Братская компания

Разведка электричеством

Потомки богатого эльзасского текстильного фабриканта — братья Шлюмберже Конрад (родился в 1878 году) и Марсель (родился в 1884 году) с детства проявляли склонность к науке и изобретательству. Так, в 1907 году Конрад стал профессором парижской Горной школы, а его брат в это время успешно занимался инженерным делом и предпринимательством. Конрад заинтересовался электрическим сопротивлением различных горных пород, и в 1914 году ему удалось разработать методику для исследования недр земли на основании сопротивления породы — электрический каротаж.

Этот метод пои­ска полезных ис­копаемых был прост и сложен одновременно. Измерить электрическое сопротивление горных пород не составляло труда, но проблема зак­лючалась в том, чтобы «достать» породу, находящуюся на большой глубине. Братья экспериментировали на разломах гор с обнаженной слоистой структурой, и убедились в верности предло­женной методики. Однако от экспериментов до промышленного поиска месторождений нужно было еще проделать дол­гий путь.

Начало этого пути было положено накануне Первой Мировой войны на месторождении меди в Сербии. После войны братья продолжили совершенствование методов геофизического исследования скважин, получив существенную финансовую поддержку от отца — полмилли­она франков. В 1923 году Конрад покинул пост профессора и полностью посвятил себя этой технологии, в частности составив карту нефтяных месторождений Румынии по заказу Royal Dutch Shell. В 1926 году была создана компания Société de Prospection électrique («Общество электрических изысканий», сокращенно — La Pros).

Самым соблазнительным объектом поиска тогда (как и сейчас) была нефть. До конца 1920-х годов нефтяники при­выкли бурить скважины «на глазок», интуитивно. Работы братьев Шлюмберже положили конец этой бессистемной практике. В сентябре 1927 года они спу­стили свои измерительные зон­ды в скважину в нефтеносном районе Пешельброн (Эльзас, Франция) и получили положительные ре­зультаты. Воодушевленные успехом, братья развили бурную деятельность в крупнейших на тот момент нефтедобывающих странах — США и Венесуэле — но первые опыты применения аппаратуры и методов Шлюмберже за океаном окон­чились полным провалом: все американские нефтяные ком­пании отказались иметь дело с La Pros.

Советская семилетка

Довольно неожиданно La Pros получила крупный контракт в СССР, который в тот период, на волне индустриализации и энтузиазма первой пятилетки, активно развивал нефтяную промышленность. В 1928 году в парижском офисе фирмы появился новый сотруд­ник — Вахе Меликян, эмигрант из СССР. Спустя год молодой энергичный инже­нер и привел в контору профессора Дмитрия Голубятникова, проявившего большой интерес к методике электрораз­ведки нефти.

Голубятников в геологиче­ском мире был фигурой замет­ной. Будучи студентом питерского Горного ин­ститута, в середине 80-х годов 19 века он вступил в «Народ­ную волю» и вместе с Александром Ульяновым участвовал в под­готовке цареубийства. Его аре­стовали, но, в отличие от брата Ленина, Голубятникова не казнили, а отправили на 10 лет в ссыл­ку — сначала в Архангельскую губернию, а потом подальше, на Ленские золотые прииски (Бодайбо). В ссылке Голубятников «перековался» и, отбыв срок, сделал хорошую геологическую карьеру, которую не прервала революция и Гражданская война. Во время  знакомства с La Pros Голубятников занимал должности заместителя начальника нефтяного отдела Главного горного управления СССР, старшего геолога Нефтяного геологоразведочного института и декана горного факультета Московской горной академии.

По инициативе Голубятникова Наркомат (министерство) тяжелой промышленности СССР подписало трехлетний договор La Pros, и инженеры фирмы отправились исследовать основные нефтяные районы Советского Союза — грозненский и бакинский. По истечении срока перво­го контракта был заключен новый, который потом еще дважды продлевался.

