До и после «Сделки века»

Сверхдальняя труба

Многие эксперты считают днем рождения российской/советской газовой промышленности в ее современном понимании 11 июля 1946 года, когда вступил в строй первый в Советском Союзе и второй в мире «сверхдальний» (официальная формулировка) магистральный газопровод Саратов — Москва (первая протяженная газовая магистраль была построена тремя годами раньше в США).

Поскольку решение о строительстве газопровода было принято еще во время войны (в сентябре 1944 года), основное оборудование и материалы для него — тонкостенные бесшовные трубы, газоперекачивающие агрегаты, компрессоры, газопоршневые электростанции — были получены из США по ленд-лизу. Строили трассу зеки, приписанные к Главному управлению аэродромного строительства НКВД, одному из строительных подразделений ГУЛага, под руководством заместителя наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенанта Леона Сафаразьяна. 

Протяженность газопровода, оснащенного шестью компрессорными станциями, составила 843 км, диаметр трубы — 325 мм, давление — 5,5 Мпа. Благодаря поданному по магистрали природному газу с Елшанского и Курдюмского месторождений Саратовской области началась массовая газификация энергосистемы Москвы — на газ были переведены котлы московских ГЭС-1 и ГЭС-2. А в конечной точке трубы — подмосковном поселке Развилка — со временем был создан существующий и поныне кластер из нескольких крупных газпромовских организаций.

Интересна судьба Сафаразьяна — ввиду успешной прокладки газопровода генерал сменил профиль деятельности и стал заместителем министра строительства топливных предприятий, а затем — заместителем министра нефтяной промышленности СССР. В августе 1954 года за день до своего 61-летия Сафаразьян погиб на испытаниях новой установки Новокуйбышевского нефтеперерабатывающего завода.

Банкет и награждение

В 1948 году в структуре Миннефтепрома было создано Главное управление по добыче природного газа, которое стало первой формой государственно-производственной организации газовой отрасли. В начале 1952 года был введен в эксплуатацию газопровод Дашава — Киев — Брянск — Москва. Спустя 4 года газовый главк был «изъят» из системы Миннефтепрома и преобразован в Главное управление газовой промышленности, подчиненное напрямую Совету Министров СССР. По сути, Главгаз, который возглавил легендарный человек — министр строительства предприятий нефтяной промышленности СССР, Герой Советского Союза Алексей Кортунов, был уже прообразом самостоятельного министерства. 

В том же году было завершено строительство крупнейшего в Европе двухниточного магистрального газопровода Ставрополь — Москва. Сырьевой базой для него стало открытое в 1951 году огромное по тем меркам Северо-Ставропольское-Пелагиадинское месторождение с извлекаемыми запасами более 220 млрд кубометров. На открытие магистрали, состоявшееся 20 декабря 1956 года в подмосковном поселке Коммунарка (сегодня здесь находится огромный офис «Газпром трансгаз Москва») приехал лично товарищ Хрущев. Все увиденное настолько понравилось вождю, что спустя неделю он специально для газовиков организовал торжественное собрание и богатый предновогодний банкет в Большом Кремлевском дворце. Тогда же Никита Сергеевич щедро одарил руководителей отрасли и передовиков производства высокими правительственными наградами.

Через год была проложена третья нитка газопровода, подача газа увеличилась до 20 млн кубометров в сутки, и Москва стала крупнейшим потребителем газа в мире. В 1959 году ставропольский газ пришел в северную столицу СССР по трубопроводу Серпухов — Ленинград. 

Исторический шанс

В 1963 году был создан Государственный производственный комитет по газовой промышленности СССР, а через два года, при «раннем Брежневе» — Министерство газовой промышленности (Мингазпром). Первым газовым министром стал все тот же Кортунов. На этом эксперименты с оргструктурой отраслевого штаба газовиков прекратились почти на четверть века.

В середине 60-х годов геологи нашли «большой газ» Западной Сибири. Первыми были обустроены месторождения Надымского района, потом началась работа по созданию газовых промыслов фантастически богатого Уренгоя, позже — не менее богатого Ямала. В европейской части СССР были открыты крупные Оренбургское и Астраханское месторождения.

Кортунов как визионер и идеолог развития отрасли, заручившись поддержкой столпов советской экономики, двух Николаев — «главного плановика» Байбакова и «главного внешторговца» Патоличева, принес советскому премьер-министру Алексею Косыгину проект прокладки небывалой экспортной трубы «Западная Сибирь — Западная Европа». 

Косыгин исторический шанс для страны не упустил — дал добро одновременно и на строительство мега-магистрали, и на начало переговоров по завоеванию западно-европейского газового рынка. В середине 1968 года долгосрочный договор на поставку советского газа был подписан с Австрией, через полтора года — с Италией, Францией и Финляндией. При этом западные потребители кредитовали Мингазпром на огромные по тем временам суммы (сотни миллионов долларов) для покупки труб большого диаметра и газокомпрессорного и газоперекачивающего оборудования.

