Как «прокатили» Богомякова

Недавно в своем послании Федеральному Собранию президент России среди прочих сенсационных инициатив озвучил предложение о наделении Государственной Думы полномочиями по утверждению руководителя и членов правительства. 

Это сразу же напомнило мне историю 30-летней давности, существенно повлиявшую на судьбу отечественной нефтянки. 

Торжество гласности

25 мая 1989 года приступил к работе съезд народных депутатов СССР — второй в советской истории орган власти, избранный на альтернативной основе (предыдущим было Учредительное Собрание, разогнанное большевиками в январе 1918 года). 

Заседания съезда, транслировавшиеся в прямом эфире Центрального телевидения, стали торжеством гласности и открытости, настоящим откровением для советских людей: на глазах десятков миллионов изумленных граждан ревизовались казавшиеся ранее незыблемыми фундаментальные идеологические и  политические устои советского общества.

Вскоре у депутатов дошли руки до экономики и госуправления: сформированный съездом Верховный Совет приступил к процедуре утверждения нового союзного правительства — Совета Министров СССР. Правовой базой для этого был принятый еще в 1978 году, при «позднем Брежневе», закон «О Совете Министров СССР», статья 4 которого, в частности, гласила: «…Освобождение от должности и назначение отдельных лиц, входящих в состав Совета Министров СССР, производятся по представлению Председателя Совета Министров СССР Президиумом Верховного Совета СССР с последующим представлением на утверждение Верховного Совета СССР на его очередной сессии». 

В старом Верховном Совете, который был «машиной для голосования», утверждение министров традиционно проходило единогласно. В новом союзном парламенте все было совершенно иначе. 

Вспомнить все

Первым на украшенную большим гербом СССР трибуну Верховного Совета, заметно волнуясь, вышел партийный лидер Тюменской области Геннадий Богомяков, представленный на должность руководителя объединенного министерства нефтяной и газовой промышленности. Впрочем, Геннадий Павлович быстро справился с эмоциями и четко доложил о текущем состоянии дел и перспективах развития отрасли.

59-летний Богомяков хорошо знал предмет — к этому времени он уже 16 лет руководил Тюменской областью, обеспечивавшей львиную долю общесоюзной добычи углеводородного сырья — 400 млн тонн нефти и 600 млрд кубометров газа в год. При этом Тюменский обком партии вкупе с подконтрольным ему облисполкомом, по справедливой оценке биографов Богомякова, был «штабом по разработке стратегии развития региона и Западно-Сибирского нефтегазового комплекса». 

Важно и то, что у Геннадия Павловича был серьезный отраслевой бэкграунд — он, выпускник геофака Томского политехнического института, в 60-х годах сделал быструю и блестящую научно-управленческую карьеру — защитил кандидатскую диссертацию, написал докторскую и возглавил вновь созданный Тюменский филиал Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья, впоследствии преобразованный в Западно-Сибирский геологоразведочный нефтяной НИИ. В 1970 году, будучи вторым секретарем обкома, Богомяков вместе с легендарным геологом-первооткрывателем Фарманом Салмановым и руководителями отрасли получил престижнейшую Ленинскую премию «за открытие крупных нефтяных месторождений Среднего Приобья и ускоренную подготовку промышленных запасов нефти». Кроме того, Богомяков был награжден тремя орденами, включая наивысший — орден Ленина.

Казалось бы, вполне релевантная кандидатура. Увы, депутаты думали иначе. Обсуждение сразу же пошло в острокритическом ключе — Богомякову припомнили все: и недемократичные методы управления, и низкие темпы развития социальной инфраструктуры области, и поддержку безумной с точки зрения экономики и экологии идеи «поворота северных рек».

Возможно, против Богомякова сработало и то, что на протяжении всего послевоенного времени отрасль возглавляли сильные харизматичные лидеры — Николай Байбаков, Михаил Евсеенко, Валентин Шашин, Николай Мальцев, Алексей Кортунов, Сабит Оруджев, Василий Динков. Большинство из них носили высокое звание Героя Социалистического Труда, а Кортунов был Героем Советского Союза (за военные заслуги), но главное — все они были производственниками, никогда не работавшими в партийных органах.

