Череда ненужных предсказаний

Глава Федерального резервного банка Далласа Роберт Каплан объявил 9 октября, что добыча сланцев в США не сможет насытить рост мирового спроса на нефть. То есть из-за океана не будет адекватного ответа не то что на сам спрос (об этом уже не помышляют даже восторженные почитатели американского ТЭК), а даже на прирост этого спроса! А он-то видится в скромных пределах всего 1,5% в год. Более того, чтобы теснить РФ в Европе, как сказал 9 октября советник президента США Ларри Кудлоу, Соединенным Штатам нужен не только газ (его пока достаточно), а еще и инфраструктура, которой нет. Но ее, г-н Кудлоу, нет и в Европе — вот ведь «закавыка»! Да что там каналы непокрытого спроса на топливо, если США проиграют еще и общеторговую войну с КНР, как заявил 10 октября на конференции в Куала-Лумпуре основатель и глава коммерческого мега-конгломерата Alibaba Джек Ма. Сегодня энергоимпортным инструкциям из Вашингтона не желает следовать не только Пекин, способный, по Александру Новаку, «переориентироваться на другие источники без проблем». Сопротивляется диктату и Индия, где министр нефти Дхармендра Прадхан сказал 9 октября, что Дели продолжит закупки жидких углеводородов из блокируемого с 4 ноября Ирана вопреки санкциям Белого дома. В общем, отнюдь не на Америку нынче вся надежда на поддержание здорового энергобаланса в мире. Надежда на ОПЕК+, которую исполнительный директор парижской штаб-квартиры Международного энергетического агентства (а ведь МЭА не заподозришь в антиамериканизме) Фатих Бироль призвал любым способом нарастить добычу, чтобы не выйти в «красную зону»… Если что-то и звучит диссонансом в столь недвусмысленной международной хронике, то это — необдуманные прогнозы и предсказания, сбыться которым не суждено, во всяком случае, в их чрезмерно траурном ключе.

Этих слов можно было и не произносить

Действительно, в последние дни в мировом эфире, на газетных полосах и новостных лентах звучало много такого, что не помогало, да и не могло способствовать стабильности любых рынков — от нефтяных до валютно-финансовых. Хуже всего, что сомнительные по своему резонансу фразы зачастую изрекали не просто пешеходы на улицах, а влиятельные люди, наделенные немалым авторитетом, деловой репутацией и властью.

Для чего, например, российские банкиры, словно соревнуясь в лояльности и решительном противодействии санкциям, заговорили вдруг во весь голос о «дедолларизации»? Уж не для того ли, чтобы россияне встали на следующий день в очереди, дабы снять деньги с инвалютных счетов и оголить тем самым изрядный сегмент работающих на страну накоплений? Мне ответят: нет, не для этого, а чтобы объявить бой остаткам офшоризации нашей экономики и прочим системным рецидивам эпохи «первоначального накопления», да и перейти с соседями в ЕАЭС к расчетам в национальных валютах. Хорошо. Но, уважаемые господа, зачем же ради этих, пусть оправданных инициатив, становиться к микрофонам перед огромными аудиториями? Почему бы по-тихому не ограничиться отправкой служебной записки в Кремль? Или вы забыли, в какой стране все мы живем? К примеру, автор этих строк пережил на своем веку полдюжины рублевых реформ и полуреформ. И, поверьте, не только на моей кухне споры о назревавших денежных обвалах оборачивались головной болью, а у людей пожилого возраста — еще и глотанием таблеток.

