В ожидании «газовой войны»: Москве и Киеву не удалось договориться о транзите газа

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Киев продолжит консультации с Москвой о соглашении на поставки газа, но, возможно, это произойдет на фоне «газовой войны», пишет «Российская газета», ссылаясь на заявление премьер-министра Украины Алексея Гончарука, который прокомментировал итоги встречи в «нормандском формате» в Париже.

Как отмечает агентство ПРАЙМ, во время встречи «нормандской четверки» — Россия, Германия, Франция и Украина — в Париже не удалось достичь договоренности о транзите российского газа через Украину с 1 января 2020 года. 

После завершения встречи президент Украины Владимир Зеленский сообщил, что «вопрос транзита удалось разблокировать» и выразил надежду на получение компенсации в размере $3 млрд от «Газпрома» по решению Стокгольмского арбитража газом. Однако другие участники переговоров были менее оптимистичные. Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев сказал, что в Париже Москва и Киев не достигли никаких договоренностей. По словам исполнительного директора украинской компании Юрия Витренко, стороны всего лишь «договорились продолжать договариваться». 

Именно тогда украинский политик Алексей Гончарук и заявил о готовности Киева прекратить транзит и развязать «газовую войну» с Россией. Он также отметил, добавляет gazeta.ru, что украинская сторона к этому полностью готова: ее хранилища заполнены.

«Ъ» пишет, что Москва и Киев не могут договориться по двум основным вопросам. Первый — это сроки действия нового договора и объемы поставок. «В следующем году «Газпром» запустить трубопровод «Северный поток – 2», после этого потребность в транзите газа через Украину снизится. Поэтому российской компании нет смысла заключать долгосрочный контракт», — комментирует изданию ведущий эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Станислав Митрахович. «Запрос на позицию Украины — 10-летний контракт и объем в 60 млрд кубометров газа в год, что, вообще-то, уже очень сложно себе представить. Нас устроит либо среднесрочный контракт на перспективу три года или более и небольшие объемы прокачки — в районе 30 млрд кубометров газа в год, либо контракт на больший объем газа, но на меньший срок, например, на один или два года в районе 60 млрд кубометров газа в год», — подчеркивает эксперт.   

Второй камень преткновения — это иски «Нафтогаза» к «Газпрому» в Стокгольмском арбитраже. Суд обязал российскую компанию выплатить украинской почти 2,5 млрд евро. Москва требует от Киева отказаться от претензий, и тогда можно будет говорить о новом контракте. Президент РФ Владимир Путин также предлагал в качестве бонуса скидку в 25% на поставку газа на Украину. «И, возможно, такой расклад должен склонить Киев к заключению договора», — предполагает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. «То есть мы даем вам скидку от той цены, за которую вы сейчас продаете газ промышленности, минус 25%. Эту разницу мы как бы вам даем в счет погашения долга по Стокгольмскому арбитражу. А вы можете трактовать эту ситуацию как то, что вам часть газа отдают бесплатно в счет погашения этого штрафа», — говорит Юшков. 

«Киев согласен принять часть долга газом, но только ради долгосрочного контракта. А такой расклад вряд ли устроит Москву», — предполагает украинский финансист Сергей Фурса. Он не сомневается, что, вероятно, стороны так и не придут к компромиссу, а значит, газовая война неизбежна.

Как заметил в эфире радио Sputnik экономист, преподаватель РАНХиГС при Президенте России Владислав Гинько, подобная позиция и заявления украинской стороны выходит за рамки логики. По его словам, Украина, затягивая переговоры, вредит, прежде всего, интересам простых жителей страны. 

«Высокая цена на газ, который закупается по виртуальному реверсу из Европы, ложится на плечи жителей Украины — это входит в цену хлеба, картофеля и всех других товаров. То есть за все эти выкрутасы украинских переговорщиков расплачиваются рядовые граждане страны. Кроме того, под угрозой транзит, и ответственность будет полностью лежать на украинской стороне», — выразил эксперт свое мнение. 

Кристина Кузнецова