BP: «Эра роста спроса на нефть закончилась»

Утром в понедельник 14 сентября 2020 г. международная корпорация представила новый прогноз развития мировой энергетики до 2050 г. По мнению Bloomberg, руководство BP резко рвет с ортодоксальным подходом к нефтяной индустрии: высокопоставленные представители отрасли продолжают настаивать на том, что потребление нефти будет расти на протяжении еще десятилетий, представляя углеводородное сырье как единственный товар, который может удовлетворить потребности в энергоресурсах 7 миллиардного населения планеты и быстро увеличивающегося среднего класса. Но у BP иные сценарии будущего… Компания предпочитает отказаться от сверхмощной нефтяной модели бизнеса, которую она на протяжении двадцатого века и в начале двадцать первого насаждала по всему миру. 

ВР стала первой среди международных корпораций, провозгласившей конец эпохи роста нефтяного спроса. Потребление нефти может никогда не вернуться к уровню, который наблюдался до кризиса с коронавирусом. Даже в самом оптимистичном для углеводородов сценарии спрос в ближайшие два десятилетия не сможет преодолеть этот рубеж, поскольку так называемый энергопереход будет «уводить» мир все дальше от ископаемого топлива. Поэтому спрос на нефть уже достиг пика, считают в руководстве международной корпорации.

BP оказалась самой смелой среди нефтяных гигантов, разработав стратегию, которая должна привести бизнес британской компании в соответствие с целями Парижского климатического соглашения. В августе этого года, всего через шесть месяцев после вступления в должность, новый генеральный директор BP Бернар Луни, представляя революционную энергостратегию, заявил о запланированном сокращении добычи нефти и газа на 40% в течение следующего десятилетия, а также инвестициях на уровне порядка 5 млрд долларов в год на проекты в области возобновляемых источников энергии. 

Что касается текущей ситуации, руководство компании выделило факторы пандемии коронавируса, государственной политики и социальных изменений в качестве наиболее важных для оценки развития спроса на нефть. «Потребление нефти, возможно, уже достигло пика в результате пандемии, ужесточения госполитики и изменений в поведении потребителей», — считают в BP. 

Переход по трем дорогам 

Компания представила три возможных сценария будущего для анализа энергоперехода до 2050 г., это альтернативные предположения о политике и предпочтениях общества для оценки диапазона возможных изменений в следующие тридцать лет. «Быстрый» предполагает введение политических мер, включая значительное повышение платы за выбросы, что приведет к сокращению эмиссии углекислого газа от потребления энергии примерно на 70% к 2050 г. по сравнению с уровнем 2018 г. «Быстрый» сценарий согласуется с ограничением роста глобальных температур к 2100 г. — до значительно ниже 2°C сверх доиндустриального уровня. «Чистый» сценарий предполагает, что политические меры «быстрого» дополняются значительными изменениями в поведении и предпочтениях общества и потребителей. Например, широкое распространение экономики замкнутого цикла, совместного потребления, переход на низкоуглеродные источники энергии. Это увеличивает сокращение выбросов углекислого газа к 2050 г. на более чем 95%. «Чистый» в целом соответствует ограничению роста температуры 1,5°C. Сценарий «бизнес, как обычно» предполагает, что политика правительств, технологии и социальные предпочтения будут сформированы прежними подходами. При реализации этого сценария выбросы углекислого газа от энергопотребления достигают пика в середине 2020-х гг. Однако даже при реализации этого сценария выбросы в 2050 г. будут ниже уровня 2018 г. — менее чем на 10%. 

«К 2050 г. мы рассчитываем реализовать нашу цель и стать компанией с нулевыми выбросами. Несмотря на то, что пандемия резко сократила глобальную эмиссию углекислого газа, мир остается на неустойчивом пути. Тем не менее, данные прогноза показывают, что при решительных политических шагах, принятии низкоуглеродных решений компаниями и потребителями энергопереход может быть успешным. Это один из поводов для оптимизма, и я надеюсь, читатели найдут доклад полезным, так как мы все пытаемся изменить ситуацию к лучшему», — отмечает Луни.

