Дошли до дна. Дальше нагнетать санкции уже невозможно

«Мы, без сомнения, не вышли (из сделки с «Роснефтью»), мы работаем с ними», — отметил в интервью агентству Reuters глава итальянской Eni — Клаудио Дескальци. Выдав беседу на ленту, флагман новостных СМИ, а вслед за ним и другие информисточники отметили нечто важное. Такие заявления, резюмировали они, перечеркивают ложное толкование ухода буровой платформы той же Eni из-под Новороссийска. Дескальци по-деловому, без всяких экивоков напомнил: после того, как обе компании не получили притоков нефти при бурении в Черном море, они двинутся в российскую Арктику. Пойдут  туда, откуда вынуждена была уйти под санкционным прессом ExxonMobil. Займутся, иными словами, бурением скважин в Баренцевом море — там, где советский ледокол «Красин» в 1928 году спасал остаток экспедиции легендарного летчика Умберто Нобиле. Речь шла о полярниках  с потерпевшего бедствие дирижабля «Италия», умиравших в «лагере отчаяния» под названием «Красная палатка».

Образ Энрико Маттеи взывает к правде

Понятно, что сегодня итальянскому топливно-энергетическому игроку приходится оглядываться и на интеграционный Брюссель, продливший на днях антироссийские санкции, и на Вашингтон. Но у Eni — не рефлекс слепого повиновения, а сложная, даже трагичная история отношений с высшей заокеанской инстанцией. В Белом доме изначально плохо относились к основателю этой корпорации на Апеннинах — Энрико Маттеи.

С одной стороны, будучи бывшим партизаном-антифашистом, он принадлежал не к коммунистическому, а наоборот, к христианско-демократическому крылу подполья, сражавшегося против тирана Бенито Муссолини и гитлеровской оккупации. Поэтому в 1948-м, когда под таранным натиском ЦРУ в Риме была развязана травля наиболее вероятных претендентов на победу в ходе итальянских выборов — героическую «партию расстрелянных» во главе с Пальмиро Тольятти, — бизнесмен Маттеи от этого не пострадал. Его подлинные проблемы начались, однако, лет через десять.

Энергичный итальянец обогатил свою компанию благодаря хрущевскому  демпингу нефти в портах Черного моря. Ветераны Великой Отечественной в тогдашнем Президиуме ЦК КПСС и Советском Правительстве полностью доверяли ветерану повстанческих походов по крутым перевалам Апеннин, относясь к новоявленному миллионеру благосклонно — как к однополчанину. Это не нравилось глобальному альянсу супермейджоров, входивших в состав неофициального картеля «семи сестер». И, когда столкнувшийся с неудачами в своей инвестиционной политике Маттеи попытался, причем небезуспешно, выстроить в Вашингтоне равноправные и взаимовыгодные отношения с выдвиженцами демократической администрации президента Джона Ф.Кеннеди, — кто-то все же нанес по топ-менеджеру Eni смертельный удар.

При подлете к Милану чартер непокорного олигарха взрывается и падает. Вместе с главной жертвой гибнет американский журналист, пытавшийся писать о нем истину, — шеф римского корпункта Newsweek. Много лет спустя на пляже неподалеку от столичного аэропорта находят бездыханное тело гениального кинорежиссера, решившего снять художественную эпопею о пионере рокового для послевоенной Италии курса на энергетический суверенитет. Это Пьер Паоло Пазолини, автор бессмертного, оцененного даже ватиканскими ультраконсерваторами «Евангелия от Матфея».

Правда, на сей раз выдающийся кинематографист готовился выступить в роли не только постановщика, но и сценариста. Использовать, иными словами, в качестве сюжетной канвы свой же — только что дописанный роман, который назывался… как бы вы думали? Разумеется, «Нефть». Основная часть рукописи, между прочим, безвозвратно пропала. Но это еще что! От фатальных выстрелов в техасском Далласе погиб, хотя не из-за Eni, сторонник долгожданного перехода к здравому смыслу, реализму и балансу интересов в международных делах, в том числе в углеводородном ТЭК, — президент Кеннеди. Как вы полагаете, уважаемый читатель: забыли ли об этом, как и многом другом, итальянцы старшего поколения?

