Так бумирует ли рынок или идет ко дну?

Белый дом потратил годы, доказывая Европе, что на энергоносители из РФ нельзя рассчитывать и тем более опираться. Но, едва качество экспортной самарской нефти впервые за полвека оказалось на прошлой неделе подорванным ввиду недопустимого содержания хлоридов, и ФРГ, Польша и Словакия временно перекрыли — опасаясь за корродирующие трубы и оборудование НПЗ — нефтепровод «Дружба», Трамп ударился в панику. Казалось бы, торжествуйте с американским размахом: вот он, мол, PR-крах российского топливного «колосса на глиняных ногах». Но, предвидя еще большее подорожание барреля «черного золота», который зашкалил в пятницу за 75 долл, президент США, по данным Reuters, обратился к столь не любимой им прессе с заверением: он уже «связался с ОПЕК, требуя от картеля снизить цены на сырую нефть». Причем, хотя биржи давно устали от таких заклинаний грозного республиканца, — на сей раз его увещевание, пусть и ненадолго, сработало. Дело в том, что, сбивая цены на нефть, Трамп в унисон со всей американской элитой затягивает наступление биржевого спада в США. В этой ситуации, пишет Лайла Кирни, пятничный призыв все же «достаточен, чтобы нокаутировать рынок после нескольких недель роста». Нокаутировать, добавим, лишь на 3%, но все же… Тем временем Саудовская Аравия и ОАЭ заверяют на радость Вашингтону, что они смогут, «откупорив» свои резервные скважины, восполнить на рынке брешь, образующуюся 1 мая. Обусловлена же она, как известно, тем, что отныне ни одному из 8 импортеров иранского сырья (в т.ч. КНР и Турции), получивших на сей счет послабления в ноябре 2018-го, не разрешено покупать у Тегерана ни капли. Так вот: готовый на все вплоть до выхода из ядерной сделки 2015-го Иран заявил: у Эр-Рияда и Абу-Даби нет мощностей, чтобы закрыть «персидскую нишу» в полном объеме — свыше 1 млн баррелей ежесуточно. Как сказал министр нефти Исламской Республики Биджан Зангане, обе монархии, о которых идет речь, «преувеличивают свои возможности». А это значит, друзья мои, что мы — на пороге нового, и притом заметного ценового скачка, а затем и кризисного обвала в самое ближайшее время. 

Предвыборная гонка за океаном фактически уже стартовала   

В Соединенных Штатах началось пока еще спонтанное, но во многом симптоматичное выдвижение претендентов на участие в президентских выборах 2020 года. Особую активность проявляет демократическая партия США, находящаяся в оппозиции.

Перед выборами 2016-го верхушка демократов, что называется, «спелась». Она расчистила путь к выдвижению — в качестве официального кандидата на новоселье в Белом доме — г-жи Хиллари Клинтон. При этом несправедливо оттеснили на обочину весьма популярного среди небогатых американцев сенатора от штата Вермонт. То был неподкупный идеалист Берни Сандерс — сторонник демократического социализма… Казалось бы, теперь, четыре года спустя, самое время признаться перед ним: «Мы оттолкнули вас нечестно». Действительно, как вынужденно засвидетельствовал прокурорский вердикт спецкомиссии Роберта Мюллера, никакая не Россия, с ее мнимым кибер-вмешательством в американский избирательный процесс, а «мы сами виновны перед Вами, сенатор Сандерс». Куда там! Не то что красные, а даже бледно-розовые знамена и лозунги социал-демократического оттенка, приемлемые где-нибудь в Европе, не годятся для благословенной Америки. 

Поэтому, не дожидаясь партийных процедур и съездов, уже провозгласил себя наилучшим кандидатом от оппозиции совсем другой политик. Молодой и, можно сказать, дебютирующий новичок для сверхдержавы, которая годами смеялась над «престарелыми бонзами брежневского Политбюро». Это 76-летний, но по-юному амбициозный Джо Байден — тот самый бывший вице-президент США, друг и покровитель киевских ультранационалистов, который не раз председательствовал за рабочим столом руководства украинских майданных путчистов по приглашению Петра Порошенко. 

