Total и Eni отказались платить за российскую нефть

Фото: Василий Федосенко/Reuters

Французская Total и итальянская Eni заморозили выплаты за загрязненную хлорорганикой нефть, поступавшую в апреле по нефтепроводу «Дружба». Об этом пишет ТАСС со ссылкой на сообщение агентства Reuters.

По сведениям источников в отрасли, компании заявили российским поставщикам, что выплаты последуют только после того, как будет согласована компенсация за поставки некондиционной нефти. «Зачем кому-то платить за эту нефть? Строго говоря, это не нефть, и никто в России не может четко объяснить, кто и кому будет давать компенсацию», — цитируют «Ведомости» слова одного из источников, знакомых с ситуацией. 

Как отмечает Reuters, оплата поставки миллионов баррелей загрязненной нефти должна была состояться еще 15 мая. Западные покупатели имеют право отказаться платить за нефть, которую они купили, не зная, что она загрязнена, так как каждый контракт на продажу нефти сопровождается документом, в котором утверждается, что поставляемая нефть соответствует международным стандартам качества, поясняет агентство. Но продажи поставляемой по трубопроводу «Дружба» нефти регулируются российским законодательством, согласно которому оплата должны быть произведена. Если качество нефти недостаточно хорошее, то оплата должна сопровождаться требованием о возмещении убытков, отмечает Reuters. «Наша позиция ясна. Западные компании должны оплатить, а затем подать иск о возмещении убытков, который мы сможем покрыть позже», — заявил агентству источник в крупной российской нефтяной компании. 

«Есть прямые и косвенные потери потребителей от загрязненной нефти. Первые — это расходы на закупку чистой нефти, которая либо напрямую замещает загрязненную нефть, либо подмешивается в нее, чтобы добиться приемлемой концентрации хлороорганики. Такие потери сравнительно просто рассчитать, их можно прямо включить в стоимость поставленной хлорной нефти в виде скидки, однако, по словам собеседников «Ъ», пока нет никаких договоренностей даже по этому пункту», — пишет в своей статье завотделом ТЭК в «Ъ» Юрий Барсуков. 

Косвенные потери — это упущенная выгода НПЗ от снижения загрузки, ее сложнее оценить и сложнее обосновать в рамках контракта на поставку нефти. Собеседники «Ъ» не уверены, что российские нефтекомпании в принципе будут признавать такого рода убытки своих контрагентов. 

По данным издания lenta.ru, о проблемах с качеством российской нефти, которая идет по нефтепроводу «Дружба» через Белоруссию в страны Европы, стало известно в апреле. В дальнейшем в сырье обнаружили высокое содержание хлороорганики. Это привело к временной приостановке его поставок по нефтепроводу в Европу. В «Траснефти» заявили, что загрязнение было умышленным. 

Как добавляет gazeta.ru, нефть, которая уже соответствовала стандарту, прописанному в договоре поставки, поступила на границу Белоруссии и России по нефтепроводу «Дружба» 2 мая. А 4 мая она «дошла» на линейную производственно-диспетчерскую станцию Мозырь. 16 мая в Москве вице-премьеры России и Белоруссии Дмитрий Козак и Игорь Ляшенко провели переговоры, по итогам которых оценили восстановление работы трубопровода и характеризовали состояние проблемы как «нормальное». 

Однако из-за скопившихся запасов некачественной нефти наладить поставки чистого сырья непросто. Так, до сих пор не возобновлен экспорт в Европу через Украину.

17 мая концерн «Белнефтехим» заявил, что транзитные прокачки нефти в направлении Украины из Белоруссии приостановлены из-за отсутствия свободных резервуаров на украинской территории. В свободные резервуары необходимо было откачать некондиционную нефть, которая находилась в трубе и мешала транспортировке чистой нефти. 

Как напоминает РБК, в середине мая курирующий ТЭК вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что «Траснефть» выплатит компенсации всем, кто «докажет, что у них есть реальные убытки» из-за загрязненной нефти. По оценкам главы Минэнерго РФ Александра Новака, суммарный ущерб от ЧП на «Дружбе» не превысит $100 млн. Собеседники «Ъ» в нефтяной отрасли все же опасаются, что далеко не все убытки, выставленные компаниями, «Траснефть» будет готова компенсировать. 

«Как правило, в подобных контрактах стороны указывают применимое право, а также арбитраж, который будет рассматривать потенциальный спор. Поэтому заявления с обеих сторон, вероятно, больше политические, чем правовые», — комментирует изданию gazeta.ru советник международной юридической фирмы «Ильяшев и партнеры» Дмитрий Константинов. 

Кристина Кузнецова