Трамп и Байден борются за голоса нефтяников США

Предстоящие 3 ноября президентские выборы в США потенциально могут оказать серьезное влияние на мировой рынок нефти. Пока же кандидаты стараются заручиться поддержкой нефтяников и не отпугнуть адептов «зеленой» энергетики.

Американские нефтяники в 2016 году дружно проголосовали за Трампа, и он не обманул их ожидания. Кроме отмены разных технических ограничений, препятствующих новому бурению, Трамп сделал самый принципиальный шаг — заявил о выходе из Парижского соглашения по климату, которое является основным оружием «зеленых» против ископаемого топлива. В случае победы Байдена США вернется в соглашение, о чем кандидат от демократов неоднократно заявлял ранее и еще раз повторил в середине июля.

Трамп честно пытался помочь нефтяникам во время мартовской катастрофы со сбытом в результате антиковидного карантина, закупив в госрезерв 77 млн баррелей, но ему не удалось получить на это одобрения конгресса.

В середине августа Дональд Трамп сделал нефтяникам большой подарок — министерство внутренних дел США, в ведении которого находятся вопросы недропользования, одобрило программу по добычи нефти и газа в Арктическом национальном заповеднике на Аляске. Решение принято в соответствии с разрешением конгресса США от 2017 года. Бюро землеустройства министерства внутренних дел в декабре 2018 года пришло к выводу, что бурение может проводиться в пределах прибрежной равнины без ущерба для дикой природы. Власти Аляски добивались такого разрешения в течение 40 лет. Противники президента уже подали два иска против этого решения.

В день ноябрьского голосования нефтяники, несомненно, вспомнят не только дела президента, но и его регулярную вербальную поддержку отрасли. В апреле Трамп заявил, что считает необходимым реализовать долгосрочный план поддержки нефтяных и газовых компаний страны. «Мы никогда не подведем великую американскую нефтегазовую промышленность. Я поручил министру энергетики и министру финансов разработать план, который сделает доступными средства для того, чтобы эти очень важные компании и рабочие места были обеспечены в будущем на долгое время», — написал Трамп в Twitter.

Забавно, что идея российского Минэнерго о поддержке нефтесервисных компаний за счет бурения скважин «на будущее» близко повторяет предложение министерства энергетики США, которое обсуждало возможность выплаты нефтегазовым компаниям за «хранение» в земле недобытых запасов. Затеи — что в США, что в России — кончились ничем, но еще одно пиар-очко в свою пользу Трамп у нефтяников заработал. 

Для сланцевиков основной угрозой со стороны демократов стали регулярные заявления о запрете гидроразрыва. Джо Байден твердил об этом на протяжении последних двух лет. Менее громко, но об этом же заявляла кандидат в вице-президенты Камала Харрис. 

По оценке Rystad Energy, если Джо Байден в случае победы на выборах запретит технологию гидроразыва пласта, добыча сланцевой нефти упадёт с 8,5 млн б/с в марте 2020 до 3 млн б/с к концу 2023 г. 60% нефтяников потеряют работу. 

По словам Байдена, в случае избрания он отменит часть дерегулирования, принятого при президенте Трампе, введя «агрессивные» новые ограничения на утечку и сжигание метана, и не будет выдавать новых договоров аренды на разработку месторождений нефти и газа на федеральных землях и в водах.

В ответ на агрессивные заявления Байдена противники демократов пытаются донести до избирателей, что углеводороды, добытые на федеральных землях и водных ресурсах, играют решающую роль в энергетической революции Америки, составляя 12% добычи природного газа и 22% добычи нефти в США. Было даже проведено исследование, показавшее, что из-за запрета на аренду и бурение на федеральных землях к 2022 году может быть потеряно почти 1 миллион рабочих мест, потребители в США потратят к 2030 году на энергию на 19 миллиардов долларов больше, а ВВП США может сократиться на 700 миллиардов долларов.

