Анкара в осаде, но она вырвется на восток

Фото: Stock.adobe.com

Мартовский диалог по Восточному Средиземноморью на высшем уровне между Грецией и Египтом завершился не в пользу еще одного амбициозного регионального игрока — Турции. Анонсируя, по итогам своей беседы, продолжение компромиссных и, вместе с тем, дружественных консультаций между министрами иностранных дел, премьер Кириякос Мицотакис и президент Абдель Фатах эль-Сиси высказались в том смысле, что расширение трех принадлежащих Каиру глубоководных зон нефтегазового апстрима в восточном направлении не касается Анкары. Да и двусторонних контактов с ней по этой проблеме не будет. Тем самым обесценены недавние заявления турецких министров Мевлюта Чавушоглу, Хулуси Акара и президентского пресс-секретаря Ибрагима Калина. Ведь это они твердили о якобы назревающих с обеих сторон намерениях договориться о четко-ограничительной, но все же выгодной для Турции делимитации акватории, затронутой нынешними спорами. Как заверяют у подножий как Акрополя, так и пирамид, заявки команды Реджепа Тайипа Эрдогана не соответствуют действительности. В переводе на обычный язык этот «холодный душ» над Босфором означает для турок нечто прискорбное. Альянс против «слишком капризного», на взгляд НАТО, Эрдогана в углеводородном секторе пополнился еще одним существенным звеном. Теперь это уже не только Греция, Кипр, Израиль и Объединенные Арабские Эмираты, но и, как видите, Египет (хотя он и является исламским государством). Итак, потомки Оттоманской империи оказались в энергодипломатической (и, быть может, даже в военной) осаде. Их шельфовые устремления и геологоразведочные планы всячески тормозятся и очерняются. Кем? Пестрой, но очень активной региональной коалицией, за которой, конечно же, маячит силуэт заокеанского ментора. А для него все несогласные с нажимным курсом и жандармским стилем Вашингтона — это, как известно, «убийцы».

Турецкий расчет на шельфовую гармонию с Каиром рухнул

Итак, «последняя попытка Турции распространить, в основном через англоязычные СМИ, весть о том, что Анкара хочет-де примириться с Каиром», — это, по словам недругов Эрдогана, — нечто вроде фальшивки. Как якобы неправда и то, что «Египет и Турция близки к заключению сделки о морской границе». Что ж, сама призрачность этого вывода очень даже может быть истиной, увы…

…Между тем в целом происходящее — ничто иное как неудавшаяся часть непомерных, с точки зрения многих, планов Анкары на средиземноморском глубоководье. Нацелены они были на то, чтобы «саботировать укрепление отношений Египта с Грецией и Кипром», — интригующе раскрыл агентству Arab News глаза на суть происходящего — в израильской интерпретации — один хорошо информированный ближневосточный источник. Кто именно? Аналитик и корреспондент Jerusalem Post Сет Францман — вот кто!

Да уж, в Иерусалиме лучше других знают подлинную цену турецкому оптимизму не понаслышке. «Пропагандистское наступление турок — это то, что мы уже видели раньше, когда Анкара изобрела в аналогичном ключе свое несуществующее «примирение с Израилем», — саркастически продолжает все тот же г-н Францман. С тем, что между сегодняшним диалогом Эрдогана и эль-Сиси и… желанным достижением — для турецкой стороны — их глубокого взаимопонимания все еще остается «дистанция огромного размера», — согласен и другой эксперт по Восточному Средиземноморью. Это профессор Майкл Танчум, лектор университета Наварры и старший научный сотрудник в Австрийском институте европейской безопасности.

Как бы ни велика была по своим объемам турецко-египетская торговля, но есть между этими «полюсами интересов» в Северной Африке и острые камни преткновения. Так, в Ливии, этой нефтеносной кладовой Магриба, Анкара и Каир находятся вообще по разные стороны междоусобного барьера, что тоже подталкивает Каир ближе к израильтянам, киприотам и, конечно, грекам.

Прошлогодние столкновения переместились в 2021-й

Никто из оппонентов возрождения «османской гегемонии» не согласен с затеянным на Босфоре переделом региональных атласов и карт, на которых нефтегазоносный шельф Турции непосредственно смыкается с ливийским(!). Да-да, смыкается, как будто между ними не должно быть хотя бы отдельных участков исключительной экономической зоны Греции.