В 1937 году, на пике шпиономании и Большого террора, контракт был прерван. Голубятников к тому времени уже умер, Меликян — расстрелян за «вредительство», а нахождение «подозрительных» французов в стратегически важных районах СССР было признано нежелательным. Марсель Шлюмберже по этому поводу сказал: «Семь лет хорошей работы, когда мы трудились рука об руку с советскими инже­нерами. Французы научились говорить по-русски, они прила­гали все свои силы, чтобы советские неф­тяные тресты были удовлетво­рены работой нашей компании. Мы вме­сте вели разведку в Средней Азии, на Байкале, Сахалине и Камчатке. А потом связь с Москвой вдруг прервалась…».

До и после войны

Параллельно с активной работой в СССР и Франции, в 1932 году компания вышла на рынок США, начав изыскания в Калифорнии и Техасе. В 1934 году в связи с переносом основной деловой активности в Штаты, братья основали в Хьюстоне (Техас) новую дочернюю компанию — Schlumberger Well Surveying Corp. В 1936 году умер Конрад Шлюмберже, его место во главе процветающей компании занял Марсель.

С началом Второй Мировой войны компания оказалась расколотой: штаб-квартира переехала из Парижа за океан, в Порт-оф-Спейн (Тринидад и Тобаго), а офис в Техасе стал самостоятельным. После окончания войны Рене Сейду, зять Марселя Шлюмберже, герой французского Сопротивления, проведший два года в немецком плену, создал европейское отделение Schlumberger.

В 1953 году умер Марсель Шлюмберже. Через три года его сын Пьер Шлюмберже объединил все части компании под названием Schlumberger Ltd, зарегистрированной в Кюрасао (Антильские острова); штаб-квартира разместилась в Хьюстоне. Вскоре компания стала публичной и начала быстро расширяться, занимая лидирующее положение в своей отрасли.

Самая доходная

Следующие четверть века стали периодом расцвета Schlumberger. Была расширена сфера деятельности: в 1959 году куплена французская буровая компания Forages et Exploitations Pétrolières (Forex), в 1960 году образована Dowell Schlumberger (СП с Dow Chemical), затем поглощены несколько производителей электроники, включая крупную корпорацию Daystrom. В 1966 году более 40% оборота компании приносило производство электроники.

В 1965 году штаб-квартира компании переехала в Нью-Йорк, а затем была проведена масштабная реорганизация: Schlumberger разделилась по направлениям деятельности, а не по региональному принципу, как было раньше. В 1970 году был куплен крупный французский производитель счётчиков коммунальных услуг, и уже через 10 лет Schlumberger стала мировым лидером в этой сфере. Введение в 1973 году эмбарго на поставки нефти из стран ОПЕК способствовало росту компании, достигшей важной психологической отметки — ее годовая выручка перевалила за миллиард долларов. Спустя несколько лет то же самое произошло и с показателем прибыли. В 1982 году с оборотом 6,3 млрд долларов и чистой прибылью 1,35 млрд долларов Schlumberger заняла первое место по доходности (21%) среди 1000 крупнейших корпораций мира.

Продолжилась и весьма агрессивная политика слияний и поглощений: в 1979 году за 425 млн долларов была куплена Fairchild Camera and Instrument, ведущая американская компания по производству полупроводников, а в 1985 году за 1 млрд долларов — крупный буровой подрядчик SEDCO.

Взлеты и падения

Активные покупки существенно сказались на экономике компании: в 1986 году Schlumberger впервые в своей корпоративной истории показала убытки (1,6 млрд долларов). Это привело к оргвыводам и «укреплению руководства» — пост председателя правления компании занял Юэн Бэйрд, опытный британский геофизик, первый нефранцуз, возглавивший Schlumberger. Бэйрд оперативно и с большим дисконтом продал Fairchild и другие непрофильные активы, одновременно увеличив инвестиции в разработку новых технологий.