Еще один, паче чаяния, срок правления для Дональда Трампа, — запугивает соотечественников Байден, — и «из Америки окончательно вырвут ее душу!». Что-то не очень крепкая душа у державы, если верить демократическому самовыдвиженцу и стоящим за ним силам. Противодействуя Байдену, Трамп вполне мог бы припомнить тому кумовство в выдаче — сообща с Порошенко — потенциально-выгодных контрактов на Днепре своим родственникам. Но Трамп ведь и сам открыто протежирует своей дочери и зятю в Белом доме, не так ли? Да и не те времена за океаном, чтобы полемизировать с Байденом солидно. Разъевшая Америку «массовая культура» требует секса, как это было три года назад с кивком на биографию Трампа. Вот и против Байдена используется нынче то же самое. Вот уж примитив-то, прости, Господи!..

«Надувается пузырь, способный лопнуть в любой момент»

…Ну а если перейти от внебрачных поцелуев к вещам серьезным, то в словах Байдена и его спонсоров заметно лишь одно. Критикуя Трампа за все на свете в духе Обамы и его провалившейся преемницы, «гигант мысли и отец демократии» не сказал ни слова против объявленной Белым домом в июле 2017-го стратегии топливного доминирования в современном мире. 

Прорвавшегося к президентскому штурвалу олигарха риэлторского и строительного бизнеса ругают за конфликт с интеллигенцией и гражданским обществом, индейскими племенами и прессой, телевидением и Голливудом, как и за недоказанный расизм и «мексиканскую стену», да и за торговые войны с Европой и Азией. Но только не за превращение планов нефтегазовой экспансии в ударное оружие единственной в мире сверхдержавы. Такое исключение симптоматично. Демократы поняли, что опасно игнорировать экологическими запретами интересы американских нефтяников и газовиков, шахтеров и энергетиков, сервисников и машиностроителей, нефтехимиков и трубоукладчиков. В случае победы на выборах 2020-го Байден отбросит из республиканского арсенала многое, но не «энергетическую дубинку». 

Вопрос, однако, состоит в том, что ее сила, вместе с возможным спадом «сланцевой революции», рискует оказаться подорванной еще до того, как решится исход межпартийного поединка на избирательных участках США. Американцам угрожает глубокий экономический кризис. И вряд ли это тот случай, когда Байден и его сторонники возрадуются: вот, мол, свидетельство провала бездарного Трампа. Падение ведущей в мире экономики в пропасть цикличного обвала не нужно в Вашингтоне никому — ни тем, ни другим.

Однако такое падение возможно, о чем предупреждает ряд агентств, в т.ч. «Вести». Надувается пузырь, способный «лопнуть в самый неподходящий для Трампа момент. Индекс S&P закрыт на максимуме, хотя внутридневные рекорды обновлены не были. Весь этот рост, который пошел в конце декабря, по большому счету подкрепляется только ожиданиями и более ничем. Сначала трейдеры отыгрывали скорое смягчение политики Федеральной резервной системы, затем разрешение торговых споров между США и КНР и другие новости. Ну и, конечно, не обошлось без президента, который, складывается впечатление, является самым большим спекулянтом в мире». 

«Чуть ли не каждый день в своем твиттере, — продолжают «Вести», — Трамп пишет о силе экономики, о росте рынков или от том, что Федрезерв должен запускать QE во что бы то ни стало… Все в целом ясно: чем выше рынки, там больше шансов у Трампа переизбраться на второй срок. Однако он может допустить ошибку… Рынок и так сильно деформирован, поскольку обратный выкуп акций существенно сократил их количество, следовательно, и ликвидность. Как долго и за счет чего рынки будут продолжать ползти наверх, сказать сложно. Но рано или поздно все может завершиться обвалом, который негативно скажется на рейтинге Трампа, его шансах на новый срок». 

С больной головы на здоровую

Американский журнал National Geographic опубликовал превосходную статью о тревожном потеплении в Арктике — статью и доказательную, и, вместе с тем, яркую. Прогнозный вывод удручает: ускоренное отступление полярных льдов может в конце концов обойтись планете в 700 трлн долл безвозвратных потерь, и ведь это только финансовая сторона вопроса.

