Ирак воссоздает национальную нефтяную компанию

Парламент страны проголосовал за новый режим регулирования добычи и экспорта нефти, а также распределения между регионами доходов от ее продажи. Новый закон предусматривает, что средства, поступающие от импорта нефти, будут разделены между иракцами и курдами (проживающими в иракском Курдистане), если последние договорятся о продаже углеводородного сырья со своих месторождений через иракскую экспортную компанию (SOMO). По мнению иракских властей, это позволит Ираку разрабатывать месторождения, вести нефтепереработку и заниматься нефтесервисом силами местных компаний, принадлежащих государству.

Это решение является возвращением к старому порядку недропользования. Впервые закон о создании Иракской национальной нефтяной компании был выпущен в 1964 г., национализация отрасли осуществлена в 1972 г., а в 1987 г. национальная компания была объединена с министерством нефти страны. В результате иностранные инвестиции в нефтяную промышленность Ирака были значительно ограничены.

Сейчас мы, вероятно, видим возвращение к старой модели функционирования иракской нефтянки на фоне разочарования в сотрудничестве с зарубежными добывающими игроками, работающими в стране на основе сервисных контрактов. Тогда как иракская национальная экспортная компания SOMO, созданная в 1998 г., продолжает заниматься маркетингом и поставками нефти из страны.

Несмотря на то, что многим зарубежным операторам иракской нефтедобычи удалось нарастить производство нефти, второй Саудовской Аравии на Ближнем Востоке из Ирака пока сделать не получилось. Низкие цены на нефть на мировых рынках не позволили иракской нефтяной промышленности выйти на саудовский уровень добычи, а также догнать по объемам извлекаемых углеводородов Россию и США.

Сейчас Ирак лишь на третьем месте в мире по экспорту нефти после Саудовской Аравии и России, добывает порядка 4,4 млн баррелей в сутки, из которых порядка 4 млн отправляется на экспорт. Таким образом страна является одним из главных конкурентов РФ, поставляющей на мировые рынки порядка 4,7-5 млн баррелей в сутки. Однако иракский экспорт значительно отстает от поставок из Саудовской Аравии, которые находятся на уровне 7 млн баррелей в сутки.

Прошлый год стал одним из важнейших в иракской истории, благодаря полному снятию санкций ООН, введенных в отношении страны много лет назад, а также взятию под контроль территорий Иракского Курдистана. Цель властей Ирака — быстрая монетизация огромных запасов углеводородов страны. Уже сейчас торговля нефтью приносит SOMO порядка 6–7 млрд долларов США в год.

В то же время мировые корпорации постепенно «охладели» к развитию новых иракских проектов. Shell и малазийская Petronas в этом году окончательно выходят из проекта Маджнун (Majnoon) с запасами в 12,8 млрд баррелей н. э. Компании получили доступ к этому проекту в конце 2009 г. Планировалось добывать на Маджнун порядка 1,8 млн баррелей в сутки, затем целевые показатели сократились до 1,2 млн баррелей в сутки. Сейчас этот показатель упал до 230 тыс. баррелей в сутки. Иракские власти договорились с сервисными игроками — американской KBR и китайской Anton Oilfield Services Group, которые начинают работать на Маджнун в апреле этого года. Иракские власти в ходе переговоров с потенциальными участниками проекта ставили задачу вывести добычу на месторождении на уровень в 400 тыс. баррелей в сутки.

На фоне всех этих событий в зарубежной прессе стала появляться новая информация по истории нефтяного Ирака. Так, на страницах Daily Star  сообщается, что планирование вторжения США в эту ближневосточную страну началось задолго до сентябрьских событий 2001 г. и обвинений Саддама Хусейна во владении оружием массового поражения, а именно после подписания иракскими властями контрактов на разработку нефтяных месторождений с китайскими, российскими и французскими инвесторами в 1997 г. По мнению издания, эти сделки стали «шоком» для американских и британских властей, поскольку Ирак обладает вторыми после Саудовской Аравии по объемам крупнейшими запасами нефти на Ближнем Востоке, сегодня у страны пятое место в мире по этому показателю. В результате вторжение началось в марте 2003 г. (ровно 15 лет назад), уже в начале апреля Багдад пал после 24-летнего правления Саддама Хусейна, а крупнейшие международные нефтегазовые корпорации получили широкий доступ к разработке нефти в этой стране. Весной 2018 г. мы наблюдаем новый виток развития этой непростой истории с национализацией и допуском иностранных инвесторов в иракскую нефтегазовую промышленность.

Мария Кутузова