Доказать обоснованность шельфовых амбиций Эрдогана призвано, конечно, продолжающееся уже не первый год геологическое изучение ряда потенциально-сырьевых блоков, причем далеко от официально признанных турецких морских границ. Турки, надо сказать, упорствуют в своей шумной «увертюре к глубоководному апстриму», а греки все чаще отвечают по-милитаристски. Анкара утверждает, что однажды ее исследовательское судно Cesme облетели, мол, сразу четыре греческих истребителя F-16, причем на пути корабля якобы разбрасывались с небес ярко полыхавшие «фальшфейеры». Чем, спрашивается, не зажигательные бомбы?!

Хотя Эллада всячески открещивалась впоследствии от таких обвинений, но «Общий рынок» Старого Света, как известно, своих членов в беде не бросает. Еще в прошлом году Евросоюз, обсуждая жалобы греков, едва не довел дело до разработки и принятия санкций ЕС против геологоразведочной экспансии турецкого ТЭК в спорных водах. А Франция, без колебаний заняв сторону антично-балканского союзника по европейской интеграции, — та и вовсе пригрозила направить в конфликтную акваторию Средиземноморья свои ВВС. Между прочим, всяческие кары в адрес Анкары со стороны брюссельской штаб-квартиры не исключены и сегодня. Международные консультации должны пройти в Афинах прямо на днях. И весьма возможно, что вслед за этими — заведомо напряженными — дебатами мы получим нечто приоритетное. А именно — очередную порцию новостей о реакции Запада на нефтегазовый ажиотаж правительства Эрдогана и поддерживающих его национальных деловых кругов уже 25–26 марта. Почему?

Именно в эти дни Евросоюз, вернувшись к вопросу об антитурецких топливно-энергетических рестрикциях, может, наконец, принять некий санкционный пакет.

Газовый бум обернулся раскаленным парогазовым котлом

Выходит, что всего за один первый квартал 2021 года атмосфера на нефтегазоносных участках Восточного Средиземноморья ухудшилась еще больше, чем это наблюдалось в недавнем прошлом. 

И никого в этом смысле не может ввести в заблуждение тот факт, что в новогодние дни на Босфоре впервые за 5 лет прошли переговоры греческой и турецкой сторон под, казалось бы, вдохновляющим девизом: «Долгожданное урегулирование многолетних споров». Переговоры — добавим — совершенно безуспешные. Да и какое там урегулирование, если претензии Анкары на глубоководные недра Греции и союзного ей Каира отнюдь не сняты! 

Флаг с белыми полумесяцем и звездой на алом фоне реет всякий раз не только над самовольно блуждающими по спорным водам научными судами, но и над сопровождающими их эсминцами турецких ВМС. Напряженность на восточно-средиземноморских фарватерах уже не раз едва не выливалась в вооруженные стычки. И ведь все потому, что «на кон» в русле встречных претензий и аргументов поставлено очень многое. Причиной-то стали уже бесспорно открытые в полукружье Леванта «запасы природного газа, — пишет политобозреватель «Правды» Сергей Кожемякин. — Они оцениваются в 3,5 триллиона кубометров, что равнозначно мировой добыче за год. Учитывая стремление Турции снизить зависимость от импорта топлива, а также курс ее правящего класса на овладение новыми рынками, январская встреча в Стамбуле (о которой уже говорилось выше — Авт.) была обречена на провал».

Глубина провала не раз подтверждалась последовавшими событиями января, февраля и марта. Совместные учения греческих и египетских ВМС… Турецкие маневры в зоне наземных рубежей с Грецией, включая переброску боевой техники через приграничную водную преграду — реку Марицу… 128 нарушений воздушного пространства Эллады, якобы допущенных Анкарой только в первом месяце года… Громкие угрозы Эрдогана просветить Афины насчет страшной «ярости турок»… Несогласие Турции с «проглоченной» давным-давно аннексией островов в Эгейском море по итогам Первой мировой… Состоявшийся 11 февраля в Афинах «Форум дружбы» с участием едва ли не всех стран, «сплоченных» фактором обострения связей с Турцией, — Греции, Египта, Республики Кипр, Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна… 

Потомки Ататюрка вот-вот отвернутся от новых крестоносцев

Противоположная греко-израильскому альянсу сторона, именующая себя «наследниками великого основателя современной светской Турции Мустафы Кемаля Ататюрка», обрушилась на прозападную группировку с воистину с «янычарской» бескомпромиссностью. И это понятно. 