Амбициозные цели Байдена пугают всех, кто связан с ископаемым топливом и вопросами энергетики: «развязать революцию в области чистой энергии в Америке», вывести страну на курс к безуглеродному сектору энергетики к 2035 году и к нулевым выбросам в масштабах всей экономики к 2050 году.

Однако с приближением выборов у демократов появилась потребность если не заручиться поддержкой нефтяников, то хотя бы снизить среди них число противников. В марте на первых дебатах Демократической партии Байден сказал: «Нет новому гидроразрыву», и потом повторял это много раз. А 31 августа, во время выступления в западной Пенсильвании, где находится одно из крупнейших в мире месторождений природного газа, Байден назвал «ложью» утверждения республиканцев о том, что он поддерживает такой запрет. На днях Байден снова повторил, что разрешит проведение нового гидроразрыва пласта при условии, что будут приняты меры безопасности для водоснабжения и предотвращения утечек метана, добавив: «Вот эти два пункта, вот и все. Я не буду запрещать гидроразрыв».

Метаться между противоположными заявлениями Байдена вынуждает ситуация: западный регион Пенсильвании, когда-то являвшийся оплотом демократов, в последние годы стал гораздо более республиканским, отчасти благодаря планам представителей Демпартии по постепенному отказу от использования ископаемых видов топлива.

В рамках предвыборной кампании Байдена уточнялось, что кандидат не допустит новых федеральных договоров аренды земли для бурения, а ныне представитель кампании Трампа Саманта Загер заявила, что команда Байдена «пытается отречься от его предыдущих заявлений после того, как осознала, что избиратели недовольны его предложением о сокращении тысяч рабочих мест».

По оценкам Wood Mackenzie, запасы нефти на территории США составляют 9 млрд баррелей, плюс еще 2 млрд баррелей на Аляске. В базовом варианте общая сумма капвложений в добычу этих запасов составляет 276 миллиардов долларов США. Если Байденом в роли президента не будет предоставлено ни одного акра в аренду для добычи, потенциальные капвложения сократятся на 76 миллиардов долларов. В агентстве даже нарисовали график потерь капиталовложений в зависимости от жесткости ограничений. 

В преддверие выборов демократы все более отходят от своей принципиальной позиции в отношении нефти и газа. За первые шесть месяцев 2020 года оплот «зелени» — Калифорния — выдала на 190% больше разрешений на бурение нефтяных и газовых скважин, чем годом ранее.

Дональд Трамп в погоне за голосами избирателей также вынужденно сделал реверанс в сторону от нефтяников и в направлении экологов. Недавно он шокировал нефтяную промышленность неожиданным заявлением о том, что продлит существующий мораторий на бурение нефтяных скважин в некоторых частях побережья Флориды, Южной Каролины и Джорджии. Объявление, пишут аналитики, представляет собой полный отход от предыдущей позиции Белого дома, который стремился открыть эти районы для бурения нефтяных скважин, хотя большинство ожидало, что президент подождет с этим до окончания выборов. Несколько лет назад президент Трамп объявил о своем намерении открыть эти районы для бурения, но тогдашний губернатор Флориды Рик Скотт — республиканец — был ярым противником этого плана, сославшись на сильную туристическую индустрию своего штата. 

Решение президента оценивают неоднозначно. Почти две трети избирателей Флориды, включая большинство демократов, говорят, что они «с большей вероятностью проголосуют за кандидата, который поддерживает доступ к нефти и газу, добываемым в США». По другим опросам, 82% избирателей Флориды поддерживают продолжение инвестиций в нефтяную промышленность, а 84% хотят минимизировать вред окружающей среде. Пока неясно, что победит — потребность в новых рабочих местах или желание обезопасить пляжи.

Сделал Трамп за счет нефтяников подарок и сельхозпроизводителям. Он дал указание EPA (Агентство по охране окружающей среды) отказать небольшим нефтеперерабатывающим предприятиям, добивающимся освобождения от требований по смешиванию с продуктами перегонки биотоплива (этанола, добавка этанола удорожает стоимость топлива). В то же время агентство Bloomberg сообщает, что EPA рассматривает план предоставления денежной помощи нефтеперерабатывающим предприятиям, пострадавшим от этого решения.

