Преступление и наказание. История одной катастрофы.

Катастрофа на трубопроводе компании Petrobras в 2000 году. Взрыв на французском химическом комбинате AZF в 2001 году. Взрыв на нефтяной платформе компании Pemex у берегов Мексики в апреле нынешнего года. История нефтедобычи богата на катастрофы. Но самая крупная авария с самыми тяжелыми на сегодняшний день экологическими последствиями произошла в 2010 году. У берегов американского штата Луизиана взорвалась нефтяная платформа Deepwater Horizon, которую эксплуатировала британская компания ВР в Мексиканском заливе.  

Deepwater Horizon

Она утонула

20 апреля 2010 года на Глубоководном горизонте (Deepwater Horizon) прогремел мощный взрыв, повлекший за собой сильный пожар. Всего на момент происшествия на буровой платформе размером в два футбольных поля находились 126 человек и хранилось около 2,6 миллионов литров нефтепродуктов. Уже одна только эта цифра дает представление о масштабах катастрофы.

Можно представить себе последствия, зная, что пожар длился 36 часов, после чего платформа затонула, а из скважины на глубине 1500 метров непрерывным потоком вытекала нефть. По одним данным, эта утечка составляла 5 тысяч баррелей в сутки (т.е. 700 тонн нефти), по другим – до 100 тысяч (около 14 тысяч тонн).

Кампания по сбору волос для абсорбции нефти
Кампания по сбору волос для абсорбции нефти

Бороться с убегающей нефтью пробовали по-разному: ограждали, выжигали, собирали с помощью сорбентов, накрывали скважину огромным защитным куполом. ВР даже организовала кампанию сбора человеческих волос и шерсти животных, которые набивали в нейлоновые мешочки и использовали как промокашки для сбора нефти. Кампания развернулась масштабная: по данным благотворительной организации Matter of Trust, в акции участвовало 370 тысяч салонов во всем мире, ежедневно в сборные пункты поступало 200 тонн волос и шерсти.

В кампании по сбору волос ВР вполне преуспела. А вот кампанию по сбору нефти провалила. Как объясняют эксперты, технология «разлилось — тут же собрали» спустя сутки после аварии не годится — она опускается на дно и ставить ограждения бесполезно. Ни микроорганизмы, расщепляющие нефть, ни сорбенты просто не могли справиться с такими объемами нефти. И не справились. По оценкам экологов, в почве вокруг скважины Макондо скрывается около 37 тысяч тонн нефти, что составляет от 5 до 14% от общего объема выброшенной нефти. Как отмечают исследователи, эта нефть пока покоится на дне, однако она постепенно будет просачиваться обратно в воду. Это приведет к серьезным экологическим последствиям, так как нефть в придонных слоях моря распадается очень медленно из-за недостатка кислорода.

В чем причина?

Нефтяное пятно 24 мая 2010 года, вид из космоса. Фото: NASA
Нефтяное пятно 24 мая 2010 года, вид из космоса. Фото: NASA

Авария на нефтяной платформе Deepwater Horizon признана одной из самых масштабных катастроф в истории человечества. Ее сравнивают с крушением Чернобыльской АЭС и даже называют «нефтяным Чернобылем». Обе катастрофы объединяет одно обстоятельство — с последствиями крушений долгое время не могли справиться, потому что такой сценарий не был предусмотрен в проекте.

По мнению руководителя экологической компании «Гринпис России» Владимира Чупрова, сегодня в нефтяной отрасли вообще нет технологий, которые на 100% исключают возможность возникновения таких катастроф. А когда они все-таки происходят, оказывается, что нет и технологий для ликвидации последствий аварий такого масштаба.

И все же у ВР был шанс «подготовиться», ведь специалисты еще до крушения платформы утверждали, что гибель Deepwater Horizon – это лишь вопрос времени.

