендов перечислит «Роснефть». Для этого совет директоров «Роснефти» оперативно внёс изменения в дивидендную политику компании, разрешающие выплату дивидендов не один, а два раза в год.

Иностранные участники приватизационной сделки получили государственные награды РФ. За большой вклад в укрепление сотрудничества Орден Дружбы получили генеральный директор Glencore International Айван Глазенберг, исполнительный директор фонд Qatar Investment Autority член королевской семьи Катара Абдалла Бен Мохаммед Бен Сауд Аль Тани и глава итальянской банковской группы Intesa Sanpaolo Карло Мессина. Председатель совета директоров АО «Банк Интеза» Антонио Фаллико удостоился Ордена Почёта.

У основателя и бессменного председателя CEFC Е Цзяньмина тоже есть шансы удостоиться высокой государственной награды. Для этого нужно купить пакет акций «Роснефти» немного дороже рыночной цены. Банк ВТБ выразил готовность предоставить китайским партнёрам $5 млрд в качестве краткосрочного кредита. «Мы всё уже подписали. Теперь вопрос к китайцам, когда они его возьмут. У нас всё подписано», — заявил первый заместитель президента-председателя ВТБ Юрий Соловьев.

Захаров Денис