А вот еще один вопрос: мог ли бы уважаемый государственный деятель и видный экономист Алексей Кудрин обойтись без мрачного предупреждения, сделанного им тоже на днях? Глава Счетной палаты пророчит, что, в случае введения Вашингтоном еще более широких антироссийских санкций Москва не сможет добиться выполнения ни одной поставленной президентом задачи, будь то в технологической, социальной или иной области. Что ж, говорить правду надо в любом случае, но в каком формате — в виде докладов для государственного руководства или для СМИ? Невеселый прогноз (как будто содержание пока еще не принятых санкций, в том числе в сфере ТЭК, уже известно), комментировался новостными лентами. Как в равной мере был подхвачен и призыв Кудрина к более мягкой внешней политике. А иначе, мол, усилится возможность не роста, а наоборот, падения российского ВВП (при дополнительных рестрикциях с Запада) на 2,5%. Скажите по совести, уважаемый читатель: очень нужны нам с вами подобные гипотезы СМИ и «мозговых трестов» в открытой циркуляции от Балтики до Тихого океана?

Лично я испытываю в этой связи некоторые сомнения. Испытываю тем более, что 9 октября с.г. Международный валютный фонд спокойно и уверенно сохранил 1,7-процентный прогноз роста экономики РФ в 2018-м, а планку ожиданий позитивной динамики нашего ВВП в 2019-м повысил с 1,5% до 1,8%. При этом прогноз развития мировой экономики, наоборот, понижен с 3,9% до 3,7%. То есть в глобальном масштабе дела должны пойти несколько хуже, а у нас — лучше, чем считалось совсем еще недавно. Но вот незадача: почитаешь иные предвестья вселенских бед, — и забудешь о добрых вестях о России даже из Нью-Йорка, а руки при этом опустятся от бессилия.

«Что, если вам, россиянам, запретят торговать вообще?»

Стоит ли удивляться в столь нервной атмосфере (когда предупреждений о крупных неприятностях становится все больше) эстафета «выпаливания» печальных прогнозов версий о якобы уже нависающих апокалипсисах на просторах матушки России, не к добру ускоряется? И не только здесь, в Белокаменной и Златоглавой, но и в следящих за нами западных столицах.

С одной стороны, причины для «раздувания ужасов» и впрямь имеются. Еще в 2014-м, на волне Крымского референдума, под финансовые санкции США попали «Роснефть», «Новатэк», «Транснефть» и «Газпром нефть», а под технологические, помимо перечисленных российских «мейджоров», еще и ряд других. Это, в частности, ЛУКОЙЛ, «Газпром», «Сургутнефтегаз» и их дочерние компании с пакетами акций в РФ. А под смешанными финансово-технологическими санкциями ЕС оказались уже пострадавшие «Роснефть», «Транснефть», «Газпромнефть» со своими зарубежными филиалами. Словом, опыт пребывания под рестрикциями вроде бы уже имеется, и немалый. Но, оказывается, то была лишь репетиция истинной кары россиянам. И напрасно, мол, торжествующий президент США Барак Обама, по-ораторски вздымая ладони к небесам, уверял в якобы уже обеспеченном развале экономики и, в частности, углеводородной энергетики РФ «на куски и клочья». Ибо в действительности ощутимые репрессии против российского ТЭК — впереди.

Так, на лондонской конференции Oil & Money прозвучал «на полном серьезе» вопрос: что делать, если компаниям РФ вообще запретят торговать нефтью на мировых или, во всяком случае, на европейских рынках? Нет чтобы прямо спросить: что делать в случае перерастания энергетического конфликта в самую настоящую и потому очень даже горячую войну? Вместо этого воздух над конференц-сценой был сотрясен завуалированной фразой: что произойдет, если нефтегазовым гигантам России будет заблокирован доступ на спотовые и все остальные коммерческие площадки за рубежом?

© BP

Представьте себе: отвечать на этот вопрос — скорее всего лишний, но нагнавший страху — пришлось-таки мудрому и опытному топ-менеджеру нефтянки. Это был глава ВР Боб Дадли, вынужденный сказать: «Я не думаю, что это может случиться. Думаю, что если такие компании, как «Газпром», «Роснефть» и ЛУКОЙЛ попадут под санкции (США) по типу, как случилось с «Русалом», то это в буквальном смысле обрушит энергетическую систему всей Европы». Такой поворот, даже если он произойдет вопреки очевидным потребностям и элементарной логике, стал бы, по словам Дадли, «довольно экстремальной вещью… Мы инвестируем в Россию, аккуратно делаем это. И речь не только об инвестиции в «Роснефть». Что касается «Роснефти», то это серьезная компания, мы работаем с ними. Они настоящие профессионалы, и мы очень рады этой инвестиции. Но мы-то очень аккуратны».

