Как потратить триллион (или 12 триллионов)

«Центробанк временно приостановил покупку золота в резервы. Дальнейшие решения регулятор будет принимать в зависимости от ситуации на финансовом рынке. Сейчас в резервах ЦБ более полумиллиарда долларов. Настало ли время активно тратить кубышку?  В субботу, 28 марта, стало известно, что международные резервы ЦБ за неделю упали почти на 30 млрд долларов, и это стало почти антирекордом. Подобное сокращение в истории было дважды — осенью 2008-го и зимой 2009 года. Сам регулятор объяснил падение преобладающим отрицательным воздействием валютной и рыночной переоценки», — пишет Михаил Сафонов, обозреватель BusinessFM, в статье на сайте издания, анализируя, что будет делать государство и что должен делать бизнес в условиях текущего комплексного кризиса.

Резервы Банка России вложены в том числе в облигации европейских стран и Китая. Эти активы за прошлую неделю подешевели по отношению к доллару США. Соответственно, стоимость российских активов в тоже упала. Кроме того, ЦБ продает валюту для поддержания курса рубля, который в условиях сегодняшних цен на нефть мог быть и дешевле. Но, собственно, для этих целей резервы и существуют. Главный экономист ПФ «Капитал» Евгений Надоршин сравнивает такой процесс с кровопусканием. «Валютная интервенция — это единственная разумная потребность для нормальной экономической деятельности в Российской Федерации. Резервы, как и отсосанная пиявками кровь, не нужны совершенно».

Когда мы говорим о резервах, всегда нужно помнить что эти резервы очень неоднородны. Да, у России в разных финансовых инструментах хранится более полумиллиарда долларов. Но из них непосредственно кубышка — это 12 трлн рублей Фонда национального благосостояния. В долларах по курсу это больше 150 миллиардов. И вот эти деньги уже можно тратить. По закону правительство получает такое право после того, как размер фонда превысит 7% ВВП. Он уже его превысил. Денег у России, конечно, меньше, чем, например, у Норвегии — ее суверенный фонд только в прошлом году заработал рекордные 180 млрд долларов и превысил триллион в американской валюте.

Российские власти всегда с осторожностью относились к резервам. Но сейчас, возможно, пришло время тратить деньги на поддержку экономики. Ситуация близка к критической, а для чего еще нужны резервы, кроме как для борьбы с кризисом?

Очень много споров на тему, как именно тратить. Идея, когда деньги получают банки, чтобы потом дать льготные кредиту компаниям, в прошлый раз не сработала. Средства до бизнеса доходили далеко не всегда. Но пока, судя по новостям, помогать компаниям вновь собираются через банки под госгарантии. Правда, никто не знает, насколько ситуация затянется, а кредиты рано или поздно все равно придется возвращать.

Кроме того, «коронавирусная» составляющая кризиса бьет в первую очередь по мелкому, сверхмелкому и вообще индивидуальному сектору экономики гораздо сильнее, чем любой из предыдущих постсоветских кризисов. Если события будут развиваться по наиболее тяжелому сценарию, то по потенциальному урону непосредственно для граждан страны, экономический аспект пандемии будет сравним разве что 1991 годом. Однако к прямым выплатам денег гражданам власти, судя по всему, пока не готовы. Кабинет министров увеличил максимальное пособие по безработице. Было 8 тысяч в месяц, стало чуть больше 12 тысяч рублей. Но и на эти деньги прожить сложно, тем более что это верхняя планка и не все такое пособие смогут получать. Возможно, в ближайшее время введут и новые меры. При этом пока никто не отменял и расходы на нацпроекты. Хотя сейчас главный проект для многих компаний — выживание.

Тем временем некоторые компании готовы помогать коллегам за свой счет. Так, группа «Интерфакс» на время дает свободный доступ к СПАРКу для малого и среднего бизнеса (СПАРК — это платная аналитическая система проверки контрагентов). Такие вещи не стоит недооценивать — ведь самый страшный и  долговременный удар уже сегодня наносится  именно по малому и среднему бизнесу. Если российские компании не смогут демонстрировать солидарность в решении общих проблем и не найдут в себе силы пожертвовать частью своих интересов для выживания национальной экономики — значит наше общество и государственные механизмы, действительно, не готовы жить в современном обществе и цивилизации.

Да. крупнейшие российские компании и финансовые конгломераты объявили о немалых суммах помощи, Фонд Владимира Потанина, Мэйл ру, Яндекс и Альфа-групп направят несколько миллиардов рублей на программы помощи нуждающимся и поддержки малого бизнеса, а Олег Дерипаска сегодня заявил о том, что даст деньги на постройку четырех медцентров в Иркутской области. Важно, однако, чтобы эти программы не ограничивались, пусть даже щедрыми, но сиюминутными «дарами», а носили системный характер. Вплоть до выделения части прибыли, на что пошел тот же «Интерфакс».

Очень бы хотелось увидеть в этом ряду и госкомпании.

Константин Четков