Большая нефть Прикамья

Главная кладовая

К концу сороковых годов прошлого века Волго-Уральская нефтегазоносная провинция — «второй Баку» — стала в СССР лидером по объемам добычи. Перспективы ее развития были блестящими — освоение девонских залежей Туймазинского месторождения в Башкирии, открытие Мухановского месторождения в Куйбышевской (ныне — Самарской) области и Ромашкинского в Татарии сулили совокупные объемы добычи, исчисляемые десятками миллионов тонн. На этом впечатляющем фоне пермяки, добывавшие всего 200 тыс. тонн нефти в год, смотрелись бледновато. 

Впрочем, вскоре праздник пришел и на пермскую улицу. При доразведке законсервированного в годы войны Полазненского нефтяного месторождения, расположенного недалеко от Перми (порядка 50 км к северу от городской окраины) разведочная скважина вскрыла два высокопродуктивных пласта и получила фонтанный приток нефти дебитом 180 тонн в сутки. 

Таких параметров прикамская нефтянка еще не знала — буровики наткнулись на основную нефтяную кладовую региона, главную продуктивную толщу — «яснополянку». Впоследствии будет установлено, что к яснополянскому надгоризонту нижнего карбона приурочено две трети нефтяных запасов Западного Урала.

Открытая залежь была настолько продуктивной, что для ее освоения потребовалось создать отдельный нефтепромысел. На Каме появились крупнотоннажные речные танкеры, в кратчайшие сроки (всего за полгода) был построен трубопровод Мохово — Северокамск, подавший нефть Полазны на построенный во время войны Краснокамский НПЗ. Это был первый в Прикамье магистральный нефтепровод, построенный по всем правилам и нормативам — подземный, сварной, с качественной изоляцией труб и дюкерным переходом через Каму.

С запуском нефтепромысла и трубопровода пермская нефтянка начала уверенно наращивать объемы добычи — примерно на 100 тыс. тонн в год. При этом почивать на лаврах никто не собирался — полазненские нефтеразведчики, ободренные крупным успехом, двинулись дальше на север, в глухую уральскую тайгу. 

Есть миллион!

В 1953 году буровая, буксируемая двумя тракторами по узким лесным просекам, была доставлена на Яринскую площадь, расположенную в 30 км к северу от Полазны. Водовод с речки Вож проложили вручную. Разведочную скважину забурил опытный бурмастер Михаил Кропачев, через несколько лет ставший первым в объединении «Пермнефть» Героем Социалистического Труда. 

Спустя полгода в яринском керне появились заметные нефтепроявления. В июне 1954 года на испытание скважины приехал начальник Полазненского нефтепромыслового управления Сергей Пяткин, еще один будущий Герой Социалистического Труда. К штурвалу задвижки встал бурмастер Агамешади Асланов. Неожиданно для всех из скважины ударила мощная нефтяная струя, разнесшая насосный сарай в щепки. К счастью, никто из людей не пострадал. Когда фонтанную нефть собрали в ближайшем логу, перегороженном наскоро насыпанной плотинкой, и измерили суточный дебит скважины, полученная цифра изумила — 350 тонн!

Быстро введенное в эксплуатацию Яринское месторождение позволила пермякам преодолеть важный производственный и психологический барьер — по итогам 1957 года «Пермнефть» добыла более 1 млн тонн нефти. В 1958 году бригада удачливого Михаила Кропачева пробурила в Каменном Логу, недалеко от Ярино, разведочную скважину №29, которая дала совсем уж  фантастический по пермским меркам дебит — 600 тонн в сутки! 

Геологи справедливо решили, что соседние поднятия — части общей огромной залежи с первоначальными извлекаемыми запасами около 130 млн тонн нефти. Соответственно, на нефтяную карту Прикамья было нанесено Ярино-Каменноложское месторождение, вошедшее в десятку крупнейших месторождений Советского Союза. 

Легкая нефть

Так спустя 30 лет после открытия пермской нефти в Прикамье пришла по-настоящему большая нефть. Сухая справка гласит: «Ярино-Каменноложское месторождение — крупная вытянутая брахиантиклинальная складка длиной 40 км и шириной 6 км. Мощность пласта — до 60 метров, структура — плотный известняк, физико-химические характеристики нефти — особо легкая, маловязкая, среднесернистая, парафинистая и смолистая». Легендарный пермский нефтяник Вениамин Сухарев называл такую нефть «масляной», поскольку она идеально подходит для производства высококачественных моторных масел.