Вы-то аккуратны, Боб, а вот любители размашистых оценок и фатальных предсказаний — не очень. Кое-что об этом будет сказано в следующей главе.

Наследный принц разбушевался, но…

Эстафету не очень-то обдуманных заявлений об экономическом и, в частности, энергетическом «конце света» или, во всяком случае, о крутом изменении глобального топливного ландшафта без устали проносят по всем континентам. Исключением не стало нашумевшее интервью наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана агентству Bloomberg.

© Bloomberg

По мнению наследника престола «королевства пустынь», после 2030-го с нефтяного рынка уйдут Россия и Китай. Точнее говоря, принц ожидает, что к концу 2030-х годов добыча «черного золота» в РФ сократится или встанет окончательно. Из чего же, интересно, это следует? Ни из чего не следует! Российской нефтянке предрекали закат уже раз пять! Впервые это было в 1904–1905 годах, когда, из-за охватившего Апшерон зарева пожарищ первой русской революции, считалось, что паритет нашей страны в «добычном состязании с США окончательно утерян; и что мы сможем состязаться разве что с отдельными странами «третьего мира», да и то не всегда. Во второй раз панихида по российскому топливно-сырьевому комплексу была справлена на Западе после гражданской войны. В третий раз — в связи с вынужденным уходом инвесторов по окончании НЭПа в 1929-м. Но опять, словно мифическая птица Феникс, наш ТЭК не только ожил, но и заработал вовсю.

В четвертый раз геббельсовская тризна гремела в Германии и захваченной ею Европе суровым летом 1942-го, когда армии Паулюса и Листа рвались к Каспию. Удалось, однако, не только отстоять от нацистов старые промыслы, но и в рекордные сроки создать «второе Баку» за Волгой. И вновь дело увенчалось итогом, который общеизвестен независимо от того, хотят или не хотят признавать его лжецы от энергетической историографии. А в конце 1940-х и позднее именно нефть сбила все прогнозы натовских столиц о якобы быстрой кончине нашей экономики как таковой, продлив баланс двух мировых общественных систем, быть может, еще на целую четверть века. Мощнейшим аргументом на весах новейшей истории стало, конечно, открытие подземного океана углеводородов — легендарного Самотлора.

После 1991 года «доброжелатели» долго ждали сигнала того, что упавшая на обломках СССР добыча якобы навсегда утратит шанс подняться до столь раздражавших их показателей советского времени. Но опять не дождались, хотя в конце 1990-х в России добывалось чуть более 300 млн тонн в год — около 60% от нынешнего показателя. Далее, в 2008-м, в «мозговых трестах» Запада нередко утверждалось, что производство жидких углеводородов в РФ уже, мол, достигло своего исторического пика (в ту пору — 490 млн тонн в год), и впереди — одно только сокращение. Однако и это не сбылось!

…Нефти россиянам пока хватит

И министерство природных ресурсов РФ, и опытная в прогнозах ВР согласны: Россия располагает 14 млрд тонн доказанных запасов нефти. Уже это дает нам 25-летнюю гарантию устойчивой добычи даже при нынешних технологиях и без геологического прироста ресурсной базы.