В одном из своих интервью Богомяков сказал, что совершенно не хотел становиться министром: «Летом 1989 года на пленуме ЦК КПСС… вдруг звучит: «Предлагается избрать министром нефтяной и газовой промышленности Геннадия Богомякова». Пленум утвердил данное предложение, даже не посоветовавшись со мной. Я был вне себя! После пленума подошел к Михаилу Горбачеву, сказал, что не хочу быть министром и объяснил причину: «Я люблю эти отрасли, участвовал в их создании, но не желаю принимать участие в их развале, не хочу быть «гробокопателем». Ведь на 1990 год запланировано уменьшение добычи нефти на 30–35 млн тонн, и пятилетний план явно не будет выполнен». В ответ Горбачев предложил мне подготовить записку для рассмотрения на Политбюро. Через неделю я вновь прилетел в Москву с подготовленными расчетами, два дня носил с собой вышеупомянутую записку,  но понял, что она никому не нужна».

В итоге Верховный Совет не утвердил Богомякова в должности министра. Это стало сенсацией, но ненадолго — вскоре в похожем стиле «прокатили» еще несколько кандидатур на должности министров, и строптивость демократически избранного парламента стала восприниматься как вполне естественное явление.     

Нефть без газа

Исполняющим обязанности руководителя объединенного министерства стал 54-летний первый заместитель министра газовой промышленности СССР Леонид Филимонов — выпускник Уфимского нефтяного института, «чистый» производственник, около 30 лет проработавший в нефтедобывающих подразделениях в Сахалинской, Томской и Тюменской областях. Через два месяца парламент утвердил Филимонова в должности министра.

К этому времени словосочетание «газовая промышленность» в названии министерства стало носить номинальный характер: в соответствии с постановлением правительства от 8 августа 1989 года все добывающие, газотранспортные, сбытовые, инженерно-строительные и вспомогательные предприятия, обеспечивающие работу Единой системы газоснабжения СССР, вошли в состав Государственного газового концерна «Газпром» во главе с бывшим руководителем Мингазпрома Виктором Черномырдиным.

Лишившись газовой компоненты, Филимонов сосредоточил усилия на проблемах нефтяной промышленности, требовавшей повышенного внимания ввиду уменьшения дебитов на крупнейших месторождениях Западной Сибири и сокращения капиталовложений в геологоразведку, инфраструктуру обустройство промыслов. В январе 1990 года по представлению Филимонова заместителем министра нефтяной и газовой промышленности СССР был назначен 39-летний генеральный директор производственного объединения «Когалымнефтегаз» Вагит Алекперов. 

Вскоре Вагит Юсуфович возглавил делегацию высокопоставленных нефтяников, поехавших в Англию по приглашению British Petroleum для изучения опыта деятельности крупной вертикально-интегрированной нефтяной компании, занимавшейся разведкой, добычей, переработкой и сбытом нефти.

Почетный гражданин и опытный картофелевод

Через полгода после «срезки» на Верховном Совете оборвалась и партийная карьера Богомякова — пленум Тюменского обкома КПСС снял Геннадия Павловича с занимаемой должности. Богомяков досрочно вышел на пенсию, но в постсоветские времена вновь активизировался, заняв посты председателя Совета директоров «Тюменьэнергобанка» и советника генерального директора «Запсибгазпрома». 

Работа в крупных бизнес-структурах сопровождалось многочисленными проявлениями общественного признания: Геннадия Павловича наградили званиями «Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ» и «Почетный работник промышленности Тюменской области», а также титулом Почетного гражданина всех частей «матрешечного региона» — Тюменской области, ЯНАО и ХМАО. В 2005 году, вручая Богомякову очередной знак отличия, тогдашний губернатор Тюменской области Сергей Собянин сказал: «Трудно найти человека, который был бы более достоин этой награды. Мало кто сделал для развития промышленности в Западной Сибири больше вас».

Сейчас, на пороге своего 90-летия, Геннадий Павлович по-прежнему весьма активен и бодр. Сегодня его конек — выращивание картофеля, в том числе редких американских и европейских сортов.

Григорий Волчек