В предвыборной схватке Трампа и Байдена много интересных деталей, в частности, эпическая (и еще продолжающаяся) битва за трубопроводы, которые Трамп стремится разрешить, а демократы — запретить. Но наибольшее влияние на будущее рынка нефти окажет разная позиция кандидатов в отношении Ирана. 

Демократы в лице Барака Обамы в 2015 году заключили соглашение с Ираном по его ядерной программе. Джо Байден в случае победы, считает большинство аналитиков, возобновит ядерное соглашение с Ираном. Дональд Трамп это соглашение фактически разорвал и наложил на Иран санкции, сократившие экспорт нефти Ираном с примерно 2,5 млн баррелей в сутки до 500 тыс. баррелей в сутки. Если Байден договорится с Тегераном, на рынок в самое ближайшее время хлынет 2 млн баррелей в сутки, что еще более сдвинет хрупкий баланс спроса/предложения в отрицательную для нефтяников область. 

Значительную неопределенность в будущее не только рынка нефти, но и мировой экономики в целом вносит всеобъемлющее соглашение между Ираном и Китаем. По соглашению Китай инвестирует $280 млрд в развитие нефтегазового и нефтехимического секторов Ирана. В модернизацию транспортной и производственной инфраструктуры Ирана будут вложены еще $120 млрд. Помимо остальных преимуществ китайские компании получат преимущественное право выбора в торгах по любым новым, остановленным или незавершенным разработкам месторождений нефти и газа. То есть Китай будет добывать в Иране столько нефти, сколько ему нужно. Некоторые комментаторы считают, что самим фактом соглашения Китай ставит на победу Байдена, другие — Китай бросает вызов США вне зависимости от исхода ноябрьских выборов. Но то, что соглашение — сильнейший удар по политике Дональда Трампа по сдерживанию Китая, спорить не приходится. 

Единственно, пожалуй, в чем сходятся позиции Трампа и Байдена, это отношение к венесуэльскому режиму. Еще в 2015 году Мадуро обвинил Байдена в подготовке переворота, а сейчас демократы пугают латиноамериканцев «диктатурой», в случае переизбрания Трампа, от которой они бежали из своих стран. Но если Байден помирится с Ираном и Китаем, то ему, видимо, придется помириться и с Венесуэлой, которая охотно принимает помощь этих стран. Согласно данным Центра межамериканского диалога и Бостонского университета, Венесуэла получила китайских кредитов больше, чем все остальные страны Латинской Америки: с 2007 по 2016 год сумма составила около $62 млрд. По данным на 2019 год, Венесуэла получала от Китая ежегодно более $9 млрд в год от продажи нефти. Вернув на рынок США нефть Венесуэлы, Байден сможет гордо заявлять, что ограничения в нефтедобыче на территории США не принесли ущерба потребителям. Но открытое или молчаливое согласие на экспорт венесуэльской нефти добавит на рынок еще порядка полутора миллионов баррелей в сутки.

В заключение забавная деталь. Байден предложил перевести весь государственный автотранспорт на электричество, а калифорнийские полицейские недавно были вынуждены избавиться от служебных BMW i3. Ещё в 2018 году полиция Лос-Анджелеса закупила электрокары BMW i3s на сумму 10 миллионов долларов, но оказалось, что электромобили с запасом хода 130 километров просто не годятся для службы. Большая часть полицейских i3 не использовалась изначально, а остальные применялись лишь для поездок по личным делам. Данная история дополнила годичной давности анекдот о том, как полицейский на электромобиле не смог догнать подозреваемого, потому что в батарее кончился заряд.

Кто бы ни победил на ближайших президентских выборах в США, большинство аналитиков согласны, что мир, и мир нефти в том числе, ждут серьезные потрясения, а выборы лишь добавляют интриги к течению и непредсказуемым итогам мирового экономического кризиса — силы куда значительней, чем позиции Трампа или Байдена.

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)