Поэтому, когда нам вторят, что чуть ли не любого европейца тянет в сторону затягивания санкционной удавки некий исторически выстраданный рефлекс, — не верьте этому. Как и тому, что к энергетической русофобии толкают тех же европейцев якобы некие «цивилизационные корни» ТЭК и мнимой предпочтительности топливного доминирования Западом над Востоком. Позвольте же, иными словами, во всем этом сильно усомниться.

«Весь немецкий бизнес просит освободить его от антироссийских рестрикций»  

Есть в Германии типично семейная, основанная еще в 1921 году компания — Khrone Group. Фирма, не относящаяся к гигантам нефтесервиса. Ее оборот в 2017 году составил 495,3 млн евро — показатель на Рейне довольно скромный, Зато качество продукции, хорошо известной и в российской углеводородной отрасли, — отменное, да и репутация — самая солидная.

Khrone Group выпускает широкую гамму измерительной аппаратуры для нефтегазового сектора. Приборы охватывают целый спектр задач — давление, температура, ультразвук… Список товарной номенклатуры доходит до высокочастотных радаров. «И все это — свое, собственное, лицензированное именно нами, — не без законной гордости говорит главный исполнительный директор фирмы Стефан Нойбургер. — 350 из 3700 работников Khrone трудятся в сфере НИОКР, и все они согласны: за последние годы российский рынок ТЭК изменился к лучшему. Тендеры, корпоративные процедуры стали придирчивее, однако в итоге каждая добывающая компания хочет обрести только одного, но самого лучшего унифицированного поставщика, услуги которого целиком охватили бы пусть узкую, но важную область. Например, все измерительные приборы для нефтяного апстрима от начала до конца».

Спрашивается: по душе ли таким, как Нойбургер, усиление секторальных санкций по отношению к Москве? Нью-йоркская The Wall Street Journal первой в США разузнала: руководство Германии в самое ближайшее время обратится к Дональду Трампу «с просьбой освободить весь немецкий бизнес от императива: следовать новым антироссийским рестрикциям». Как вы полагаете: занял ли в этой интриге достойное место затянувшийся не по вине Берлина сюжет с долгожданной прокладкой «Северного потока-2»? У автора этих строк нет в этом отношении никаких сомнений. А спокойные и вполне обоснованные заявления заместителя председателя правления «Газпрома» Александра Медведева о гипотетической возможности прокладки в будущем еще и «Северного потока-3» вообще доводят противников сотрудничества между Востоком и Западом, как полушепотом сообщил мне на днях один трезвомыслящий немецкий промышленник, до состояния икоты.

В истинно выстраданной заявке, перешедшей по своему тону в требование деловых кругов ФРГ, важнейшим словом является «весь». А ведь еще вчера германские промышленники робко поднимали вопросы лишь о частичных уступках. Например, о таких поправках, что связаны с юрисдикцией Крыма. Знаменитая Siemens, опасаясь, как видно, потерять благосклонность к своему глобальному бизнесу и в Брюсселе, и в Вашингтоне, собралась судиться с российскими импортерами газопаровых турбин. Энергомашиностроители России, немного подправив под свои нужды купленную в Германии партию новейших технологий для генерирования электроэнергии, «своевольно» отправили турбины в Крым, это «исчадье кремлевской агрессии»(!).

Шума о якобы назревающем «процессе века» было поначалу много. Но, как это частенько бывает, трезвомыслящие немцы вспомнили вдруг, что у них в руках — целый портфель выгоднейших московских заказов, включая 160-миллионный контракт на модернизацию поездов нашего столичного метро. И вот уже Siemens объявляет… нет, не о бойкоте с обиженным видом, а о своей готовности поставить оборудование для ТЭС на другой — восточный берег Керченского пролива, о чем и раньше заходил разговор, — на ТЭС «Тамань». Бизнес, как бы там ни заклинали непослушных заокеанские кураторы западного мира, — это ведь «штучка посильнее «Фауста» Гете».

Таких эпизодов в хронике гигантов и «середняков» немецкого топливного сервиса немало. Так стоит ли удивляться тому, что, отправив с переговорной миссией в США своего заместителя в кабинете — министра финансов Олафа Шольца, фрау Меркель попросила его подготовить почву для собственного вашингтонского визита в конце апреля. Да уж, «это будет непростой визит», — поделился с собкором  СМИ делового мира Манхэттена источник на Шпрее. Ибо не «крымские» или какие-либо другие частные поблажки и небольшие послабления нужны боссам рурской металлургии, штутгартского автопрома, гамбургских судоверфей, франкфуртского станкостроения и лейпцигской науки. Нужен зеленый свет на совершенно осмысленный и единодушный отход делового мира ФРГ от сюрреального абсурда, навязываемого непреклонным англосаксонским дуэтом Дональда Трампа и Терезы Мэй.