Ведь турки, надо признать, не просто сотрясают воздух. Уже не впервые провело очередной раунд гидрографических исследований близ греческих островов Лемнос и Скирос вышеупомянутое судно Cesme, а завтра подобных прецедентов наверняка станет больше. Ну а в регионально-геополитическом плане взят курс на провозглашение полной независимости т.н. Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК). Это, правда, противоречит программе международного решения кипрского вопроса путем создания — на расколотом между этническими общинами острове — не двух стран, а общей федерации. Такой, что гармонично функционировала бы в рамках единого государства. Требует Эрдоган и территориального раздела газовых ресурсов близ Кипра. 

В то же время еще на два года продлено пребывание турецкого воинского контингента в Ливии. Но и это еще не все. Против отрядов Рабочей партии Курдистана на севере Ирака ведется турецкая военная операция «Коготь орла-2», что побуждает разгневанный Багдад обвинять не в меру сердитого соседа в нарушении суверенитета страны. Противоречива роль Турции и в ходе мучительного, да и не в меру затянутого урегулирования последствий террористического хаоса в многострадальной Сирии. Спрашивается: на что же надеялось руководство Эрдогана, опуская 82-миллионное государство на стыке Европы и Азии в бездну региональных проблем, да еще практически без единого надежного союзника в Восточном Средиземноморье? 

Расчет, видимо, делался на уникальные, по мнению НАТО, возможности Турции по оспариванию российского суверенитета над Крымом и, в целом, по продвижению дипломатического флирта с Незалежной. Чего стоил хотя бы один выданный на Босфоре «томос» в поддержку киевской церковной автокефалии! Если в устах какого-нибудь западноевропейца или американца претензии на перекройку ситуации вокруг Тавриды вопреки мартовскому референдуму 2014 года звенят как банальные домогательства, то в устах Эрдогана — как зеркало якобы неподдельной (хотя и сценической по сути) боли. Крымское ханство веками было вассалом Турции. Риторика в защиту крымских татар (которых на самом деле не от кого защищать кроме разве что киевских шовинистов!) звучит в Анкаре куда патетичнее, чем в Вашингтоне или Брюсселе. Поэтому в Малой Азии и решили: стоит хотя бы немного «спекульнуть» на судьбе Крыма, изменить исконный статус стамбульского храма Святой Софии, а заодно пригласить Владимира Зеленского, — и туркам вмиг простят их нечеловеческую буровую активность на Средиземном море. 

«Аккую» даст фору любым неудачам на Эгейском море 

Нет, не простили! Не таков он, Запад. Как не прощены и закупки лучших российских зенитно-ракетных систем С-400, нацеленность на продление газовых поставок по «Турецкому потоку» курсом на Болгарию, Сербию, Венгрию… А коли так, — то Эрдоган вновь развернулся на 180 градусов. 

В последнее время он предпринял серию мощных и резонансных PR-ходов широкого, даже мирового звучания. Проявилось это, прежде всего, в энергетической сфере. И Путин, и Эрдоган блестяще выступили в ходе церемонии начала строительства третьего энергоблока АЭС «Аккую», которое, как справедливо напоминает «Спутник», полностью финансируется и реализуется российским «Атомстройэкспортом» — дочерней компанией госкорпорации «Росатом». На средиземноморском побережье республики, да и не только там, возлагаются большие надежды на первую АЭС, призванную покрыть 10% потребностей страны.

Недаром проект взволнованно называют «60-летней мечтой Турции», планируя запустить его в 2023 году — к столетию Турецкой Республики. Государство, поневоле обремененное 75-процентной зависимостью от энергопоставок из-за рубежа, психологически готово расценить АЭС как… подарок Москвы! Сами посудите: «Росатом» полностью финансирует эту инвестиционную программу и является ее 100-процентным акционером. Иными словами, все риски, связанные с проектом АЭС, полностью ложатся на плечи российской госкорпорации. К тому же, впервые в практике подобных деловых инициатив, «Аккую» будет реализован по принципу Build — Own — Operate: «Строй — владей — эксплуатируй»!

