Энергия недр и энергия духа

Москва, сообщает ТАСС, не исключает разрыва связей с Евросоюзом, если ЕС «будет вводить санкции, создающие риски для чувствительных секторов российской экономики». Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил об этом в интервью Владимиру Соловьеву в эфире YouTube-канала «Соловьев LIVE». Мы «не хотим как бы изолироваться от мировой жизни, но надо быть готовыми к этому. Хочешь мира — готовься к войне», — добавил он. Такие вот дела, уважаемый читатель. И нет ни малейших сомнений в том, что сказанное относится и к разработке недр России (например, в Арктике), да и к прокладке энерготрасс на Балтике и на Черном море. Аналитики сообщили, что «новые проявления разногласий Москвы и Брюсселя способны оказать давление на ход строительства газопровода «Северный поток-2», энергетически связывающего Россию и ФРГ», — полагает CNBC. Кстати, не остается сомнений и в том, что начатая в 2014-м топливно-сырьевая война секторальных санкций и отраслевой гегемонии учитывается и при формировании внешнеполитического курса РФ на высшем уровне. Вот, кстати, кремлевский взгляд на предстоящую через неделю ежегодную Мюнхенскую конференцию по безопасности. Она готовится в онлайн-формате. Но выступать на этом форуме, сообщает РИА Новости со ссылкой на представителя Кремля Дмитрия Пескова, президент Владимир Путин не планирует. При этом мы, конечно, знаем об ожидаемом участии главы вашингтонской команды — Джо Байдена, генсека ООН Антониу Гутерриша, генсека НАТО Йенса Столтенберга, председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, спецпосланника США по климату Джона Керри и т.д. Но согласитесь: даже в столь именитом и светском обществе российскому политику высшей лиги, обгоняющему названных деятелей по влиянию на мировые дела, незачем становиться «мальчиком для битья»! Однажды (это было в 2007-м) он использовал мюнхенскую трибуну для осуждения изъянов монополярного мира и для «вбрасывания» в аудиторию своего знаменитого вопроса: «Вы хоть сами-то понимаете, что вы наделали?..». Ныне впечатление такое, что они, к сожалению, так и не осознали этого рокового вопроса во всей полноте.

Ренессанс «коллективного Запада» вредит не только россиянам 

«Новых мюнхенцев» мы если и умоляем, то лишь об одном. Пожалуйста, не делайте в баварской столице вид, будто претензии у «коллективного Запада» накопились к одной только России. Такой номер на сей раз у вас не пройдет. В том числе — в топливно-энергетическом сегменте повестки дня.

Во весь голос предупреждает об этом, например, Исламская Республика Иран. Министр по делам разведки Махмуд Алави дал на днях телеинтервью о том, что, если Соединенные Штаты промедлят с отменой трамповского нефтяного эмбарго против «шиитского форпоста», то потомкам Персидского царства придется сражаться с «яростью загнанного в угол кота». В частности, понадобится ускоренно создать свое ядерное оружие. И это — даже вопреки провозглашенной еще в начале 2000-х годов высшим духовным лидером — аятоллой Али Хаменеи — «фатве». Таков священный запрет на разработку антигуманной (и противоречащей законам шариата) атомной бомбы…

«Намеченные на середину февраля военные учения России и Ирана, судя по официальному тегеранскому агентству IRNA, как раз и направлены «на обеспечение безопасности в северной части Индийского океана». Но совместные манёвры — одно дело, а между тем региональная шиитская держава, по сообщению ТАСС, Предупреждает недругов о том, что и сама она не бессильна в беспокойных водах, где не прекращаются попытки заокеанских пришельцев по-жандармски парализовать торговлю нефтью. «ВМС Ирана, с точки зрения оборудования, численности персонала, тактических наработок, командования, связи и доступа к техническим новшествам, находятся на уровне крупнейших мировых военно-морских держав»,- заявил заместитель командующего армией страны Хабиболла Саяри».

