Колдуны над энергетической картой мира

Павел Богомолов

32 года назад автору этих строк довелось комментировать из Мехико для «Правды» последствия одной из кошмарных катастроф новейшей истории. 19 сентября 1985 года по столице страны ацтеков ударило землетрясение, унесшее жизни 10 тыс. человек. Чтобы по-репортерски прикоснуться к первым восстановительным работам и ощутить, что называется, тяжелое дыхание разбушевавшейся тектоники, я приехал к развалинам высотного жилого здания Nuevo Leon. А чтобы совсем уж плотно приобщиться к усилиям спасателей и добровольцев, — взялся за грязные ручки носилок и стал, вместе с угрюмым по виду мужчиной средних лет в запыленном пластмассовом шлеме, переносить подальше от руин груды искореженного бетона и битого кирпича. Через час мне сообщили как бы невзначай: «Ты ведь работаешь с величайшим тенором современности — Пласидо Доминго. Первым же рейсом он прилетел сюда из Мадрида, потому что в этом доме погибли его сестра и племянники».

Повторение трагедии: что оно означает для ТЭК?

Такая она непредсказуемая — наша жизнь, в которой трагическое резко переплетается с новыми знакомствами и светлыми озарениями. Вызваны же они, казалось бы, простой человеческой солидарностью, причем независимо от рангов, должностей, степеней, погон и званий.

И вот — еще одно 19 сентября, когда темные, до конца не познанные силы клокочущей под нами стихии вновь ударили по югу Мексики. И не только сами мексиканцы, но и работающие там иностранцы, в том числе семьи российских дипломатов, остались в одночасье без крыши над головой. Что это означает для нефтянки? Только одно: в таких природных условиях нужен не просто крупный, а огромный и постоянный приток инвестиций. Чтобы противоборствовать с катаклизмами мега-масштаба, необходимо, извините уж за бухгалтерский подход, много денег.

Continue reading

Война, мир и углеводороды

Павел Богомолов

Минувшая неделя прошла по обе стороны Атлантики под знаком празднования сразу нескольких годовщин. Одна из них — вековой юбилей вступления США в Первую мировую войну. Дональд Трамп отметил знаменательную дату не где-нибудь, а в Париже. В ходе торжеств не раз отмечалось: сто лет назад в Европе впервые высадились американские войска. Вместе с ними были доставлены десятки тысяч стальных бочек с бензином и другими нефтепродуктами. Державы Антанты, отрезанные от месторождений Ближнего Востока враждебной Османской империей, вздохнули с облегчением: отныне их автоколонны, броневики и новомодные танки получили достаточно горючего. Ллойд-Джордж на Темзе и Клемансо на Сене с благодарностью назвали привозное топливо кровью земли — и удвоили свои моторизованные клинья в целях грядущей победы над кайзером.

Порою ТЭК служит примирению. Порою — конфронтации

 Прошла четверть века, и нацистские субмарины, пытаясь подорвать судоходство антигитлеровской коалиции на Атлантике, вновь, как и в 1917-м, нацелили свои ударные силы на танкеры под звездно-полосатыми флагами. Но в итоге фашистские подводники проиграли.

Сегодня на дворе иные времена. Идеология человеконенавистничества, казалось бы, давно повержена и в Берлине, и в Риме, и в Токио. Но и в иных — общедемократических и неолиберальных условиях глобализации все та же Германия расходится с США в коренном вопросе о наилучших источниках энергоснабжения Старого Света. Американцы, как это дважды случалось в ХХ веке, готовятся вновь обрушить на Европу волну своих углеводородов — теперь уже в сланцевом исполнении. Ну а немцы, умеющие подсчитывать расходы лучше многих других, справедливо полагают, что от американского сырьевого натиска опять-таки надо отбиваться изо всех сил. Ибо дешевому трубопроводному газу с востока нет сколь-либо рентабельной альтернативы. И ведь все эти разночтения сплетаются в тугой узел интриг и ожесточенной полемики на фоне, казалось бы, одной и той же знаменательной даты.

Continue reading