Стараясь во всем утвердить полузабытое французское первенство в стиле бонапартистского grandeur, хозяин Елисейского дворца Эммануэль Макрон опередил свою германскую партнершу молниеносным прорывом на лужайку Белого дома. Он просит Трампа ослабить пресс репрессий на востоке, причем не только в отношении Ирана. Парижу нужны добрые отношения с Путиным накануне президентского визита в июньский Санкт-Петербург; нужны газ, алюминий, газ и многое другое. Словом, тактическое отступление США и продление свободной котировки РУСАЛа до осени, хотя и при дичайших требованиях к Олегу Дерипаске, — это еще и заслуга Франции. Так давайте же не будем сердиться на Макрона за то, что в последние дни он озвучил так много недоброй антикремлевской риторики в сирийском контексте. Макрон достаточно хитер — он отлично знает, что без такой артподготовки Трамп оказался бы совсем невосприимчив к стремлению Старого Света: кончать со львиной, наиболее ощутимой долей санкционного маразма как можно скорее.

Шанхай не согласен с Торонто

Шел завершающий день ежегодного совещания министров иностранных дел стран G7. Участники этого мероприятия в Торонто дождались, наконец, вестей о бурных событиях в Ереване, увенчавшихся отставкой премьер-министра Сержа Саргсяна и признаками вожделенной «бархатной революции». И вот в тот же момент на улицах того же канадского мегаполиса произошла трагедия. Преступник, опознанный впоследствии как Алек Минасян, целых полтора километра гнал арендованный автофургон по тротуару, задавив десять прохожих насмерть и ранив 15 человек.

Конечно, национально-этническое происхождение злоумышленника в этом случае мало что значит. Как в равной степени совершенно случайна и другая символика: российская пенсионерка, отработавшая всю войну на оборонном предприятии в Ижевске, попала в итоге в больницу не в годы Великой Отечественной, а сейчас — из-за удара Минасяна в борт канадского автобуса. Что же касается самого Минасяна, то в принципе такие люди могут носить любые фамилии — от арабской до русской. Но в данном случае все лексически сплелось таким образом, что нельзя не задуматься над зловещим вопросом. Собственно, добрым ли делом занимаются действующие лица и исполнители Торонтской встречи «семерки», дергая за нити потенциальных «цветных переворотов» на Кавказе или, скажем, в Центральной Азии? Не пора ли вместо этого всерьез заняться в тех же турбулентных точках борьбой с терроризмом и его щупальцами в уже шокированных экстремистскими вылазками последних лет Торонто и Бостоне, Ницце и Париже?..

От того, что нынешние лидеры Запада и главы его дипломатических школ недопонимают этого, возникает ощущение беспросветной тоски: насколько же все-таки измельчало — в общечеловеческом измерении — сегодняшнее поколение вершителей судеб «свободного мира». Сами посудите: обличитель «кремлевской атаки на Донбасс» (видимо, в угоду канадцам украинского происхождения – Авт.) Джастин Трюдо является старшим сыном великого премьера той же Страны кленового листа — Пьера Эллиота Трюдо; а ведь тот мастерски избегал конфронтации с Советским Союзом, действуя подчас даже в обход вашингтонского диктата в острейшие моменты «холодной войны».

Однако сейчас миролюбие не в моде. Во всяком случае, не в моде на просторах Северной Америки. Вы только подумайте: даже в атмосфере русофобии экс-директор ЦРУ Майк Помпео победил с большинством всего в один голос при утверждении своей кандидатуры на пост госсекретаря США на заседании профильного комитета в верхней палате Капитолия! То есть даже махровые реакционеры еле-еле предложили назначить Помпео главой вашингтонской дипломатии. Да и на общесенатском голосовании итог был отнюдь не блестящим: за Помпео подано 54 голоса, а против — 41. Почему? Да потому что ни один из прежних шефов госдепа не заявлял открыто о предпочтении не переговорных, а силовых путей решения проблем внешней политики США и не отказывался от использования «мягкой силы» по отношению к РФ априори. Такого до Помпео еще не было. Он и с Ким Чен Ыном встретился по поручению Трампа потому, что северокорейцы имеют атомную бомбу и баллистические ракеты. А иначе такие «дипломаты», как Помпео, наверняка уготовили бы пхеньянскому лидеру судьбу Муаммара Каддафи, Саддама Хуссейна или Слободана Милошевича.

