Благие цели — плохие решения. Климатическое регулирование и новая налоговая удавка

Минэкономразвития РФ подготовило законопроект о регулировании выбросов парниковых газов в стране, вокруг которого сейчас разворачивается жесткая дискуссия политиков, бизнеса и защитников окружающей среды. Хочется сразу отметить, что игнорировать экологическую повестку и проблемы перехода мира к новой энергетике у России не получится. Но старыми методами дополнительных изъятий в бюджет проблемы вредных выбросов не решить. 

Российской Федерации нужна своя стратегия перехода и адаптации к новой энергетике, связанной с развитием дешевых возобновляемых источников энергии и сокращением доходов от продажи углеводородного сырья. Такие стратегии сегодня уже есть у большинства ведущих нефтегазодобывающих государств, у Саудовской Аравии, например. Решать эти непростые проблемы придется одновременно с борьбой с застарелыми бедами: тотального засилья коррупции, бедности подавляющей части населения (этим сейчас занимается Китай, например), промышленной разрухой и очень плохими условиями для развития частного бизнеса. Тогда как задачи защиты окружающей среды от вредных выбросов можно на этом этапе решать на основе уже существующего законодательства, а также создания эффективной и не коррупционной системы функционирования Росприроднадзора. 

Без решения базовых проблем, стоящих на пути экономического развития страны, борьба с парниковыми газами превратится в России в очередной карго-культ, а, по сути, будет еще одним механизмом изъятия денег у уже придушенной налогами российской промышленности и еле сводящего концы с концами населения. Сейчас для экономического развития России нужна дешевая энергия и контроль за расходами, а не очередные мегапроекты, связанные в том числе с супердорогими российскими ВИЭ.       

Подготовленный и представленный для обсуждения в конце прошлого года проект федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» разработан, по информации авторов, с целями государственного регулирования выбросов парниковых газов и подготовки страны к ратификации Парижского соглашения 2015 г. Новая законодательная инициатива сразу же подверглась критике со стороны главы «Справедливой России» Сергея Миронова, заявившего об опасности подрыва суверенитета страны, национальной безопасности и возможностей ее развития. «За счет чего живет сегодня Россия? За счет продажи нефти и газа. Своим углем решаем многие проблемы во внутренней энергетике. Давайте сделаем так, чтобы они так много не могли производить ни газа, ни нефти, ни угля — немного придушим. И вот сегодня вносится законопроект, который дает регламентацию, как мы это будем делать!», — заявил представитель Госдумы.

Российские экологи раскритиковали Миронова за его ортодоксальную позицию в отношении проблемы изменения климата, но у защитников окружающей среды также не находится весомых аргументов в поддержку нового законопроекта. Одна из главных мыслей, высказываемых «за», состоит в том, что России нужно иметь законы, определяющие ее развитие на перспективу в русле наилучших мировых практик. Согласно оценкам Михаила Юлкина, генерального директора Центра экологических инвестиций, к 2018 г. более 130 компаний установили для себя научно обоснованные цели по сокращению выбросов парниковых газов в соответствии с целями и задачами Парижского соглашения. Всего на сегодняшний день более 500 компаний имеют такие цели, в том числе 85 компаний из списка Fortune Global 500. Со своей стороны отметим, что у большинства крупнейших российских компаний также уже есть свои продвинутые экологические программы, ставшие частью их корпоративного развития. Многие из них в последние годы пытаются доказывать своим потребителям приверженность наилучшим «зеленым» практикам, а часть даже пыталась использовать механизмы, созданные Киотским протоколом, для решения утилизации попутного газа.

