Акула по имени Ванда

 

От Будапешта до Новой Зеландии

Элегантная, красивая, умная и целеустремленная Ванда Яблонски была достойной дочерью своих родителей. Мать Ванды — Мария Кемери — родилась в семье известного словацкого политического деятеля и сенатора Кароля Кемери. Лишившись в раннем возрасте матери и сестер, и лишь изредка видя своего деятельного отца, Мария активно и успешно училась. К 22 годам она имела два высшего образования и планировала получить магистерскую степень биологических наук в Будапештском университете естествознания. Там она встретила своего будущего супруга — выдающегося ученого-ботаника Евгения Яблонски.

Евгению пророчили блестящее научное будущее. В 1914 году он был выпускником Берлинского университета, докторантом Будапештского университета, работающего над темой на стыке ботаники и геологии. Но мечтам и планам ученого помешала Первая Мировая война — Яблонски был мобилизован в армии и направлен на Восточный фронт. Через год Евгений, воевавший в составе австро-венгерской армии, был взят в плен на Украине, где провел более трех лет. Только в 1918 году он смог бежать из плена и вернуться в Будапешт, к своей невесте. К тому времени они были помолвлены уже 9 лет. Вскоре сыграли свадьбу.

Дальше были счастливый брак, рождение дочери Ванды в августе 1920 года и… отчаянная бедность в послевоенной Польше. Устав от нищеты, Мария попросила мужа прекратить научные изыскания и заняться практической и гораздо более высокооплачиваемой геологией (тем более, что в стране была острая нехватка квалифицированных специалистов-геологов). Так Евгений пришел на работу в нефтяную компанию, вскоре вошедшую в состав американского нефтяного гиганта Standard Oil of New Jersey (ныне — ExxonMobil). Затем последовала и резкая перемена в судьбе семьи Яблонски — Евгения перевели на работу в Америку.

В обязанности Яблонски входил поиск нефти в различных регионах мира, и его семье пришлось вести кочевой образ жизни. Так, до поступления в университет Ванда Яблонски училась в школах 8 стран (!) — США, Новой Зеландии, Египта, Англии, Марокко, Германии, Австрии и Чехословакии. Благодаря отцу Ванда познакомилась с выдающимися геологами — например, с Максом Стейнеке, открывшим нефтяные месторождения Саудовской Аравии.

От курьера до аналитика

В 1939 году Ванда поступила в Оксфордский университет, но ее учебе помешала Вторая Мировая война. Яблонские переехали в США. Ванда, послав письма в ведущие университеты Америки — Гарвард и Йель, получила отказ — эти учебные заведения были практически закрыты для женщин. Тогда Ванда поступила на биологический факультет Корнеллского университета. Через год Ванда перевелась на факультет международных отношений и международного права, в 1942 году успешно закончила бакалавриат, а в 1943 — магистратуру Колумбийского университета по специальности «Международная журналистика».

Преисполненная самых радужных надежд, Ванда приступила к поиску работы, но, увы, везде наталкивалась на отказ. Однажды Ванда увидела газетное объявление: «В New York Journal of Commerce требуется курьер». Так магистр международной журналистики стал редакционным курьером. В этой суетной должности Ванда проработала больше года. Вникнув в специфику американской деловой журналистики, Ванда написала большую статью об угольной индустрии США. Материал отличался глубоким анализом и ярко выраженным индивидуальным стилем, и по праву стал первополосной статьей.

Постепенно материалы Яблонски завоевали широкую популярность. Учитывая то, что к информации, подготовленной женщинами, в деловом мире Америки в целом относились негативно, главный редактор посоветовал Ванде подписывать ее статьи W. Jablonski, не расшифровывая имя. Через некоторое время Ванда предложила редактору издавать журнальное приложение, посвященное нефтяной индустрии — Petroleum Week.

Предложение было принято, и Ванда, используя знания и контакты отца, стала на постоянной основе готовить аналитические материалы, принесшие ей огромную популярность среди мировой нефтяной элиты. Яблонски стала настоящей «акулой» отраслевой журналистики и аналитики. В течение короткого времени Ванда наладила дружественные и доверительные отношения с руководителями всех крупных нефтяных компаний мира и проинтервьюировала всех лидеров стран-экспортеров нефти. Интересно, что интервью у короля Саудовской Аравии она брала … в его гареме, переодевшись в хиджаб.

Так Ванда Яблонски стала одним из самых влиятельных обозревателей, экспертов и аналитиков мировой нефтяной индустрии. В сугубо мужском нефтегазовом сообществе Яблонски признали «своим парнем» и называли коротко и уважительно — Ванда.

Западный прессинг, советский демпинг

К концу 1950-х годов мировая нефтяная отрасль стала ареной острого конфликта стран-производителей и стран-потребителей углеводородов, транснациональных нефтяных корпораций и суверенных государств. Причины конфликта были просты: нефтяные мейджоры не хотели делиться. С барреля нефти при его среднерыночной цене около 14 долларов страны-экспортеры получали не более 90 центов. Рентабельность западных нефтяных компаний зашкаливала за 100% чистой прибыли. Найти компромисс мешали и растущие поставки нефти из СССР, тем более что в ряде случаев Советский Союз откровенно демпинговал (иногда советское сырье можно было купить по цене вдвое меньше рыночной). В связи с этим в 1959 году British Petroleum снизила закупочные цены на нефть на 10%.

Страны-производители были вне себя от гнева. Больше всех негодовали министр топливной промышленности Венесуэлы Хуан Пабло Перес Альфонсо и руководитель Директората нефтяных и горных дел Саудовской Аравии (впоследствии — первый министр нефти Королевства) Абдулла ибн-Хамуд Тарики. О солидарной позиции друг друга эти люди могли бы и не узнать, если бы не Ванда Яблонски. В апреле 1959 года в Каире открылся Арабский нефтяной конгресс. Яблонски приехала туда с целью познакомить Тарики и Переса.

Встреча влиятельных государственных деятелей состоялась в обстановке строгой секретности… в гостиничном номере Ванды. На встрече Тарики и Перес договорились о проведении переговоров с представителями Ирана, Кувейта и Ирака. Через день было заключено джентльменское соглашение, предусматривающее создание Консультативного комитета по нефти, изменение ценовой политики и формирование национальных нефтяных компаний. Таким образом, именно здесь, в каирской гостинице Hilton, определись контуры будущей ОПЕК, созданной спустя год, в сентябре 1960 года на багдадском форуме с участием Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы.

Что касается Ванды Яблонски, то спустя еще год, в 1961 году, она организовала в Нью-Йорке свое собственное бизнес-издание — Petroleum Intelligence Weekly, где она стала единоличным собственником, издателем и главным редактором. Petroleum Intelligence Weekly, которым Ванда бессменно руководила более четверти века, не только стал «библией нефтяной индустрии», но и сделал Яблонски мультимиллионершей.

Умерла Ванда Яблонски в январе 1992 года в возрасте 70 лет, до конца жизни оставаясь влиятельнейшей фигурой в мировом нефтегазовом бизнесе.

Григорий Волчек