С другой стороны, «Известия» правы: среди ведущих нефтяных держав Россия имеет одно из худших соотношений запасов к объемам производства. Для сравнения: Ираку и Ирану уже доказанных кладовых «черного золота» хватит на 90 лет, Нигерии — на 50, Саудовской Аравии — на 61, а Венесуэле — на 392 года. Но, мысленно обращаясь к претенденту на эр-риядский трон, так хочется сказать: «Ваше Высочество, глобализация по-вашингтонски, которая затрещала даже при таком защитнике США, как Дональд Трамп, уйдет в мир иной раньше, чем через 61 год или, тем более, через 392 года! Еще раньше наверняка рухнет монополярный мир, в котором уже сегодня отказываются подчиняться Белому дому и Россия, и Китай, и даже ранее послушная Индия, и многие другие страны — в совокупности почти половина человечества!».

Да что там высшие категории монополярности, если даже конкретика ТЭК — не на стороне саудовского принца. Во-первых, если у России в запасе — как минимум четверть века, то у Соединенных Штатов — всего 10 лет. Если в Мексике, Норвегии или Британии падают в течение последнего десятилетия не только объемы разведанных залежей, но и сама добыча, то в нашей стране, благодаря компенсирующему приросту доказанных запасов, пропорция, к счастью, практически не изменяется. Так или иначе, по мнению аналитика «Финама» Алексея Калачева, даже если Москва и утратит свое место в числе лидеров нефтедобычи и нефтеэкспорта, — должно произойти нечто уж очень катастрофическое, чтобы Россия «полностью исчезла с мирового рынка».

Калачев справедливо добавил «Известиям», что выступление Мухаммеда бин Салмана носит скорее… PR-характер.: «19 лет — большой срок, за это время столько всего может произойти. Политики часто выступают в роли гуру, но кто потому вспомнит их прогнозы?.. В интервью для Bloomberg, — продолжал эксперт, — принц сделал несколько громких, но не слишком обоснованных заявлений, которые привлекли повышенное внимание. В этом, видимо, и была их единственная цель. Интервью можно расценить в качестве старта Road Show перед постоянно откладываемым IPO для Saudi Aramco. Оно, по-видимому, должно убедить потенциальных инвесторов в надежности и перспективности этих вложений на фоне слабости конкурентов».

Итак, мы вроде бы выяснили, для чего нефтяной апломб, пусть и плохо обдуманный, понадобился саудовской элите в чисто конъюнктурном плане. А теперь надо понять, почему длительный геополитический ущерб от таких цитат, в том числе их вред для самой Саудовской Аравии, многократно перевешивает преходящие локально-отраслевые и узко-бюджетные выгодны.

Разбрасываться партнерами ради красного словца не пристало

Высказывания принца стали пусть и не очень тяжелым, но все-таки неприятным имиджевым ударом по Москве и Пекину. А ведь это партнеры Эр-Рияда в нынешнем турбулентном мире — и совершенно не заслуживают пренебрежительных предсказаний своего энергетического будущего.

За исключением ряда стран Персидского залива, в дипломатическом и внешнеэкономическом портфелях крупнейшей в мире монархии найдется немного упоминаний о сильных во всех отношениях странах, на слово и дело которых саудиты могут опереться. Опереться, кстати, по широкому кругу проблем — от борьбы с терроризмом до эффективного механизма ОПЕК+. Или, быть может, в эр-риядском дворце подумали, что нефтедобывающие страны СНГ — от Азербайджана до Казахстана автоматически подключились бы в 2016-м к этому квотно-ограничительному или квотно-расширительному механизму сами по себе — без наглядного примера России? Ничего подобного — нуждающиеся в нефтеэкспортных прибылях экс-республики СССР так бы и продолжали упорно вывозить «все до последней капли» в том случае, если бы на их трансграничном горизонте отсутствовали моральный авторитет и сплачивающая роль ведущего поставщика нефти в континентальной Евразии.

Отсюда, собственно, и благодарность Кремлю от участвовавшего в Российской Энергетической Неделе нигерийца Мохаммеда Баркиндо — генсека ОПЕК. Так почему же, если экспортный картель, опорой которого является Саудовская Аравия, признателен Владимиру Путину за «образцовое лидерство» и «основной вклад, обеспечивший успех усилий ОПЕК и стран и стран, не являющихся членами ОПЕК, в вопросе восстановления мировой индустрии нефти», то сами саудиты парадоксально списывают тем временем отраслевой потенциал России со счетов? Это ведь как минимум нелогично.