Повышение уровня моря, более сильные штормы, потемнение некогда белоснежной океанской и береговой поверхности, что, в свою очередь, еще быстрее усиливает воздействие солнечных лучей… Таяние вечной мерзлоты, ведущее к карбонизации тундры и скоплению метана, напоминающего о себе невиданными ранее зловещими пузырями на глади озер Аляски… Даже если глобально скоординированное выполнение Парижского соглашения по климату увенчается к концу века позитивным сдерживанием среднемировых температур в пределах скромного полутораградусного (по Цельсию) прироста, — все равно ущерб экологическому балансу Земли составит никак не меньше 25 трлн долл. А ведь это — треть валового продукта планеты!

Словно эффект домино, смягчение морозов на «макушке Земли» нарастает как минимум вдвое стремительнее, чем планетарные погодные перемены. Во всяком случае, о сказанном свидетельствует доклад, только что выпущенный влиятельным природоохранным лобби Nature Communications. Выпущенный, конечно, не на пустом месте. Документ вышел на базе глубокого научного изучения арктической проблемы в Пентлэндском центре Ланкастерского университета в Британии. «Мы стремились узнать: как потепление в Арктике повлияет на окружающий мир», — пояснил руководитель авторского коллектива Дмитрий Юмашев. Исследователь убежден: даже если точно выполнять парижские параметры по ограничению «парникового эффекта», природный кризис в Заполярье обойдется к 2030 году в 1,390 трлн долл; а если вообще ничего не делать, то цена ущерба взметнется до 2 триллионов. 

Собственно, никто и не спорит: бороться с арктическим потеплением и впрямь необходимо. Но вот некоторые отклики на вышеназванную статью странно заострены против… энергетических планов РФ с ее Севморпутем, где период свободно-летней (без нужды в ледоколах) танкерной навигации расширяется год от года. «Все экономические «плюсы», намеченные там Москвой, не идут ни в какое сравнение с ожидаемым размером ущерба для экобаланса целого ряда регионов», — раздраженно заявил мне на днях один западный коллега по журналистскому цеху. Но позвольте: разве Россия несет основное бремя ответственности за глобальное потепление? Несоразмерные индексы энергопотребления и загрязнения воздуха в Северной Америке, особенно на транспорте, хорошо известны. Так зачем же «огород городить»? Это ведь не Россия, а США вышли из Парижского соглашения, — не так ли? 

Встречаясь на днях с лидерами государств-членов Арктического Совета на Неве, Владимир Путин иронично, но конкретно напомнил об этом, да и о многом другом, гостям из Северной Европы. Сказал им с геополитическим намеком: мы не хотим, чтобы Крым стал пустыней, а Заполярье — Крымом.

Арктическое тепло — не следствие, а предпосылка Севморпути

Демонизируя проводников Северного морского (в немалой степени газо- и нефтетанкерного) пути как кремлевского рычага по ускорению потепления в Арктике (т.е. выдавая следствие за причину), оппоненты экспортно-сырьевой программы РФ в Заполярье делают и еще одно черное дело. 

фото: kp.ru

Они искусственно сталкивают нас с общественностью стран «третьего мира», обрамляющих своими берегами традиционный — южный топливный маршрут на Дальний Восток вдоль Африки, Индии и стран ЮВА. Дескать, эти регионы с преимущественно бедным населением особенно пострадают от того, что немалая часть европейско-тихоокеанского товарного транзита пойдет вскоре не через Суэц, Ормуз, Баб-эль-Мандебский и Малаккский проливы, а все более свободным от ледяных торосов Севморпутем. Почему — быть может, спросите вы, — эта кампания в СМИ нарастает именно сегодня? 