Отличился на днях и глава британского Форин Офиса — Борис Джонсон, по инициативе которого — по итогам Торонто — была создана спецгруппа G7 по изучению действий РФ. Главное для «наблюдателей» — сплотиться под звездно-полосатым флагом и дать Москве отпор в Сирии. А помнит ли тот же Джонсон, что премьер-лейборист по имени Гарольд Вильсон сумел избежать затягивания Британии в бесславную войну во Вьетнаме — и не дал в помощь Пентагону ни одного английского солдата?! Как в равной степени осуждал мясорубку в Юго-Восточной Азии убитый у себя в Стокгольме Олаф Пальме — премьер-министр той самой нейтральной Швеции, которая ныне рвется к конфронтации на Балтике в угоду НАТО. Как будто в Скандинавии, затевая трубопроводные войны против России, не ведают, что бывшая сверхдержава давно предоставила независимость и суверенитет Эстонии, Латвии и Литве — в отличие от советских времен, когда и Стокгольм, и Копенгаген почему-то ладили с Кремлем гораздо лучше, чем сегодня. Чего же им всем нужно?

Противовесом антироссийским выводам Торонто стала встреча министров иностранных дел Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) в Китае. При всей мягкой нюансировке гибких попыток Пекина не сопротивляться вашингтонскому натиску по тарифам, интеллектуальной собственности и т.д., что отличается от жестокой дуэли между США и Россией, — взаимное тяготение между Москвы и Пекина все равно усиливается. Недруги, надо сказать, долго третировали Кремль: мол, у Запада сплоченный политический блок давно уже есть, а у вас — нет. Ну вот, теперь они, похоже, дождались. Дождались с той разницей, что страны проамериканского блока раскинуты по всей Земле. Его англосаксонское ядро разделено морями и океанами. От Америки все же далеко до Австралии, а от Англии — до Новой Зеландии.

Иное дело — намеченное на встрече в КНР создание «большой Евразии», которая привольно расстилается на едином пространстве, что тянется от Дальнего Востока до Балтики через территории Центральной Азии и России. Следует, правда, сказать: не все члены ШОС полностью согласны в сознании всей степени серьезности и опасности вызовов, угрожающих  с Запада. Но в целом этот альянс близких партнеров прогрессирует, а не катится вспять. И, если на Западе захотели бы померяться силами со столь огромным ареалом, — я и не знаю, какой принцип сплочения доказал бы свою предпочтительность.

Пробный шар нефтегазовой конфронтации катится к Тегерану 

И в Торонто, и в Шанхае говорилось больше всего о Сирии. Но думалось, в первую очередь, об Иране. О большой и, несмотря ни на что, влиятельной региональной державе, которая раскинулась от Закавказья и Каспия до пакистанской границы, и от туркменских Каракумов до Персидского залива. Особая дата в календаре этой Исламской Республики — 12 мая.

В этот день Соединенные Штаты, вероятно, объявят: выходят ли они из важной — стабилизирующей ближневосточную ситуацию ядерной сделки 2015–2016 годов с Ираном. Согласно тем соглашениям, Тегеран отказался от планов обогащения урана до оружейной планки. А державы, наложившие на него ранее торговые санкции, пообещали снять эти инвестиционно-коммерческие рестрикции и, таким образом, разрешить ранее блокированной стране свободный экспорт нефти и газа. Но сейчас, под предлогом якобы усилившегося вооруженного и «подрывного» присутствия Ирана в Сирии, да и в иных странах, вновь гремят барабаны войны. Вашингтон хочет взломать перемирие с «шиитской империей», хотя в тексте соглашения ничего не сказано про некие обязанности Тегерана по забвению своих интересов на сопредельных землях. В одностороннем порядке выйти из сделки с Ираном и возобновить его морскую блокаду вообще нельзя, ибо ядерная сделка была многосторонней, и одним из «подписантов» стала Россия. Это понимает и Макрон. И он недаром упрашивал своего американского «визави»: не рвать краеугольные договоренности с Тегераном, а, если можно, лишь предложить их корректировку (хотя противоположной стороне это вряд ли понравится).