Нефтяная платформа была спущена на воду в феврале 2001 года. В том же году она была сдана в аренду компании ВР, которая и привезла Deepwater Horizon в Мексиканский залив и спустя 9 лет, в феврале 2010 года, начала бурение скважины на месторождении Макондо. Тогда и начались проблемы: работы по бурению производились в спешке. И понятно, ведь платформа ежедневно обходилась ВР в полмиллиона долларов, а значит, компании нужно было поскорее начать добывать и зарабатывать. Не учли одного – в случае катастрофы ВР ждут огромные финансовые затраты и ответственность за ликвидацию последствий крушения. Но, как уже говорилось, такой сценарий в проект не входил.

Расследованием причин аварии занималось сразу несколько организаций: Министерство внутренней безопасности США и внутренних дел США, Конгресс США и Министерство юстиции США. ВР посчитал своим долгом провести собственное расследование причин аварии. 50 специалистов во главе с Марком Блаем, руководителем ВР по безопасности операций, занимались выяснением причин катастрофы. В результате компания ВР опубликовала доклад, согласно которому главной причиной крушения платформы стал… человеческий фактор. Да и причин для «беспокойства» названо всего-ничего — шесть. Более основательный доклад был сделан Бюро по управлению, регулированию и охране океанских энергоресурсов (BOEMRE) и Береговой охраной США. Из 35 причин катастрофы в 21 причине единственным виновником является ВР, а в 8 вина компании была признана частичной.

Возможно, в ВР были правы, и человеческий фактор действительно стал одной из причин гибели Deepwater Horizon — в погоне за прибылью и в попытке сократить расходы по разработке скважины компания пренебрегла элементарными нормами безопасности. Кроме того, среди причин неудачная конструкция скважины с недостаточным количеством барьеров для нефти и газа, неудачное цементирование, изменения, внесенные в проект по разработке скважины в последний момент.

Частичная вина признается за собственниками нефтяной платформы, компанией  Transocean Ltd., и компанией Halliburton, занимавшейся подводным цементированием скважины.

Из-за чего страдает Мексиканский залив?  

Итак, «человеческий фактор» деятельности ВР на нефтяной платформе Deepwater Horizon обернулся, в первую очередь,  глобальной экологической катастрофой. Настолько глобальной, что по своим масштабам эта катастрофа затмила крушение танкера Exxon Valdez на Аляске, судна Prestige в Испании, да и большинство прочих аварий, ранее признававшихся самыми крупными по масштабам разлива нефти.

В нескольких словах последствия крушения платформы выглядят следующим образом.

За 152 дня, которые нефть непрерывно вытекала из поврежденной скважины, в воды залива попало более 5 миллионов баррелей.

Загрязненные нефтью пеликаны. Фото: AFP
Загрязненные нефтью пеликаны. Фото: AFP

Воды Мексиканского залива, как известно, богаты промысловой рыбой, устрицами и креветками, по берегам залива гнездятся редкие виды птиц, а на пляжи залива приезжают отдыхать многочисленные туристы. Но разлившаяся нефть достигла даже территорий прибрежных заповедников и болот, были загрязнены побережья нескольких штатов от Флориды до Луизианы. В последнем был введен почти полный запрет на рыбную ловлю. А пляжи остальных штатов не несколько месяцев закрыты для отдыхающих. Кроме того, было обнаружено мертвыми почти 600 морских черепах, 100 дельфинов, более 6000 птиц и еще в течение нескольких следующих лет сохранялась повышенная смертность среди китов и дельфинов

Но наибольшее опасение в среде ученых вызвало влияние последствий аварии на климатообразующее течение Гольфстрим. По некоторым подсчетам температура течения снизилась на 10 градусов. Течение стало разбиваться на отдельные подводные потоки. Были замечены некоторые погодные аномалии. И все это как раз во время разлива нефти после гибели Deepwater Horizon. Конечно, это может быть лишь совпадением, да и специалисты не пришли к единому заключению по данному вопросу. Однако этот факт до сих пор беспокоит некоторых ученых.

Кто виноват и что было сделано?