Все очень просто. 25 апреля в Китае открылся глобальный саммит по вопросу о Новом Шелковом пути. Его среднеазиатская и кавказская «хорды», ведущие в любом случае из КНР на Запад, призваны органично дополняться Севморпутем. Эту важнейшую для континента параллель не раз выделяли на своих переговорах и в выступлениях Владимир Путин и Си Цзиньпин — ключевые участники пекинской встречи. И вот, как заявил в субботу Путин на первом заседании «круглого стола» в рамках того же форума «Один пояс — один путь», Москва рассматривает возможность состыковки Севморпути с китайским «Морским шелковым путем». 

Сергей Гунеев/РИА Новости

Президент РФ отметил: создается мировой конкурентный маршрут, связывающий Европу с Северо-Восточной, Восточной и Юго-Восточной Азией. Честно говоря, для Трампа эта инициатива — словно кость в горле. Ведь «первомайский» запрет Вашингтона на проводку караванов с иранской нефтью в Китай — неотъемлемая часть жандармского курса США как раз в Мировом Океане. Главные раздражители Белого дома — двуединый смысл и взаимодополняемость как полярной, так и пустынной, а также межокеанской трасс, призванных преобразовать общими силами завтрашний день Евразии.

Помнится, юный герой «Вождя краснокожих», рассказа американского писателя О’Генри, задиристо поучал своих незадачливых похитителей: «От чего ветер дует? От того, что деревья качаются!». Убедительно просим: не надо подходить с такой псевдологикой к соотношению между глобальным потеплением (вовсе не инсценированным злокозненной Россией) и его коммерческими производными на нефте- и газоэкспортных трассах планеты.

Яйца Фаберже и деньги Шлюмберже

724 млн долл вкладывает крупнейший в мире нефтесервисный гигант Schlumberger в новую, только что стартовавшую буровую кампанию близ дельты великой западноафриканской реки Нигер. Это, кстати, становится все более характерным для поведения наиболее авторитетных сервисников на Черном континенте: инвестировать капиталы в апстрим-проекты не только в виде технологических услуг, но и в виде наличных средств.

5 апреля, когда наследники великих французских изобретателей едва «забурились» на морских блоках нигерийских месторождений Anyala и Madu (это лицензионные участки 83 и 85, открытые геологами Texaco и проданные затем в пользу Chevron), католический и в целом западный мир еще только шел навстречу своей пасхе (в нынешнем году это 21 апреля). К пасхе, столь омраченной для тех же французов пожаром Нотр-Дам-де-Пари. По созвучию для православных, отметивших Воскресение Христово неделей позже, высшими символами ювелирного обрамления пасхальных торжеств остаются изготовленные для царского дома Романовых яйца Карла Фаберже — выходца из немецкой семьи; но, что важно, тоже с французскими корнями. Неизменно уважая фирменную марку Schlumberger, нефтяные «мейджоры» спонсируют во многих европейских столицах процесс издания подарочных фотоальбомов о наследии Фаберже. И это не просто рифма, а один из символов неразрывной исторической взаимосвязи между Востоком и Западом…

…Сегодня зловещая «Боко Харам», нигерийская ветвь запрещенной в России террористической группировки ИГИЛ, перешагнула в соседнее Конго. В первых же боях погибли 69 нигерийских пограничников. Ну а немногочисленных местных христиан бандиты жестоко покарали за встречу Воскресения Господня. Что и говорить, на столь мрачном фоне мученически- цивилизационная роль христианства, подвергающегося гонениям и в Африке, особенно важна. Как в равной мере — не станем затушевывать этого — важен и вклад европейцев в топливно-сырьевую отрасль все еще во многом отсталых экономик региона. После ценовой рецессии 2014–2016 годов на мировом рынке нефти, да и после медленного восстановления африканского ТЭК, без зарубежных инвесторов никак не обойтись. Давайте же перечислим в этой связи главные события апрельских дней в тамошней нефтегазовой хронике. 