Улучшение экономических показателей позволило Schlumberger возобновить энергичное приобретение новых активов: в 1992 году была куплена GeoQuest Systems, занимавшаяся ИТ в сфере добычи и переработки углеводородов, а в следующем году за 800 млн долларов выкуплена доля Dow в СП Dowell Schlumberger. В тот же период завершилась почти десятилетняя компания по покупке сейсморазведочных компаний GECO, Prakla Seismos и Seismograph Service Ltd, на базе которых было создано мощное подразделение сейсмических исследований на суше и море.

Рекордным для компании в тот период стал 1997 год, когда оборот превысил 10 млрд долларов, однако вскоре начался резкий спад, вызванный мировым экономическим кризисом и падением цен на нефть. В 1998 году было сокращено 10 тыс. сотрудников, но одновременно, вопреки кризису и безденежью, приобретена инновационная американская компания Camco International Inc., занимавшаяся подготовкой нефтяных скважин к добыче. В следующем году Schlumberger образовала с Smith International Inc. буровое СП M-I Swaco. В 2000 году произошло знаковое событие: Schlumberger пошла на сделку со своим основным конкурентом — Baker Hughes. Нефтесервисные  гиганты объединили свои сейсморазведочные подразделения в компанию WesternGeco.

Всю первую пятилетку нового тысячелетия Schlumberger, помимо своей основной нефтесервисной деятельности, занималась, если можно так выразиться, суетой, связанной с производством смарт-карт (кредитных карт со встроенной микросхемой). Для развития этого направления в 2001 году за 5,2 млрд долларов была куплена англо-французская компания Sema, в результате чего компания потеряла около 4 млрд долларов. Соответственно, Sema, а заодно и другие непрофильные активы, включая заводы по производству счетчиков, были проданы.

В 2005 году штаб-квартира компании была возвращена в Хьюстон, что как бы подчеркнуло намерение Schlumberger сосредоточиться на «чистом» нефтесервисе. В следующем году компания выкупила долю Baker Hughes в WesternGeco, в 2010 году поглотила давнего партнера — Smith International (сумма сделки составила 11 млрд долларов), а в 2014 году купила канадскую буровую компанию SES Holdings (Saxon). В 2016 году неугомонная Schlumberger купила крупнейшего производителя оборудования для нефтедобывающей промышленности — Cameron International. Сумма сделки стала рекордной в корпоративной истории Schlumberger — 14,8 млрд долларов.

Одновременно с этим Schlumberger показала, что может с размахом потратить деньги не только на скупку активов, но и на штрафы, заплатив по решению американского Минюста 233 млн долларов за нарушение режима санкций в отношении Ирана и Судана. В этом же году компания сократила 21 тыс. сотрудников — 15% своего персонала.

Внутри Schlumberger

Сегодня около 3% акций компании распределены среди менеджмента, 97% находятся в свободном обращении. Крупнейшие институциональные инвесторы — Vanguard Group(6%), Dodge&Cox и State Street (по 4,5%). Капитализация — около 80 млрд долларов, выручка в 2017 году — около 28 млрд долларов, операционная прибыль — 3,3 млрд долларов, чистая прибыль — 1,7 млрд долларов. Председатель правления и главный исполнительный директор (CEO) с 2011 года — норвежец Паал Кибсгаард, ветеран компании, работающий в  Schlumberger с 1997 года.

Сегодня Schlumberger ведет свою деятельность в 85 странах на всех континентах мира. В компании работают около 100 тыс. человек, крупные офисы, помимо корпоративного центра в Хьюстоне, находятся в Париже, Лондоне, Гааге и Виллемстада (Кюрасао). Компания состоит из 4 производственных дивизионов — бурового, добычного, поискового (Reservoir Characterization Group) и машиностроительного (Cameron Group).

В середине 90-х годов, после 60-летнего перерыва, компания возобновила свою деятельность в России. В 2007 году компания открыла в Тюмени центр подготовки специалистов нефтяной промышленности, один из крупнейших в мире. В Новосибирске действует крупный научно-исследовательский центр Schlumberger по повышению нефтеотдачи. Ректор МФТИ Николай Кудрявцев является членом совета директоров корпорации. Производственные мощности компании расположены, в основном, в Западной Сибири.

Григорий Волчек