Газ в Европе: конкуренция нарастает

Но «Газпром» сейчас конкурирует в основном сам с собой

В ИМЭМО РАН в рамках форума «Нефтегазовый диалог» прошел семинар «Инфраструктура европейского рынка газа: реалии и перспективы». В своем вступительном слове академик РАН, доктор экономических наук, первый заместитель директора ИМЭМО Наталья Иванова отметила, что тема развития инфраструктуры европейского рынка газа объединяет в себе и геополитические проблемы, и взаимоотношения России с другими государствами, а также технологические и инфраструктурные вопросы.

Высказанные на семинаре экспертные мнения продемонстрировали широкий спектр самых неоднозначных оценок будущего российских поставок газа на европейские рынки. По мнению президента Российского газового общества, председателя Комитета по энергетике Государственной Думы РФ Павла Завального, развитие газового рынка определяется новыми инфраструктурными проектами создания транспортной и распределительной инфраструктуры. «Самый совершенный опыт у Америки. Газовой отрасли там уже больше 100 лет. Реформирование американской газовой промышленности шло вместе с развитием электроэнергетики. В Европе, благодаря принятию Третьего энергопакета ЕС, развивается конкуренция поставок на спотовом рынке газа, есть несколько поставщиков трубопроводного газа, строится новая инфраструктура для поставок СПГ, который уже занимает 25% долю в мировой торговле газом и имеет тенденцию к росту. Конкуренция будет как межтопливная, так и между различными видами поставок газа», – отметил Завальный.

По словам главного экономиста по России и СНГ компании ВР Владимира Дребенцова, интерес к развитию инфраструктуры поставок газа в Европу двусторонний: как со стороны российских поставщиков, так и европейских потребителей. Но для ЕС это, прежде всего, вопрос энергобезопасности, которая должна быть обеспечена за счет конкуренции между различными поставщиками. Предполагается, что существующая в Европе инфраструктура импорта газа вырастет к 2030 г. на 33-60%. На фоне поставленных в ЕС целей сокращения энергопотребления (прежде всего, углеводородов) и повышения энергоэффективности у российских экспертов такое расширение инфраструктуры вызывает ряд вопросов: например, зачем строить новые терминалы по регазификации СПГ, если сейчас уже действующие задействованы только на 25%? Сейчас эти мощности превышают 200 млрд куб. м в год, а Европа в прошлом году импортировала порядка 50 млрд куб. м. В перспективе планируется ввести в эксплуатацию в Европе мощности по регазификации еще порядка 150-200 млрд куб. м в год, что примерно закроет все потребности в газе на европейском рынке (сравнимо с уровнем потребления на современном этапе). По словам эксперта, исходя из прогнозов энергопотребления, даже в Европе появились исследования, обосновывающие мысль, что значительная часть строящейся или планируемой инфраструктуры для импорта газа в Европе будет не востребована.

«Для России это выглядит как угроза. Но жизнь меняется. Европейские страны –главный рынок для российского экспорта газа, но этот рынок от монопольного состояния переходит к конкурентному функционированию, в том числе за счет появления новых поставщиков газа за пределами самой Европы. России придется научиться работать на разных торговых площадках, чтобы сохранить свое место на газовом рынке в условиях нарастающей конкуренции», – заявил Дребенцов в ходе семинара. По мнению эксперта, Юго-Восточная Европа – ключевой регион для перспективного развития газотранспортной инфраструктуры. Кризис 2006 г. с ограничениями поставок газа из РФ выявил недостатки в обеспечении энергобезопасности этого региона. Сейчас здесь разрабатываются альтернативные варианты поставок газа, строятся или планируются новые регазификационные терминалы для приема сжиженного природного газа.

«Давайте будем честны перед собой: российский газ конкурирует в Европе с самим собой. В «Газпроме» сейчас рассуждают: не надо пускать российские независимые компании с их СПГ в Европу и нужно сохранить монополию «Газпрома» на экспорт трубопроводного газа. Эти аргументы не имеют под собой экономического обоснования. Если даже весь российский сжиженный природный газ пойдет в Азию, он там вытеснит другие поставщиков, которые направят свой сжиженный природный газ в Европу. «Газпром» сегодня сам продает газ и по долгосрочным контрактам, и на спотовых площадках», – отметил представитель BP.

По словам президента Института энергетики и финансов Владимира Фейгина, на европейских рынках царит неопределенность. Загрузка мощностей в газовой электрогенерации, несмотря на благоприятную ценовую конъюнктуру, остается крайне низкой. Согласно оценке Еврокомиссии, потребление до 2025 г. будет «стагнировать» на уровне 2015 г., в период 2025-2030 годов произойдет снижение в пределах 4%, а после 2030 г. произойдет небольшой рост со следующим снижением уже после 2045 г. Однако Еврокомиссия одинока в своем пессимизме. Например, по прогнозу МЭА, потребление газа в ЕС будет умеренно расти до 2025 г., вернувшись в конце периода на уровень 2013 г. В 2025-2035 гг. ожидается стагнация потребления, а новое падение спроса возможно только после 2035 г. Традиционные партнеры «Газпрома» по долгосрочным контрактам находятся в непростом положении. Фейгин отмечает, что российской компании предстоит стать интегральным менеджером своих поставок: у «Газпрома» есть разные каналы экспорта, и они должны быть согласованы. «Надо сделать так, чтобы конкуренция в рамках одной компании была контролируема и управляема. Пока наши партнеры считают, что им все дается даром. Сейчас очень сложно осуществлять инвестиции в новые проекты. Цены неустойчивы. Отрицательный денежный поток – пока основной риск для компании. Чистая прибыль компании за последние 12 месяцев находится на уровне 2007 г. при общей тенденции к снижению, начиная с 2011 г.