Слова наследника престола прозвучали не только диссонансом. Еще вредоноснее то, что они были сказаны крайне не вовремя. Хуже момента, чем нынешний, не придумаешь. РФ как раз сейчас готова предоставить саудитам доступ в «Арктик СПГ-2», а КНР — заместить дополнительным саудовским топливом часть сокращаемых — ввиду торговой войны с Америкой — поставок топлива из США. Запад же начал против аравийского гиганта сильнейшую пропагандистскую, да и политическую атаку за весь период с рождения королевства в 1932 году. Таким образом, для Эр-Рияда наступили явно не те безоблачные дни, когда можно бездумно разбрасываться проверенными, полезными и к тому же кредитоспособными партнерами по мировым делам.

Фото: AP Photo/Jacquelyn Martin

Дело в том, что по натовским столицам распространяется зловещая версия убийства и даже, быть может, расчленения видного саудовского журналиста оппозиционной ориентации — Джамаля Хашогги. Находясь в Стамбуле, он был приглашен (якобы по рутинным вопросам оформления брака) в консульство своей страны. Однако оттуда, то есть из импозантного здания диппредставительства под саудовским флагом, Хашогги уже не вышел.

«Все смешалось в доме Облонских»

В былые годы, когда отнюдь не демократичное королевство ценилось как союзник Запада как в противоборстве с СССР (а затем с РФ), так и в дуэли с шиитским Ираном, и в крупных закупках американского или английского оружия, и даже в тайном сближении с Израилем по некоторым темам, — мы наверняка столкнулись бы с равнодушной реакцией. Очередной сюжет в духе классически-саудовского авторитаризма (типа нынешней стамбульской истории) был бы, наверное, оставлен на берегах Атлантики без внимания.

Сейчас, однако, — другое дело. Вопреки призывам Трампа монархия не желает (или не может) поднять прирост добычи свыше той планки, которая была взята в июне мониторинговым комитетом министров формата ОПЕК+. Не хотят саудиты (забудем на миг о странных высказываниях принца) и отдаляться от тех с трудом найденных точек диалога и взаимопонимания с Россией, которые обозначились с момента монаршего визита в Москву год назад. Быть может, по этим и некоторым другим причинам расстроенные элиты Евросоюза и НАТО решили, наконец, осудить «безнравственную тиранию королевства пустынь» и его «вездесущие агентурные щупальца».

Тут-то и возник, я бы сказал, некий парадокс. В расследовании помогают, снабжая заграницу данными, в том числе диктофонными записями, те самые органы турецкой полиции, разведки и контрразведки, которые еще недавно отвергались заносчивым Западом в отместку за помощь переизбранному президенту республики, близкому партнеру РФ Реджепу Тайипу Эрдогану. А ведь те же стражи турецкой конституции, в погонах или без, осуждались мастерами «цветных революций» за срыв предпринятого против Эрдогана в 2016-м путча, к которому, между прочим, имел отношений окопавшийся в США оппозиционер-проповедник Гюллен и блокирующиеся с ним круги международной реакции. Словом, налицо жанр «политфантасмагории». Мастера всевозможных спецопераций, нацеленных не только на Босфор(!), как и их «прославленные» дирижеры в верхушке НАТО, не знают, что и говорить. Ведь нарушившая клятву атлантической верности Турция умело способствует в расследовании вероятного преступления, которое, видимо, было совершено лояльнейшим сателлитом Америки на всем Ближнем Востоке — Саудовской Аравией! Ну и времена, доложу я вам, свалились со всеми своими немыслимыми сюрпризами на наши седые головы… Как писал Лев Николаевич Толстой, «Все смешалось в доме Облонских».