По мере продвижения мира к снижению выбросов углерода, как считают в компании, глобальная энергетика претерпевает кардинальные изменения. Она становится все более разнообразной, ориентируется на потребности клиентов, а конкуренция между различными видами топлива усиливается. Потребление энергии уходит от ископаемого топлива, а возобновляемые источники энергии быстро растут по мере того, как мир продолжает электрифицироваться. Для обеспечения долгосрочного сокращения выбросов от энергопотребления необходимы решительные политические меры, такие, как значительное повышение платы за выбросы углекислого газа. Сценарии «быстрый» и «чистый» предполагают значительное повышение цен на выбросы к 2050 г. — до 250 долларов за тонну CO2 в развитых странах и до 175 долларов за тонну в странах с развивающейся экономикой. Цифры в «обычном» сценарии значительно ниже — всего 65 и 35 долларов за тонну CO2 в среднем в развитых и развивающихся странах соответственно.

Прогноз развития мировой энергетики BP показывает, что потребление нефти к 2050 г. сократится в «быстром» сценарии на 50%, а в «чистом» — почти на 80%. В «обычной» ситуации спрос восстановится, но затем стабилизируется на уровне около 100 млн баррелей в сутки в течение следующих 20 лет, а к 2050 г. сократится на 10%. Масштабы и темпы этого снижения обусловлены повышением эффективности и электрификацией автомобильного транспорта. 

Однако все три сценария показывают рост глобального спроса на энергию, обусловленного повышением благосостояния и уровня жизни в развивающихся странах. В «быстром» и «чистом» сценариях спрос на первичные энергоресурсы выходит на плато во второй части рассматриваемого периода. Это объясняется повышением энергоэффективности. В «обычном» спрос продолжает расти на протяжении всего прогнозного периода и увеличится на примерно на 25% к 2050 г. Но за это время структура спроса на энергию меняется кардинально — снижение роли ископаемого топлива компенсируется увеличением доли ВИЭ и растущей электрификацией.

Таким образом в ближайшие десятилетия произойдет, по мнению руководства компании, фундаментальная реструктуризация глобальных энергетических систем: переход к низкоуглеродной энергосистеме приведет к более разнообразному энергобалансу, поскольку во всех трех сценариях доля углеводородов снижается, а доля возобновляемой энергии растет по мере растущей электрификации мира. Масштабы сдвига существенно различаются в разных сценариях: доля углеводородов среди первичных энергоресурсов снижается примерно с 85% в 2018 г. до 65–20% к 2050 г., а доля ВИЭ увеличивается до 20–60%.

По мнению ВР, сравнительно устойчивыми оказываются позиции природного газа. Хотя глобальный спрос на газ значительно варьируется в зависимости от сценариев. Как отмечают в компании, природный газ потенциально может сыграть две важные роли в ускоренном переходе к низкоуглеродной энергосистеме: поддерживать отход от угля в быстрорастущих развивающихся странах, где другие неископаемые виды топлива и ВИЭ будут расти недостаточно быстро для замены угля; а также в сочетании с технологиями улавливания, использования и хранения углекислого газа (CCUS) в качестве источника энергии почти с нулевыми выбросами. На газ в сочетании с CCUS приходится от 8–10% первичной энергии к 2050 г. в «быстром» и «чистом» сценариях. Таким образом спрос на природный газ достигает высшей точки в середине 2030-х годов в «быстром» и в середине 2020-х годов в «чистом», а к 2050 г. падает до уровня 2018 г. (в «быстром») и примерно на треть ниже (в «чистом»). В «обычном» сценарии спрос на газ растет в течение следующих 30 лет, примерно на треть к 2050 г. 

Ветровая и солнечная энергия обеспечивают быстрый рост ВИЭ: возобновляемые источники энергии являются самым быстрорастущими в ближайшие 30 лет во всех сценариях. Доля первичной энергии из возобновляемых источников растет примерно с 5% в 2018 г. до 60% к 2050 г. в «чистом», до 45% в «быстром» и до 20% в «обычном» сценарии. Ветровая и солнечная энергия обеспечивают этот рост, подкрепленный продолжающимся падением затрат – примерно на 30% и 65% для ветра и солнца соответственно (в «быстром») и на 35% и 70% в «чистом». Рост требует значительного ускорения строительства возобновляемых мощностей. В «быстром» и «чистом» сценариях в первой половине прогнозного периода мощности ветровой и солнечной энергетики в среднем ежегодно добавляют 350 ГВт и 550 ГВт соответственно в сравнении со среднегодовым приростом примерно на 60 ГВт с 2000 г.