Однако Белому дому закон не писан; и дело идет к устранению последних крупиц здравого смысла. В США уповают на то, что никто-де не разгадает антииранских интриг. Не увидит, иными словами, окружения Исламской Республики кольцом нестабильности, враждебного внедрения. Белый дом хочет нависнуть над Ираном еще и с севера не только с помощью Армении, но и путем накопления соблазнов для той части среднеазиатской элиты, которой, вопреки членству ряда стран в ОДКБ, мерещатся авианосцы под звездно-полосатым флагом на Каспии! Ну прямо как «натовская подводная лодка в степях Украины», которая мерещится, словно в мультфильме, теоретикам Гуляй-Поля. Что ж, идеологи кавказского и среднеазиатского геополитических расколов между Ираном, Китаем и Россией напрасно надеются на нашу наивность. Надеются на непонимание нацеленности этих затей против Тегерана и Москвы, а не орудующих в Кабуле террористов. Но ведь у нас уже разглядели эти хитрости (как убедился на днях автор этих строк) даже вахтерши муниципальных зданий в райцентрах.

Возвратимся же, впрочем, к недоброй идее нефтяного эмбарго. Если оно будет наложено на непокорный Иран, а Кремль это решительно осудит и как-то вступится за своего близкого партнера, то не вознамерятся ли некоторые «горячие головы» ударить со временем такими же экспортно-импортными санкциями по самой России? Старший научный сотрудник ВАВТ Александр Зотин, прокомментировавший данную тему на страницах «Коммерсанта», в целом прав: «…Россия логистически окажется более уязвимой, чем Иран».

«Во-первых, — продолжает он, — Иран находился под санкциями той или иной жесткости без малого 40 лет и достиг определенного совершенства в схемах их обхода. У России такой опыт практически отсутствует — первые экономические санкции были введены лишь в 2014 году (хотя, по правде сказать, до этого были и закон Джексона-Вэника, и закон Магницкого, и многое другое – Авт.). Нет у РФ и своего посредника — «Гонконга», каким служит Дубай для Ирана. Возможные претенденты на эту роль — Беларусь, страны Балтии и Кипр — вряд ли с ней справятся. Во-вторых, РФ еще больше, чем Иран, зависит от европейского рынка… На Европу приходится почти ¾ российского нефтеэкспорта. При перекрытии этого канала сбыта заместить его чем-то нам будет гораздо сложнее, чем Ирану (у последнего на рынок Европы до эмбарго 2012-го приходилась 1/3 экспорта). В-третьих, около 40% вывоза нефти из РФ (и почти 100% газоэкспорта) идет по трубопроводам. В иране же без малого 90% внешних поставок нефти осуществляется за счет морских перевозок. А последние – гораздо более гибкий метод экспорта: танкер, в отличие от трубопровода, можно направить куда угодно».

Все это так, Но уж если американцам и западноевропейцам не по силам заблокировать наш алюминий (что была названо на вышеупомянутой встрече ШОС попыткой глобально-рейдерского отъема собственности), то про углеводороды и говорить нечего. В отличие от Тегерана, Москва — не седьмой, а второй в мире (после Эр-Рияда) поставщик «черного золота». РФ, как опять-таки напоминает Александр Зотин, ежедневно экспортирует около 7,2 млн баррелей нефти — в 3,5 раза больше, чем Иран — в лучшие времена, — плюс является ведущим мировым экспортером «голубого топлива». Более 80% экспорта нефти и 70% экспорта газа идет в Европу, что наполняет ее рынок почти на 1/3. А по углю — более чем на четверть. Незадействованных в ОПЕК апстрим-мощностей хватит в лучшем случае на 2 млн баррелей в день, так что сибирскую нефть это никак не заменит. Следует, правда, признать: впервые в истории сланцевая нефть из США стала перевозиться в Старый Свет супертанкерами класса VLCC, так что рост трансатлантических поставок все же станет явью. Но, с другой стороны, многие европейские НПЗ «заточены» под российский сорт Urals, и за пару лет это не дано изменить.

Получается, что предел санкционных иллюзий США и ЕС так или иначе уже проглядывает на горизонте. Дальше нагнетать топливные войны, будь то по трубопроводам, апстрим-технологиям, кредитам, шельфу, Арктике или в русле затеваемых по берегам Каспия «цветных революций», уже не представляется возможным, да и целесообразным. Так остановитесь же в своих собственных интересах, пока не поздно!

Павел Богомолов