…Да что там Иран, если и Китай, объявленный Белым домом конкурентом Америки в сегодняшнем мире, называет вещи своими именами не менее откровенно, чем наследники яростной антишахской революции 1979-го. Так, председатель КНР Си Цзиньпин, общаясь с Джо Байденом в эти же дни по телефону, не стал скрывать, что двусторонние отношения могут «прийти к катастрофе», способной стать бедой для всего человечества. Нет ни одного, в т.ч. топливно-экологического, пункта в мировой повестке, по которому китайцы согласны с форсированными требованиями заокеанских демократов, восхваляющих… свой же возврат к Парижскому соглашению по климату(!). Неприемлемы для азиатской сверхдержавы, главным образом, темпы т.н. «энергоперехода». Так, по доле ВИЭ в тамошнем топливном балансе, как сообщает South China Morning Post, пекинский национальный регулятор реалистично обещает достичь к 2030 году всего 40%, и никак не больше.

Рядом с Поднебесной — Индия. Она может, конечно, во многом «идейно» расходиться с Китаем. Дели уважительно именуется на Западе, благодаря экономическому и демографическому потенциалу, столицей «крупнейшей многопартийно-рыночной демократии». Так-то оно так, но Южноазиатский субконтинент тоже не согласен со все более нажимным американским гегемонизмом, в том числе в контексте ситуации в Индийском океане. И ведь дело не только в том, что, обходя препоны нефтяного эмбарго, к тамошним терминалам все чаще причаливают танкеры с экспортным «черным золотом» Ирана. Вопрос ставится намного шире. Планируя достичь наивысших в мире темпов энергетического спроса на своем рынке в ближайшие 20 лет, Индия не скрывает: ей, при всем старании, неоткуда взять 1,4 трлн долл для перевода своей экономики на «зеленую энергетику» к 2040 году. 

Да и в целом курс Байдена на ускоренный общемировой переход к новым энергоносителям может быть сорван именно развивающимися экономиками «третьего мира», в том числе даже наиболее продвинутых в технологическом отношении стран. Еще в январе новостная лента Investors’ Chronicle писала, что продвижение ТЭК к отраслевой альтернативе может замедлиться там, где прибыли от нефтегазоэкспорта выше 60% доходной части госбюджетов. Это, например, Венесуэла, Саудовская Аравия, Катар, Нигерия, Ирак, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты… МЭА (Международное энергетическое агентство) предупреждает: «Ни одна из крупных национальных нефтяных компаний (в отличие от частных транснационалов, подверженных давлению природоохранных лобби — Авт.) не получила правительственного поручения: занять лидирующую роль в сфере ВИЭ или в иных непрофильных областях».

Сорвать Парижский аккорд могут нефтяники «третьего мира»

Именно планы «государственных нефтегазовых и угольных компаний, — пишет The Guardian, — которыми намечено инвестировать (в эту отрасль — Авт.) 1,9 трлн долл, способны уничтожить климатические надежды». Эти наметки на ближайшие 10 лет, продолжает Фиона Харви, «подорвали бы малейший шанс на достижение целей Парижского соглашения по климату».

Значительная часть капиталовложений может, однако, превратиться в т.н. «инвестиции, застревающие на мели». Ибо, если планета и впрямь двинется к парижским маякам, то как минимум 400 млрд долл из названной цифры будут бесполезно-убыточными. Во всяком случае, так полагает авторитетный в этой области «мозговой трест» — Natural Resource Governance Institute. И вот сегодня, когда средние цены на «черное золото», оживая после скромной 40-долларовой планки прошлого — пандемийного года, вновь вышли более чем на 60 долларов, национальные нефтяные компании развивающихся стран (среди которых немало бывших колоний) готовятся к бою. То есть надеются дать Западу, быть может, «последний и решительный» нефтегазовый бой перед тем, как им все же придется принять парижский температурный лимит.

Составитель вышедшего на Темзе доклада Дэвид Мэнли, старший экономист исследовательского центра, так и пишет: «Значительный сегмент нефтяной отрасли желает организовать, что называется, свою итоговую вечеринку; и он, поверьте, вложит в это триллионы! Мы обеспокоены тем, насколько долго продлится эта вечеринка. Ибо, если энергетический переход планеты (от ископаемых видов топлив к чистой энергетике) произойдет так быстро, как это предусмотрено Парижским соглашением, то и вечеринку (перед занавесом — Авт.) понадобится закончить очень быстро».