Газ — наш, трубы — ваши

Но все это было лишь прелюдией к «Сделке века». Ровно полвека назад, 1 февраля 1970 года в западногерманском городе Эссен, в отеле Kaiserhof, было подписано историческое соглашение между Внешнеторговым объединением «Союзнефтеэкспорт» и компанией Ruhrgas AG. Для большей солидности подписи под стратегическим, прорывным документом поставили не «фирмачи», а госчиновники высокого уровня — министр внешней торговли СССР Николай Патоличев и министр экономики ФРГ профессор Карл Шиллер. Соглашение, подписанное на 20 лет (!),  предусматривало трубопроводную поставку в ФРГ, являвшуюся  крупнейшим в Европе потребителем энергоресурсов, советского природного газа в общем объеме не менее 52 млрд кубометров. 

Одновременно западногерманские компании Mannesmann AG и Thyssen AG подписали отдельный контракт на поставку в СССР 1,2 млн тонн труб большого диаметра (1420 мм) для строительства магистральных газопроводов. Финансовые гарантии сделки были определены в соглашении Внешторгбанка СССР и консорциума западногерманских банков во главе с Deutsche Bank, открывшем ВТБ кредитную линию в размере 1,2 млрд марок со сроком погашения 12 лет. 

Сенсационности сделке, которую немецкие медийщики сразу же окрестили Gas — Rohren («газ — трубы»), добавлял тот факт, что Советский Союз согласился с требованием ФРГ о том, чтобы строящийся газопровод не проходил через территорию социалистической Германской Демократической Республики (ГДР), которую Западная Германия не признавала в качестве суверенного государственного образования. Соответственно, трасса трубы вопреки оптимальному маршруту была направлена существенно южнее — через территорию Чехословакии.

Вскоре огромный объем проектно-изыскательских и строительно-монтажных работ для подготовки ресурсной базы и прокладки мега-трубы потребовал выделения из состава Мингазпрома самостоятельного Министерства строительства предприятий для нефтяной и газовой промышленности — Миннефтегазстроя. Новое ведомство возглавил Кортунов, а после его смерти в 1973 году — бывший первый секретарь Тюменского обкома КПСС Борис Щербина. На газовом хозяйстве остался легендарный первопроходец каспийских месторождений Сабит Оруджев, умерший в 1981 году, после чего Мингазпром возглавил Василий Динков, многолетний заместитель Оруджева.

Запад и Восток

Первый советский газ пришел в ФРГ в октябре 1973 года, практически одновременно с объявлением арабскими странами «нефтяного эмбарго». Совпадение? Совпадение. Но в той ситуации, на фоне разворачивающегося глобального энергетического кризиса, немцы были особенно рады гарантированным поставкам газа по фиксированной цене.

«Сделка века» стала началом целой системы долгосрочных контрактов, подписанных в 1972, 1974, 1979, 1981, 1990, 1998, 2001, 2008 и последующих годах. Так, в 1972 году был решен вопрос о газоснабжении Западного Берлина, чей «особый статус» наконец-то был определен — западный сектор разделенной германской столицы стал получать из СССР 700 млн кубометров газа в год. В ходе реализации этих контрактов появились уникальные магистральные газопроводы Оренбург — Западная граница (1979 год), Уренгой — Помары — Ужгород (1983 год), Ямбург — Западная граница («Прогресс», 1986 год), центрально-европейские газопроводы Stegal, Midal и Wedal, крупнейшие в Европе подземные газохранилища Reden, Haidach и Katharina, двухниточный «Северный поток» и многие другие мощные инфраструктурные объекты. Годовой объем поставок газа в Германию вырос до 55 млрд кубометров в год, а суммарный накопленный объем приблизился к гигантской цифре 1,3 трлн кубометров. 

Но мы сильно забежали вперед. Вернемся на 50 лет назад. Конечно же, Советский Союз даже в угоду валютному чистогану не мог обидеть своего ключевого восточно-европейского сателлита, где, в частности, была размещена крупнейшая в мире военная группировка — ГСВГ. В 1968 году с ГДР было подписано межправительственное соглашение по газу, а через 5 лет, аккурат 1 мая 1973 года начались поставки в Восточную Германию советского природного газа (кстати, на полгода раньше, чем в ФРГ). Первым получателем газа стала компания Verbundnetz Gas, существующая и поныне. 

В 1974 году было подписано соглашение об участии строителей из ГДР и других стран-участниц Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) в освоении Оренбургского месторождения и строительстве магистрального газопровода «Оренбург — Западная граница СССР» («Союз»). Через 7 лет рамки соглашения расширились за счет включения в него Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения в западном Казахстане.

Григорий Волчек

(окончание следует)