Спустя 14 лет после открытия, в 1968 году, Ярино-Каменноложское месторождение вышло на максимум добычи — 8,3 млн тонн нефти в год (в переводе на суточный дебит — 22 тыс. тонн, или 440 железнодорожных цистерн). Максимальный темп отбора составлял 6,4% от объема извлекаемых запасов. В среднем каждая из 230 действующих скважин месторождения выдавала в год по 70 цистерн нефти. Бывали годы, когда укрупненный Каменноложский промысел обеспечивал до 70% нефтедобычи Прикамья.

Многолетним руководителем промысла был талантливый инженер и неисправимый трудоголик Петр Трутнев. Он был известен тем, что дневал и ночевал на работе, отсыпаясь урывками в своей бытовке, с телефоном под рукой. Кроме того, он не расставался с блокнотом, испещренным цифровыми выкладками отбора нефти на каждой скважине. В течение 7 лет, когда промысел наращивал добычу в среднем на миллион тонн нефти в год, Петр Никифорович ни разу не съездил в отпуск.

Трутнев был очень скромным человеком, не думавшем о карьере и наградах, но его энтузиазм и эффективность не заметить было нельзя: в 1966 году он (как и объединение «Пермнефть» в целом) был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а спустя 5 лет — высшей советской наградой, орденом Ленина.

Немудрено, что сын Петра Никифоровича, Юрий, родившийся в поселке Дивья, где жили многие работники промысла, пошел по стопам отца — получил профильное образование на нефтяном факультете Пермского политеха и некоторое время проработал в нефтянке. В настоящее время Юрий Петрович Трутнев, последовательно занимавший высокие должности мэра Перми, губернатора Пермской области, министра природных ресурсов РФ, трудится полпредом президента России в Дальневосточном федеральном округе.

Реверс на «Дружбу»

На протяжении более двух десятков лет работа Ярино-Каменноложского месторождения определяла динамику и структуру добычи нефти в Пермской области. И, отметим, динамика эта до определенного момента (если быть точным — до 1976 года, когда в силу объективных причин добыча в регионе начала снижаться) была просто отличной. В мае 1964 года на нефтепроводе Альметьевск-Пермь, построенного для загрузки Пермского НПЗ нефтью из Татарии, был включен реверс, и часть пермской нефти через трубопроводную систему «Дружба» стала поступать на экспорт в социалистические страны — Польшу, Чехословакию, Венгрию и ГДР.

В 1965 году «Пермнефть» добыла около 10 млн тонн нефти и вышло на 4 место среди 26 добычных подразделений Миннефтепрома СССР. Пьедестал почета советской нефтянки уверенно занимали «Татнефть», «Башнефть» и «Куйбышевнефть», позади пермяков располагались добычные структуры союзных республик — Азербайджана, Туркмении и Украины. При этом себестоимость тонны пермской нефти — 1 рубля 89 копеек за тонну — была самой низкой в стране. Для сравнения: кубанская нефть была дороже в 3 раза, азербайджанская — в 4.

В начале следующего, 1966, года руководитель «Пермнефти» Николай Мальцев (будущий министр нефтяной промышленности СССР и Герой Соцтруда) рапортовал: «Нефтяная промышленность Пермской области развивается быстрыми темпами. За минувшую семилетку добыча нефти возросла более чем в 7 раз, себестоимость нефти снижена в 3 раза, прирост запасов нефти перевыполнен вдвое — открыто 26 новых месторождений». 

Новая жизнь

«Кризис среднего возраста» у Ярино-Каменноложского месторождения наступил в конце 70-х годов — началось резкое падение пластового давления и сильное обводнение. Более того, оказалось, что пластовая вода, смешиваясь с закачиваемой пресной водой, образовывала гипсовые отложения, забивавшие продуктивные скважины. Добыча приближалась к порогу нерентабельности. Пальма первенства перешла к крупным месторождениям юга Пермской области — Красноярско-Куединскому, Осинскому, Баклановскому, Павловскому, а в середине 80-х взошла «северная звезда» — Уньвинское месторождение, стабильно дававшее более 1 млн тонн нефти в год (кстати, оно до сих пор, спустя 40 лет после открытия, является крупнейшим по добыче в Пермском крае).  

Но пермяки не торопились списывать со счетов легендарное Ярино-Каменноложское месторождение, часть остаточных запасов которого были расположены вне зон дренирования скважин. Чтобы «дотянуться» до этих залежей, было решено бурить боковые стволы эксплуатационных скважин. Это решение было настолько эффективным, что в программу боковой зарезки вторых и третьих стволов вошли не только действующие, но и законсервированные, и даже ранее ликвидированные скважины.

Абсолютный рекорд Ярино-Каменноложского месторождения был зафиксирован 10 лет назад на скважине №1 — 1,16 млн тонн добытой нефти за полвека эксплуатации. Всего на месторождении 13 скважин-«миллионерш». Некоторые из них исправно работают и по сей день.

Григорий Волчек,
Алексей Михайлов