Доклад, о котором идет речь, озаглавлен обоснованно: «Рискованная ставка: национальные нефтяные компании в ходе энергетического транзита». В тексте симптоматично упомянуто, что эти госструктуры, владея примерно 90% запасов углеводородного сырья Земли, производят 2/3 мировых объемов нефти и газа. Но по-настоящему плотному аудиту они подвергаются крайне редко. Почему? Хотя бы потому, что их принадлежность к государственной собственности означает возможность работать безотчетно — без публикации многих деталей о своих финансах или операционной деятельности. И это — в отличие от таких открытых звеньев публичного биржевого листинга, как, скажем, американская ExxonMobil, британская ВР или англо-нидерландская Shell. Частным корпорациям снижать или вовсе закрывать обещанный перевод доли своих бюджетов на ВИЭ не дано; а вот национальные игроки, манипулируя своим «общенародным статусом», могут делать это запросто. Как и сводить на «нет» все другие усилия профессионального сообщества планеты по снижению «парникового эффекта». 

«И мы видим, — говорит г-н Мэнли, — как некоторые из этих госструктур срывают прогресс, достигнутый целым рядом больших нефтяных компаний». «Либо мир сделает все необходимое, ограничив глобальное потепление, либо на этих усилиях выгадают национальные монополии» развивающихся стран. «Совмещение одного с другим невозможно». Сказанное наверняка прозвучит еще раз на ноябрьской климатической конференции Сор26 под эгидой ООН в шотландском Глазго. Станет ли взвешенно-деловым и беспристрастным этот большой и заинтересованный разговор профессионалов? Или, как сегодня уже пророчат некоторые источники, кое-кто попытается поставить там судебно-экологический процесс над Китаем, Индией и, конечно, Россией?.. 

Экс-президент — без доступа к гостайне, что говорит о многом

Экс-президент США, правивший до конца января единственной в мире сверхдержавой, рискует остаться без существенной привилегии. Привилегии, повторяю, довольно важной, недаром ей пользовались все ушедшие в отставку лидеры Соединенных Штатов. 

Новый глава государства заявил: с Дональдом Трампом не надо делиться даже дозированными и «отфильтрованными» данными спецслужб. Прежде всего, данными об анализе развединформации по состоянию текущих связей между Вашингтоном и столицами зарубежных государств. Призвав нынче отменить такие брифинги для своего предшественника, г-н Байден сослался, по словам The Washington Post, на капризно-переменчивое поведение проигравшего ноябрьские выборы республиканца. Пугает, мол, склонность Трампа бездумно раскрывать содержание классифицированных сведений.

Такого, однако, в истории США еще не бывало. Экс-президентам шептали «кое-что» при закрытых дверях не в знак благодарности за лояльность новым властям. «Отслуживших свое» лиц, покинувших Вашингтон, просвещали на пенсии выборочно-международными новостями закулисного свойства, делая это сознательно и по особой причине. Ветераны Белого дома могли, услышав от дежурного офицера ту или иную весть, дать секретчикам полузабытую ретроспективу. То есть пояснить на личном опыте: с чего когда-то начинался тот или иной сюжет, связанный с безопасностью США. И нет сомнений в такой же весомой пользе, которую мог бы сегодня принести спецслужбам, да и новой администрации в целом, г-н Трамп. Практиковать это можно при всей импульсивной специфике его характера. Но ему просто не хотят дать такой возможности — вот в чем дело. Спрашивается, почему? 

Если бы Трамп, возглавляя кабинет еще недавно, одобрил бы, скажем, в декабре 2020-го продление с Россией Договора СНВ-3 (что свободно и без комплексов сделал на днях Байден), то влиятельные недруги того же Трампа из демократического стана фатально затравили бы свою жертву. Затравили бы еще до инаугурации, к которой готовился новый президент. Так каков же для них резон (в закрытом диалоге с экс-президентом, т.е. информируя его, как отставника, по долгу службы), сопровождать сюжет закулисно-свежими деталями сегодняшнего дня? Хочется ли байденовским гордецам пояснять «изгою», так сказать, столь деликатную тему на новых примерах из тонкой сферы рабочих, неофициальных контактов с Москвой?! Сколь бы капризным ни был 73-летний олигарх с президентским стажем, переехавший во Флориду из столицы США, он все же не тупица. И сумел бы ныне разложить на столе слагаемые новой стратегической сделки, извлекая нечто ценное для себя.