Как отметил эксперт, «Газпрому» нужна гибкая настройка своего участия в биржевом и контрактном сегментах рынка путем «снятия» с краткосрочного рынка избытка неконтролируемой ликвидности и уменьшения понижающего давления спотовых цен на весь газовый рынок (за счет, в том числе снижения требований к отбору газа в своих контрактах). «В газовых отношениях России и ЕС еще не пройдена политическая развилка построения этих отношений как чисто торговых или как стратегического партнерства. Сейчас все идет по пути развития торговых отношений, и со всеми сложностями. Еще в 2013 г. нами совместно с ЕС была сделана Дорожная карта сотрудничества до 2050 г. Но текущие отношения носят кризисный характер. Если этот кризис не будет преодолен, наши отношения будут напряженными и «чисто торговыми». Возможны неприятные вещи: субсидирование любой ценой, лишь бы только не зависеть от российского газа. Тогда и сценарии будут другие», – считает Владимир Фейгин.

«Настойчивости, с которой европейцы модернизируют свою газотранспортную систему, можно только позавидовать», – отмечает руководитель Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин. Согласно данным исследования, проведенного институтом, за последние годы были расширены, модернизированы для реверса или сооружены 16 интерконнекторов: общая пропускная способность трансграничных соединительных сетей выросла на 14% с 1992 до 2272 млн куб. м в сутки. По информации Светланы Мельниковой, научного сотрудника Института энергетических исследований РАН, по состоянию на конец 2015 г. в Европе действуют СПГ-терминалы общей мощностью 195 млрд. куб. м в год. К 2019 г. их мощность будет доведена до 213 млрд. куб. м в год за счет уже строящихся. Кроме того, существуют планируемые проекты на 146 млрд. куб. м. Мощности действующих подземных хранилищ газа, по данным института, составляют около 100 млрд. куб. м. В среднесрочной перспективе эксперт прогнозирует: формирование избыточных транспортных мощностей и прочих объектов инфраструктуры (ПХГ, СПГ-терминалов) с широкой возможностью реверса и доступа третьих сторон.

Александр Курдин, заместитель заведующего кафедрой конкурентной и промышленной политики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова по научной работе, руководитель дирекции по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации, отметил, что в России рассматривают формируемый рынок ЕС в качестве модели для реформирования собственного внутреннего рынка. Однако, по мнению эксперта, несмотря на значительные успехи в построении целевой модели, в Европе наблюдаются значительные препятствия на пути формирования единого газового рынка. В частности, сохраняется ряд исключений для отдельных стран: ряд европейских государств имеет право на исключения из Третьего энергопакета в качестве изолированных или развивающихся рынков (Кипр, Эстония, Латвия, Финляндия, Мальта, Люксембург).

По мнению заместителя директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, перспективы реального создания единого европейского рынка вызывают вопросы. Многие проекты по развитию газотранспортной инфраструктуры экономически не обоснованы. «Это, действительно, тот самый либеральный рынок, который был задуман?», – спрашивал Гривач в ходе выступления на семинаре.

Несколько ярких цитат из обсуждения представленных на семинаре докладов. По мнению старшего эксперта энергетического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов» Екатерины Орловой, в десятилетнем развитии газотранспортной сети представлено 259 газовых проектов, из них 70 приходится на Центральную и Восточную Европу, где насыщенность газотранспортной системы в три раза меньше, чем в Северо-Западной Европе. Евросоюз собирается выделить 1 трлн евро на все эти проекты, треть из которых планировалось направить в Центральную и Восточную Европу. Однако сейчас эти планы существенно корректируются.

Генадий Шмаль, заместитель председателя Комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК, президент Союза нефтегазопромышленников России: «Такие слайд-шоу, конечно, хороши. Но где же цифры? Здесь же экономисты сидят. Если мы говорим об инфраструктуре, покажите приоритетность или ущербность наших российских проектов по транспортировке газа («Северного потока-2», «Турецкого потока») по сравнению с другими газопроводами. Все это необходимо рассчитать, а мы снова показываем все на пальцах», – отметил Шмаль.

«Меня смущают похоронные нотки в оценках способности Европы построить рынок и обеспечить его либерализацию. Я вижу, что в слайдах подтасовываются факты», – раскритиковал доклад одного из докладчиков семинара партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.

Мария Кутузова