Если Эр-Рияд, излагает Би-Би-Си статью The Times, «виновен в смерти журналиста Хашогги, нам надо быть жесткими с нашим союзником по тому же принципу, что и с Россией из-за отравления Скрипалей». Обозреватель старейшей в мире газеты, выходящей на Темзе, Дэвид Ааронович осторожно предупреждает, «что пока следует говорить о возможном убийстве. Нет тела, нет доказательств. Но если Хашогги все еще жив, то кем были те граждане Саудовской Аравии, которые покинули Стамбул через несколько часов после его исчезновения?». Были ли они ликвидаторами или уже чистильщиками? «Турецкие СМИ выяснили, что это саудовские военные, сотрудники спецслужб и медики. Все это вновь напоминает сюжет со Скрипалем. Разница в том, что если это сделали саудиты, то в данной ситуации убийцы являются гражданами страны-союзника, а не противника; но их целью явился человек, преступлением которого стало выражение своих взглядов».

Москве пророчат новую Сирию в… Ливии

Тем временем, чтобы хотя бы частично отвлечь внимание массовой аудитории от подобных кошмаров, зарубежные СМИ «кормят» нас продолжающимся калейдоскопом ложных сенсаций о дальнейшем, хотя и почти невидимом, проникновении спецслужб и оружейных экспортеров России в нефтегазоносные регионы «третьего мира».

Вот, например, Северная Африка. Свое сырье она исправно поставляла в Южную Европу более полувека. Танкерный мост отлично функционировал вплоть до рокового 2011 года, когда по Магрибу прокатилась навязанная извне «арабская весна». На фоне кровавого убийства — озверевшей толпой — ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи, страна, являющаяся членом ОПЕК, была расколота как минимум на два враждующих анклава. В западной столице, городе Триполи, воцарилось правительство, мало чем отличающееся по своему составу от гнездовья едва замаскированных покровителей исламского фундаментализма и международного терроризма.

А на востоке Ливии — в Бенгази, обрамленном основными нефтегазовыми месторождениями этой части Сахары, обороняется парламент с преданными ему войсками во главе с выпускником академий СССР и знатоком русского языка — маршалом Халифой Белкасимом Хафтаром. Тем самым Хафтаром, который был принят в январе 2017 года с государственными почестями на борту авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», возвращавшегося домой по Средиземному морю с боевого дежурства в сирийских водах. И вот теперь проницательный арабский военачальник, по версии западных СМИ, якобы нашел повод для ускорения реализации давнего замысла, нацеленного на восстановление полномасштабного присутствия Москвы в Ливии.

Как для маршала, так и для Кремля стимулом должно стать понимание того, что Соединенные Штаты нанесут своим «сланцевым десантом» в ЕС удар не только по «Газпрому», но и по всей прибрежной цепи африканских экспортеров (как действующих, так и потенциальных) от Алжира до Египта. Поэтому, пока не поздно, россиянам, по данной версии, хочется поднять свою осязаемо-вооруженную роль в Магрибе на новый уровень. Отсюда и прорывные вести о неких контингентах (а не просто военных советниках) из России, которые, дескать, уже доставлены на помощь Хафтару в Ливию. Чтобы придать этому больше правдоподобия, иные источники вовсю пишут о двухмиллиардной(!) двусторонней программе оружейных поставок; хотя Kommersant FM и другие российские каналы выразили в эфире недоверие к столь маловероятным — астрономическим в данной ситуации цифрам.

«Ну что ж, — не стали особо переживать авторы подобных версий, — можно подыскать и что-нибудь вызывающее больше доверия и в то же время столь же вкусненькое, даже жареное». Лучше всего использовать то, что уже мелькает «бегущей строкой» на официальном российском телеэкране, но нуждается в раздувании и непомерной драматизации. Почему бы, к примеру, не опереться на то, что на Кубе решено открыть пункт приема информации с российских разведывательных спутников? Чем вам, спрашивается, не шанс развернуть психологическую репетицию к новому Карибскому кризису?!

Павел Богомолов