Он смог бы, в частности, понять, почему четыре года подряд главе государства не давали сдвинуться с мертвой точки в американо-российских отношениях. Не давали при гораздо меньших «прегрешениях против военно-стратегического превосходства США», чем все то, на что спокойно благословили нынче Байдена даже самые яростные русофобы. Потому что их собственный выдвиженец Байден — это не ненавистный для них же Трамп!

Чем же опасен «флоридский отставник и затворник»?

Если бы тот же экс-президент Соединенных Штатов захотел в будущем взять реванш на выборах 2024-го, то, видимо, преуспел бы в этом. Ибо в ту заоблачно-завтрашнюю пору прояснившийся, наконец, контраст истины и лжи в позорной истории обличения «агентурно-кремлевской роли» Трампа(!) был бы осмеян и даже помог бы ему избраться без каких-либо подлогов.

При этом интересно, что с ним никто не делится данными, в частности, по «закрытым темам» мировой энергетики, особенно углеводородной. А ведь это, с учетом опоры республиканцев на электорат традиционного ТЭК, — едва ли не самая жаркая площадка глобальных интриг.Не посоветуете ли вы просветить экс-президента насчет теперь уже «свежих» — февральских вех ТЭК на Днепре? Там Владимир Зеленский, по-царски отметивший именины и, тем не менее, вставший перед угрозой импичмента, наверняка «выжигает» последние архивы газовой компании Burisma. Те бумаги, которые относятся к периоду «непосильного труда» одурманенного ловеласа Хантера Байдена в Киеве! Или не стоит ли сказать Трампу о готовящейся отмене введенного в 2018-м эмбарго на нефтеэкспорт из Ирана, что может обидеть израильтян? 

Либо, быть может, пора намекнуть отставнику на рычаги вашингтонского похолодания по отношению к излюбленной Трампом Саудовской Аравии? К тому «королевству пустынь», наперекор запросам которого демократическая команда отменила крупнейший контракт на поставку авиабомб и других ультрасовременных вооружений? Так что и сланцевикам Америки, в отличие от недавних времен, тоже не следует теперь ждать от обиженного Эр-Рияда и его союзников по ОПЕК продления «рыночной покладистости». Особенно — в отношении квот на добычу «черного золота» и его цен… 

…Впрочем, даже сырье и топливо — не главные темы. «Минус» в поведении Трампа, из-за которого он лишится даже немногих брифингов, скрыт в ином. Этот человек стал первым президентом США, признавшим существование реально правящей страной закулисы. Правда, назвал он ее не закулисой, а «углубленным правительством» (The Deeper Government). Дело же, однако, не в языковых оттенках. Дело в сути. О теневой власти всегда твердили разве что радикалы, которых за это нарекали «марксистами» и «проводниками московского влияния». Ну а беспристрастно настроенные обозреватели, как и автор этих строк, все еще не уверены: существует ли она как организационно оформленная, хотя и невидимая, структура — «углубленная власть» в США. Но зато г-н Трамп теперь в этом полностью убежден — вот в чем проблема! Потому-то его и готовятся начисто отрезать от классифицированных данных какого бы то ни было свойства. А о чисто человеческом восприятии этого доброй половиной населения страны(!) вообще никто не думает.

Атака на углеводороды рикует вот-вот захлебнуться

В целом же, однако, надо признать: никогда прежде энергетические проблемы мира не обретали столь кричащего духовно-нравственного звучания, как сегодня. Изоляция Трампа, как еще недавнего проводника «исторической стыковки» между Белым домом и углеводородным ТЭК, — лишь часть этой напряженной и, главное, невыдуманной драматургии. 

Особенно тяжелым в восприятии американской аудитории становится легковесный пересмотр — командой Байдена — ряда твердых обещаний и даже законов эпохи Трампа. Так, с сегодняшней даты, т.е. со вторника, 16 февраля, должен был вступить в силу объявленный еще в августе 2020-го норматив, снижающий ставку роялти за бурение на федеральных землях США. Но теперь эта поправка, пишет The Hill, откладывается. За период до 16 апреля надо проверить: уж не вредит ли такая поправка национальным интересам? Или не продиктована ли она очередным тайным вмешательством Кремля?! Помилуй Бог! Что такое для американского госбюджета 28,9 млн долл, или менее 0,5% от прежнего ежегодного сбора с буровиков по всей стране. Однако нет, — коль скоро все это придумал «преступник» по фамилии Трамп, — дело заведомо пахнет дурно. То есть пусть цифры — несерьезные и даже водевильные, но происходящему придается вид солидной постановки.