Это предполагает участие компании-инвестора во всех этапах выполнения намеченных планов вплоть до вывода из эксплуатации (надо полагать, где-то за временным горизонтом). «Фактически, — отмечает в своей статье Айгюль Тагиева, — РФ строит свою атомную электростанцию на территории другого государства для покрытия энергопотребностей турецкого рынка». Анкара согласна на покупку электроэнергии по 0,12 доллара за киловатт-час; и ведь этот тариф был установлен еще на стадии подписания соглашения. Если же учесть, что турецкая лира с 2010 года потеряла в цене против доллара в пять раз, то можно убежденно сказать: проект окупится раньше, чем за 20 лет. 

Слова, которыми не просто сотрясают воздух

Принимая во внимание, что не стоит на месте двусторонний диалог еще и в сфере традиционного ТЭК, — можно смело заключить: в энергетическом сотрудничестве между Россией и Турцией дела определенно складываются с нарастающим позитивом. Наметился не просто очередной, а качественный прорыв к еще более высоким совместным ориентирам.

Поставки «голубого топлива» из РФ в Турцию с 1 марта по 15 марта 2021 года «выросли в 11,5 раза относительно первой половины марта 2020-го», — сообщил «Газпром». Можно, конечно, давать этому объемному феномену любые объяснения: холодная погода сезона, привлекательная цена сырья Сибири, ослабление пандемии и т.д. Но факт остается фактом: топливное партнерство просто не может не стать важным разделом в повестке дня ближайшей встречи Путина и Эрдогана, о чем они договорились опять-таки на панорамном фоне старта очередного этапа стройки «Аккую».

И вот прошло всего несколько дней — и Эрдоган вновь подтвердил: на чьей стороны находятся его симпатии и антипатии в потоке неправедных нападок вашингтонского истеблишмента на главу Российского Государства и закономерного отпора этим нападкам. Оценив оскорбительные выпады Джо Байдена в адрес Москвы как неприемлемые, президент Турции назвал кремлевского коллегу мудрым человеком, а его ответ 78-летнему лидеру США — просто «роскошным». Для руководителя одного из звеньев НАТО этот отзыв — согласитесь — можно считать, без преувеличения, сенсационным!

Россияне, конечно, рады упрочению взаимопонимания с Турцией. Мы отчетливо видим и верим: из многоязыкой осады со стороны прозападного лагеря на Средиземном море, ощетинившегося всевозможными, в том числе пропагандистскими, калибрами, Анкара непременно прорвется. Причем прорвется не на запад, а, наоборот, на восток. Но не надо иллюзий. Турецкий альтернативный рывок из «обложенной недругами крепости» осуществляется в направлении не только России. На восходе солнца Эрдогану видятся и некоторые другие многообещающие регионы Евроазиатского континента. В первую очередь, это Закавказье и Центральная Азия. 

Синдром, увы, непреодолим

Россия, как известно, помогла Турции в важном деле — с достоинством (и довольно плавно) выйти из патовой ситуации, обусловленной жутким кровопролитием в Нагорном Карабахе. Тем, что началось, между прочим, не без участия Анкары и ее злосчастно прославившихся дронов-терминаторов. Урегулирование, умело срежиссированное Москвой, стало явью.

Не только привычная профессионалам нефтеэкспортная артерия Баку-Тбилиси-Джейхан оказалась, благодаря прекращению боевых действий, незатронутой никакими ударами. Продолжает функционировать и недавно запущенный газопровод с каспийской кладовой Шах-Дениз в направлении Италии — Южный коридор. Все это хорошо, как и похвален интерес Баку и его турецкого союзника к значительному увеличению (пусть не сегодня, а со временем) пропускной способности артерии. За счет чего? Конечно, за счет мега-ресурсов «голубого топлива», залегающего за морем — в Туркмении, четвертой стране мира по запасам природного газа. Но плохо другое. Видно, чтобы заодно отвадить Ашхабад от прокладки (и без того буксующей) газопровода ТАПИ на Индию, то есть в противоположном направлении, некоторые силы инспирируют на Индостане (еще недавно охваченном впечатляющим экономическим бумом) атмосферу хаоса и гражданского неповиновения. Дескать, «семь раз отмерь», прежде чем сотрудничать с огромной, но якобы запутавшейся в углеводородных проблемах страной. 