Начнем с упомянутых блоков Anyala и Madu. Банкиром и поставщиком технологических услуг по этой программе выступает, как уже было сказано, Schlumberger. В тройку пайщиков входят, наряду с ней, национальная NNPC и компания First E&P. Они-то и договорились в июне 2017-го о партнерстве. Корпоративным буровиком в русле этих планов стала зарегистрированная в ОАЭ Borr Drilling. Для челночной логистики операций на шельфе Нигерии привлечено принадлежащее Borr транспортное судно The Natt. Сейсмика 3D по обоим «полям» была куплена на 900 квадратных километров акватории. Для конструирования платформ пригласили известную в профессиональных кругах Aquaterra Energy. Ну а смонтирует их, нацелив в общей сложности на бурение 20 скважин за два года, британская фирма Norwich сообща со своим партнером — местной Maerlin Nigeria Ltd. Такой вот пример конструктивной международной кооперации. А по соседству даже огромной Shell придется объединить силы с партнерами на 3 активах, где англо-голландский владелец 30-процентных долей принял в 2018-м три окончательных инвестиционных решения по проектам Assa North, Gbaran Enwhe и Gbaran Nodal Compression.

Серьезное пополам со смешным… 

Следует, однако, признать, что нигерийские власти не только вручают лицензии добросовестным инвесторам, но и отбирают их у нерадивых или не очень-то кредитоспособных владельцев. 

В период пасхальных праздников были аннулированы — по запросу профильного министерства — лицензии на разведочный и шесть добычных блоков на глубокой воде и на мелководье. Причем всеми этими активами распоряжались нигерийские компании, доказавшие своей бездеятельностью, что отечественная принадлежность апстрим-оператора – далеко еще не все. Между прочим, африканский член ОПЕК, о котором идет речь, редко наказывает за вопиющую пассивность на месторождениях; но в этом случае дошло уже до дефолтов по выплате роялти в госбюджет, а этого казна терпеть не станет. Но, быть может, спросит читатель, не стоит ли вообще отказаться от бурения на неперспективной части Гвинейского залива?  

К западу от территориальных вод Нигерии находится Бенинский бассейн, окрещенный геологами «кладбищем мечтаний в сфере разведки и добычи». В тех краях, давно не слыхавших бурового гула, надсадного лязга лебедок и топота ботинок по стальным палубам, остается всего один не сгорбленный неудачами нефтяник-фантазер по имени Эмека Оквуоса, начавший карьеру в 1988 году в должности регионального менеджера Schlumberger в Западной Африке. Поседевший с тех пор г-н Оквуоса возглавляет не сдавшуюся перед «бенинским бесплодием» мидстрим-корпорацию Oilserv, работающую в сфере инжиниринга и топливной инфраструктуры. «Дочка» этой корпорации, компания Frazoil, владеет лицензией на бенинский блок 3, с которым связаны как риски, так и надежды не сломленных сухими бурениями энтузиастов. По соседству сдались уже многие. Conoil провалилась в 2018-м. SAPETRO — годом раньше. Yinka Folawiyo & Co, добывающая в тех же краях, но уже на нигерийской стороне границы, годами не может поднять производство с скромной планки — 3 тыс. баррелей в день. Казалось бы, дело — труба, но Эмека Оквуоса повторяет каждый вечер словно молитву: «У меня здесь есть преимущество. Я глубоко убежден, что, вопреки всем рискам, мы победим!». 

Впрочем, бывают в том же регионе совсем уж комические ситуации, когда прирост нефтедобычи реально достигнут, а в корпоративных отчетах эти успехи отсутствуют. Как же так? В четвертом квартале 2018-го и в первом квартале нынешнего года купленная индонезийцами французская апстрим-компания Maurel et Prom (M&P) взвинтила производство «черного золота» на своем блоке в офшоре Габона. Но в биржевые брошюры это почему-то не было включено. Аналитики задались вопросом: быть может, габонская нефть столь резко подешевела, что финансовый итог добычного «навара» сошел к нулю? Ничего подобного! И в конце прошлого, и в начале 2019 года цены были сходными: 62,7 долл и 63,9 долл за баррель. Так в чем же дело? M&P, оказывается, не успела заказать достаточно танкеров для вывоза возросших объемов нефти. И вот 223 тыс. баррелей так и остались до поры — до времени в местных резервуарах. А это значит, что компания недополучила 14 млн долл прямого дохода. Сами понимаете: за эти деньги вполне можно было бы приобрести на международных аукционах пару легендарных яиц Фаберже.

Павел Богомолов