«Буря в стакане воды» вокруг роялти — не единственная. Есть шторм и покрупнее. Это — ежедневные человеческие трагедии ввиду подписанного Байденом запрета на строительство американо-канадского трубопровода Keystone XL. Срыв прокладки мощной артерии от Нефтяных песков северной страны до перерабатывающих заводов США на Мексиканском заливе ударил тысячами увольнений не только по строителям в сфере топливно-сырьевого мидстрима. Выбрасывают на улицу и многих из тех, кто должен был выпускать самую разнообразную продукцию для этой трассы. Как сообщает Fox News, еще 106 тружеников будут в апреле уволены либо переведены на сокращенную рабочую неделю на Berg Pipe — предприятии по выпуску труб.

К теме развала крупнейшего в Северной Америке нефтетранспортного проекта именитые авторы обращаются (теперь уже в очерковом ключе «полудокументальной беллетристики», словно в романах Томаса Манна или Джона Стейнбека о жестокостях капитализма. Обращаются даже те издания для «салонного чтения», в которых мы привыкли видеть скорее глянцево-маршрутные путеводители о красивейших уголках мира для туристских путешествий. Вот, например, как озаглавил свою панорамную зарисовку знаменитый журнал National Geographic: «Keystone XL мертв. Что дальше?».

Люди, схлестнувшиеся в поединках: кто они?

Рвущие душу интервью с жертвами массового сокращения штатных расписаний поручаются лучшим авторам, и сравнимы они с художественной прозой. «Всего лишь одной подписью (имеется в виду начальственный росчерк президента США — Авт.) у нас полностью отняли нормальную жизнь, — понуро сетует в интервью для Fox News жительница городка Фук в Арканзасе Валери Найт, лишенная работы одновременно с мужем. 

Сильна не только боль несчастий, постигших нынче тысячи американцев. Острым лезвием проложен и водораздел между двумя лагерями: тех, кто протестует против беспрецедентного наступления на углеводородный ТЭК, и тех, кого демократические власти срочно подключают к своей контратаке, конечно, под природоохранным предлогом. Начнем с первого альянса. Среди общественных, правовых и политических тяжеловесов, понимающих хотя бы, о чем они говорят в социальном смысле, — немало серьезных людей. 

Это, например, осудивший в интервью для AXIOS размашистость удара Белого дома по Keystone XL президент крупнейшего профсоюзного альянса Соединенных Штатов (АФТ-КПП) — Ричард Трумка. Это и конгресс одного из ведущих нефтегазоносных и, вместе с тем, перерабатывающих регионов страны в устье Миссисипи. О стойкости тамошних защитников ТЭК ярко пишет местная Louisiana Illuminator. Это и группа генеральных прокуроров ряда штатов, ущемленных футурологическими нововведениями «зеленых» и их вашингтонских покровителей. Коллективный иск столь влиятельных юристов, осуждающий как остановки строек, так и 60-дневный запрет на лицензирование, угрожает вылиться в платформу сопротивления курсу г-на Байдена. Ну а кто, интересно, действует с противоположной стороны? 

Правящие демократы подключают к этому… все тех же звезд, которые пародировали Трампа четыре года подряд, рисовали на него ругательные карикатуры, безбожно культивировали разгромно-голливудский гротеск. Это они, деятели культуры, решив, будто актеры и певцы лучше разбираются в углеводородах, подписали верноподданическое письмо на имя Байдена и вице-президента США Харрис: расправьтесь, мол, с трубопроводными планами! Говоря конкретно, требуется, вслед за уже вышедшим запретом на Keystone XL, заблокировать еще и прокладку главной нефтяной артерии на «поперечном», т.е. западно-восточном, направлении. Это — ведущий к штату Иллинойс трубопровод DakotaAccess. «Перерубить» его призывают те знаменитости, чьи чартерные перелеты на частных люкс-лайнерах сжигают больше высококалорийного топлива, чем целые поселки «простых смертных» на бренной земле. Растоптать Dakota Access понадобилось, например, Леонардо ди Каприо, Скарлетт Йоханссон, Джейн Фонде, Роберту Дауни младшему, Шер и многим другим любимцам зрительских аудиторий.