Что касается законопроекта, по словам Юлкина, в новом законопроекте отсутствует обоснование введения целевых показателей выбросов парниковых газов по секторам экономики, установления разрешений на выбросы парниковых газов для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также введения сбора за выбросы парниковых газов. «Регулирование выбросов парниковых газов не увязано прямо с переходом к низкоуглеродному развитию и достижением целей сокращения выбросов в соответствии с требованиями Парижского соглашения по смягчению глобального изменения климата, а потому как бы висит в воздухе. Из-за этого возникает ощущение (опасение), что предлагаемое регулирование выбросов парниковых газов — это очередной фискальный инструмент выкачивания и перераспределения средств», — отмечает эксперт в комментарии для «Независимой газеты».

В этой же статье со стороны Михаила Юлкина критикуется требование законопроекта устанавливать целевые показатели сокращения выбросов парниковых газов в рамках системы государственного регулирования в виде исключительно удельных показателей, ориентированных на сокращение объема выбросов парниковых газов в расчете на единицу полезного продукта. Тогда как установление абсолютных значений целевых показателей выбросов будет ограничивать инвестиции в основной капитал, направленные на расширение промышленного производства. С точки зрения Юлкина, одними удельными показателями в данном случае не обойдешься, поскольку цель Парижского соглашения состоит в том, чтобы добиться абсолютного сокращения выбросов парниковых газов. Со своей стороны можно отметить, что в данном примере подготовленный законопроект идет в разрез с целями, заявленными в Париже в декабре 2015 г. на конференции Рамочной конвенции ООН об изменении климата, и принятым на нем соглашении. 

Что же не так с подготовленным Минэкономразвития проектом федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»? Перечень неточностей и недостатков законопроекта впечатляет. Прежде всего, вызывают сомнения мотивы разработки дополнительных мер по государственному регулированию выбросов парниковых газов. С юридической точки зрения, приведенная в проекте мотивировка необходимости принятия такой меры обязательствами России в рамках еще не ратифицированного Парижского соглашения не выдерживает критики. Согласно оценкам профессионального сообщества, все обязательства по национальным выбросам парниковых газов, уже существующие или озвученные на нынешний момент, страна может выполнить без любых дополнительных регулирующих воздействий. Это касается в том числе и потенциальных обязательств в рамках Парижского соглашения сокращения выбросов до 75% от уровня 1990 г. к 2030 г. Главным мотивом, озвученным на конференции ООН в 2015 г., принятия этого соглашения и дополнительного регулирования являлась невозможность у ряда стран выполнить обязательства по снижению выбросов иными мерами. Тогда как перед Россией такая проблема не стоит и предложенный проект лишен актуальности с точки зрения реальных интересов страны.

Кроме того, ряд новых мер, предлагаемых законопроектом, лишены функционала, поскольку дублируют уже действующие нормы в рамках существующего законодательства. В частности, выполнение уже принятого Федерального закона о наилучших доступных технологиях даст снижение экологического воздействия на окружающую среду в стране на 75–80%. Но, как известно, жесткость российских законов компенсируется их не исполнением, а также отсутствием механизмов контроля… 

«Проект нового законопроекта не учитывает реального экономического и политического положения Российской Федерации, включая режим экономических санкций со стороны ряда ведущих держав. Ставя задачи снижения выбросов парниковых газов на уровне предприятий и секторов, авторы проекта игнорируют тот факт, что проекты снижения выбросов в стране до последнего времени реализовывались в основном с привлечением внешних источников финансирования. Прекращение этого финансирования, осуществлявшегося на длительные сроки и по выгодным ставкам, лишает находящиеся в режиме санкций предприятия возможностей осуществлять подобные проекты», — отмечают представители отрасли. 

Новый законопроект предполагает новые штрафные санкции за те же самые нарушения, которые уже подпадают под действующее законодательство, и представляют собой избыточную меру финансового давления на российскую промышленность. С точки зрения нефтяников, введение дополнительных штрафов за выбросы попутного нефтяного газа, которые и являются основным источником эмиссии парниковых газов в нефтяной отрасли, и уже жестко регулируемые в России, является деструктивной мерой для развития и поддержания добычи нефти в стране. 

Мария Кутузова