После аварии в суды были поданы тысячи исков, главными ответчиками по которым выступали BP и Transocean. Первыми в суды обратились местные рыбаки, собственники жилья в прибрежной зоне, агентства недвижимости и рестораторы. В начале 2012 года к ним присоединились иски от владельцев бизнеса и от правительственных организаций, чьи дела понесли убытки из-за разлива нефти. С исками против ВР выступили акционеры компаний, где основными истцами были пенсионные фонды штатов Нью-Йорк и Огайо. Причина исков – «предоставление не соответствующей действительности информации о безопасности бурения в Мексиканском заливе».

ВР и Transocean нарушили закон об охране чистой воды, что позволило Министерству юстиции США направить иск в Федеральный суд американского города Новый Орлеан (штат Луизиана). Американское правительство требовало взыскать с компаний штраф в размере от 1,1 до 4,3 тысяч долларов за каждый баррель вытекшей нефти. И если Transocean признала себя виновной и выплатила почти 1,5 млрд долларов штрафа, то представители ВР решили «переложить с больной головы на здоровую» и подали иск к Transocean в федеральный суд Нового Орлеана, обвиняя компанию-подрядчика в некачественно выполненных работах и нарушении техники безопасности, что и послужило главной причиной аварии. А раз так, то, по мнению ВР, Transocean и обязаны понести материальную ответственность за ликвидацию последствий катастрофы.

Кстати, Transocean не единственная организация, попавшая под «горячую руку» ВР. Компания обвинила Cameron Internetional в ответственности за сбои в работе противовыбросового устройства, установленного на скважине. А на Halliburton обрушился иск о «мошенничестве, халатности и сокрытии фактов об использованных материалах». Однако как постановил федеральный судья Карл Барбье, 67% вины за происшедшую аварию лежит на самой ВР и только 30% и 3% на компаниях Transocean и Halliburton соответственно. В 2012 году федеральный суд Нового Орлеана вынес решение, налагающий на ВР штраф в размере 7,8 млрд долларов США. Это сумма компенсации, которую суд обязал ВР выплатить 100 000 истцам, пострадавшим от разлива нефти. Однако по заявлениям представителей компании, выплата данной суммы не является признанием своей вины в произошедшей аварии.

В феврале 2013 года в суде Нового Орлеана началось новое слушание по делу об аварии в Мексиканском заливе. Действующие лица все те же – британская ВР, ее партнеры и представители американского правительства, требующие выплаты максимального штрафа, т.е. 4,3 тысячи доллара за каждый баррель попавшей в воду  нефти. Британская компания попыталась оспорить этот иск и снизить штраф до 3 тысяч за баррель. Но ход расследования сыграл не на руку ВР: оказалось, что один из инженеров компании, Курт Микс, попытался уничтожить переписку, в которой шла речь о важной внутренней информации ВР. В частности, о попытках специалистов законсервировать скважину после аварии. Также выяснилось, что нефтедобывающей компанией были представлены сведения, преуменьшающие количество вытекшей нефти.

В 2014 году в дело решило вмешаться британское правительство. В своем заявлении оно призвало суд пересмотреть некоторые свое решения в отношении компании ВР, а именно – снизить штраф, наложенный на ВР. И все же суд Нового Орлеана оказался неумолим и постановил, что «небрежные или умышленные действия британской компании привели к разливу 5 миллионов баррелей нефти в заливе», а значит и ответственность за такие действия должна быть максимальной.

Гражданский протест в GRAND ISLE, LOUISIANA. Символическое «кладбище» посвящено видам флоры и фауны, погибшим в результате нефтеразлива. Фото: Katherine Welles
Гражданский протест в GRAND ISLE, LOUISIANA. Символическое «кладбище», посвященное видам флоры и фауны, погибшим в результате нефтеразлива.
Фото: Katherine Welles

13,7 млрд долларов – цена, которую суд обязал ВР выплатить за жизнь 11 человек, погибших в результате аварии, за крупнейшую в истории человечества экологическую катастрофу и за огромный материальный ущерб, который понесли бизнесмены и частные лица. 

Кристина Кузнецова