Интересно: только ли заокеанские мастера шоу-бизнеса чаще других произносят в эти февральские дни слово «энергетика», или оно стало популярно-нарицательным еще и в богемной среде российской Мельпомены? 

Константин Богомолов прав. Да и слово «энергетика» он понимает глубоко — философски

Либеральная Москва взбудоражена во многом антизападным по своему звучанию «Манифестом» театрального режиссера-авангардиста Константина Богомолова в «Новой газете». Он ярко и честно высказался о том, что тревожит не только нас, но и — по сути — миллиарды землян, не на шутку опасающихся лишения современного человека очень дорогих ему традиционных ценностей и первооснов цивилизации.

«Русские разночинцы, — пишет Богомолов, — говорят нам: Россия в хвосте прогресса. Нет. Благодаря стечению обстоятельств мы оказались в хвосте безумного поезда, несущегося в босховский ад, где нас встретят гендерно-нейтральные мультикультурные черти. Надо просто отцепить этот вагон. Перекреститься и начать строить свой мир. Заново строить нашу старую Европу. Европу, о которой мы мечтали. Европу, которую они потеряли. Европу здорового человека». Призыв ясен. Ясно и то, почему этот призыв обретает — волею реформатора сцены — одухотворенное звучание. Этому помогает слово, со ссылок на которое — под разными ракурсами — начинает режиссер свою взрывную, но логичную статью. Это слово, близкое нашей «Нефтянке», — «энергия». Ибо вне энергии Богомолов не видит эволюции России и Европы в целом. Конечно, он не пишет о топливно-энергетическом комплексе. Но зато пишет о том, что человек, «словно атомная энергия,.. обладает и созидательной, и разрушительной силой». 

«Управление этой энергией, ограничение ее разрушительной силы и поощрение созидательной — высокая задача», — полагает автор «Манифеста». Коварные выбросы таящейся в нас субстанции сравниваются Богомоловым с «паром из перегретого котла». «В XX веке атомная энергия, которой является человек, вышла из-под контроля. Человеческим Чернобылем стал нацизм. Шок и испуг Европы перед этим взрывом первобытного в человеке оказались слишком велики. Освободившись от нацизма, Запад решил застраховаться от «атомной аварии», ликвидируя сложного человека. Того сложного человека, которого Европа формировала долгие годы Христианства». 

Импортеры «массовой культуры» и мастера инъецирования пошлости в юношескую среду атакуют Богомолова в эфире за разделение энергопотоков на робко-человечные и, увы, преобладающие в иных слоях — деструктивные. При этом гремит дикий посыл, будто призыв к пересмотру наших настроений продиктован-де режиссеру могущественным сценаристом — Кремлем. Мол, в той же мере, какая свойственна попыткам российской власти подольше продержать страну на «нефтяной игле», — попавшие в сети интеллигенты берут в руки шприцы якобы отжившей терпимости к плюрализму мнений. А ведь на деле-то если это и является иглой, то иглой истинной культуры и широты мышления, неподотчетного ни нашим былым «борцам с тлетворным влиянием», ни полузабытым китайским хунвэйбинам со своими дадзыбао, ни беснующимся ныне за океаном толпам под плакатами Black Lives Matter.

Нет, не многократно проклятая крикунами «путинская клика» стоит за Богомоловым и его видением сталкивающихся энергий. За такими энергиями — русская классика! Эти же энергии спорят, дано понять в «Манифесте», в сердце «человека, которого описывал Достоевский: одновременно высокого и низкого, ангела и дьявола, любящего и ненавидящего, верующего и сомневающегося, рефлексирующего и фанатичного». В 1970-е однофамилец героя нашего сюжета, режиссер Владимир Богомолов, поставил на сцене МХАТ «Село Степанчиково» по Достоевскому. Поставил по той же причине: отделить российскую цивилизационную модель от духовного гнета, который великий писатель разглядел уже в XIX веке. Энергия правды разразилась в спектакле грозой. Зарницы предвещали спасительный разрыв с тем, чем всех нас — в примитивном ключе — может обволакивать навязанная извне энергия ложно-поведенческого стандарта и псевдотеатрального сходства «массовок». 

Павел Богомолов