Что ж, Индия и впрямь охвачена «нефтяной сумятицей» такого размаха, что вспоминаются потрясения в Венесуэле, Нигерии и других странах, где «бензиновые бунты» доходили до страшных катаклизмов. В Дели грохочут акции протеста против подорожания горючего, организованные молодежным крылом оппозиционной партии Индийский национальный конгресс. В стране «третьего мира» цены на бензин, пишет Reuters, достигли рекордных 1,23 долл, а дизельного топлива — 1,1 долл за литр. Как заявил министр нефти и газа Индии Джармендра Прадхан, причиной февральского скачка цен стала сделка стран ОПЕК о сокращении добычи «черного золота», приведшая к подъему котировок на жидкие углеводороды. Но оппозиция, ратующая за снижение «топливной планки», обвиняет во всем власти страны. Скажите, уважаемый читатель: время ли сейчас для сепаратистских — со стороны соседнего Пакистана — атак на Индию в вечно турбулентном Кашмире?

Анкара, однако, решила, что да, самое время(!). И ведь дело не только в том, что Эрдоган, следуя исламской солидарности, твердит о праве жителей Кашмира, населенного преимущественно мусульманами, на самоопределение и, следовательно, на отделение от Индии. Каково? Дальше — больше. С 1 по 12 февраля пакистанские военные участвовали в совместных с Турцией и Азербайджаном учениях в провинции Карс на границе с Арменией. В те же дни двусторонние маневры «Ататюрк-2021» прошли в Пакистане. Индийские СМИ и вовсе сообщили о планах Анкары: получить от Исламабада ядерное оружие вместе с баллистическими ракетами. 

«Второе пришествие» в Центральную Азию

Да, региональная панорама, увы, переполнена дилеммами и западнями. В т.ч. и для самой Турции, взваливающей подчас себе на плечи немыслимую тяжесть не всегда выверенных миссий. Между тем интеграционные процессы с ее участием, в том числе за Каспием, обретают подлинную целесообразность и шансы на успех лишь в тех случаях, когда выдвигаемые инициативы имеют коллективно-региональное и конструктивное измерение.

Вот лишь один добрый пример. По приглашению главы турецкого МИД побывал в Анкаре вице-премьер и министр иностранных дел Казахстана Мухтар Тлеуберди. Он был принят президентом Эрдоганом. Лидеру Турции передано приглашение от Нурсултана Назарбаева — на неформальный саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств, который пройдет 31 марта в г. Туркестане (Эрдоган примет участие в этой встрече в режиме видеоконференции). Передано и послание президента среднеазиатской страны Касым-Жомарта Токаева. «С удовлетворением отмечаем стабильно высокий уровень… сотрудничества между Казахстаном и Турцией», — сказал в гостях глава МИД Казахстана. В свою очередь, отметив, что Казахстан является «исторической родиной всех тюрков», г-н Чавушоглу напомнил, что прочной основой двустороннего сотрудничества стали прочные экономические связи, которые надо укреплять, используя для этого весь имеющийся потенциал.

Была отмечена возросшая роль Нур-Султана и Анкары в региональной и глобальной политике, как и авторитет двух стран в тюркском мире. «В 2021 году наша страна, — подчеркнули в МИД Казахстана, — отмечает 30-летие независимости, и Турция одной из первых ее признала… В 2022 году Турция и Казахстан отметят 30-летие установления дипотношений. За эти годы это двустороннее сотрудничество… достигло уровня стратегического партнерства». Емкие, всесторонне подкрепленные формулы! Значение, которое они имеют, представляется не только утилитарно-практическим. Оно еще и пронизано глубокой исторической символикой, причем не только для Казахстана, но и почти для всей (т.е. тюркоязычной) Центральной Азии. 

В регионе хорошо помнят «первое деловое пришествие» Анкары в 1990-х. Оно не во всем оказалось удачным и носило подчас рознично-спекулятивный — ажиотажный характер. Кое-кого он разочаровал настолько, что раздались голоса в пользу альтернативного сближения — напрямую — с Соединенными Штатами. Дескать, зачем нужны «промежуточно-региональные» решения, если третьей опорой и ориентиром глобального треугольника вокруг Средней Азии, наряду с РФ и КНР, может стать лишь могущественная сверхдержава?! Время, однако, показало, что на роль еще одного гаранта геополитического равновесия и стабильности в столь обширном и к тому же нефтегазоносном ареале Америка не походит. Да и не может она взять на себя эту миссию даже при всем желании. С гегемонизмом неоколониальной окраски там делать нечего. Так что не приходится удивляться «второму пришествию», быть может, более скромных и менее амбициозных, но все же сильных стран региона, явно заинтересованных в общем и желанном для всех успехе. 

Павел Богомолов