В компании отмечают рост электрификации: декарбонизация энергосистем приводит к увеличению объема конечного потребления энергии в виде электроэнергии. К 2050 г. доля электроэнергии в общем конечном потреблении увеличится с чуть более 20% в 2018 г. до 34% в «обычном», до 45% в «быстром» и до более 50% в «чистом» сценарии. Главная роль в росте глобальной электрогенерации принадлежит ВИЭ. В «быстром» и «чистом» сценариях они обеспечивают весь рост, а в «обычном» — около трех четвертей. Изменение топливного баланса наряду с растущим использованием CCUS ведет к снижению выбросов в электроэнергетике более чем на 80% в «быстром» и всего на 10% в «обычном».

Водород и биоэнергетика также растут: по мере постепенной декарбонизации энергосистем возрастает роль как одного, так и другого источника энергии. В частности, использование водорода увеличивается во второй половине прогнозного периода в «быстром» и «чистом» сценариях. Особенно это касается видов деятельности, которые труднее или дороже электрифицировать. К 2050 г. на водород приходится около 7% конечного потребления энергии (за исключением промышленности) в «быстром» и 16% в «чистом». Отход от традиционных углеводородов также ведет к повышению роли биоэнергии, включая жидкое биотопливо, используемое в основном в транспорте; биометан, который может заменить природный газ; и биомассу, используемую преимущественно в электроэнергетике. К 2050 г. на биоэнергию приходится около 7% первичной энергии в «быстром» и почти 10% в «чистом».

«Мир на неустойчивом пути: сценарии показывают, что достижение быстрого и устойчивого падения выбросов, вероятно, потребует ряда политических мер, прежде всего значительного повышения платы за выбросы углекислого газа. Возможно, изменения в политике должны быть дополнены изменениями в поведении и предпочтениях общества. Задержка с принятием этих мер и социальными сдвигами может значительно увеличить масштабы проблемы и привести к существенным дополнительным экономическим издержкам и потрясениям», — подчеркивают в ВР. Эти риски рассматриваются компанией в дополнительном сценарии «отложенный и хаотичный энергопереход».

Российская энергореволюция

ВР предсказывает настоящую революцию в энергетике России. Несмотря на то, что экономическая ситуация в стране складывается не лучшим образом, видимо британская компания, не прогнозирует никаких существенных изменений в текущем курсе РФ до середины текущего столетия: российская экономика в 2018–2050 гг. растет со средней скоростью в 1,1% в год. Согласно подсчетам экономистов ВР, в 1990–2018 гг. ситуация с отечественной «разрухой» была еще хуже: средний рост составил по итогам этого периода 0,7% в год.

Компания предсказывает спад в потреблении первичной энергии в 2020–2050 гг.:

от -1% до -11%. Из-за небольшого повышения энергоэффективности потребление первичной энергии в России снижается на 1,4% за 2018-2050 гг. в «обычном» сценарии, на 7% — в «быстром» и 11% — в «чистом». 

Спрос на нефть в России растет в этот период в «обычном» сценарии на 6% в 2018-2050 гг., снижается на 40% и 60% соответственно в «быстром» и «чистом». Газ остается ведущим источником энергии в России, с его долей, увеличивающейся до 57% в структуре потребления первичной энергии в «обычном», стабильной на уровне 48% — в «быстром» и снижается — до 23% в «чистом». Добыча газа в России растет по всем трем сценариям, достигнув 671–917 млрд куб. м к 2050 г. Объем производства ядерной энергии также растет по всем трем сценариям: на 17–94% к середине века.

В то же время производство возобновляемых источников энергии значительно возрастает во всех сценариях, главным образом за счет ветра. Доля возобновляемых источников энергии в первичной энергии увеличивается до 4% в «обычном», 20% — в «быстром» и 48% — в «чистом», в этом сценарии они становятся крупнейшим источником энергии в РФ к середине двадцать первого столетия. Главные выводы по России: доля возобновляемых источников энергии в энергобалансе — от 4% до 48%, сокращение выбросов CO2 на значительный объем — от 24% до 92%.

Отметим, что не только BP выбрала энергопереход в качестве стратегии развития компании, сегодня по тому же пути идут Royal Dutch Shell, Total и другие добывающие корпорации. Все эти игроки заявили об аналогичном развороте к чистой энергетике. К этому нефтедобывающие компании подталкивают клиенты, инвесторы и правительства государств, где они работают.

Мария Кутузова