Война, мир и углеводороды

Павел Богомолов

Минувшая неделя прошла по обе стороны Атлантики под знаком празднования сразу нескольких годовщин. Одна из них — вековой юбилей вступления США в Первую мировую войну. Дональд Трамп отметил знаменательную дату не где-нибудь, а в Париже. В ходе торжеств не раз отмечалось: сто лет назад в Европе впервые высадились американские войска. Вместе с ними были доставлены десятки тысяч стальных бочек с бензином и другими нефтепродуктами. Державы Антанты, отрезанные от месторождений Ближнего Востока враждебной Османской империей, вздохнули с облегчением: отныне их автоколонны, броневики и новомодные танки получили достаточно горючего. Ллойд-Джордж на Темзе и Клемансо на Сене с благодарностью назвали привозное топливо кровью земли — и удвоили свои моторизованные клинья в целях грядущей победы над кайзером.

Порою ТЭК служит примирению. Порою — конфронтации

 Прошла четверть века, и нацистские субмарины, пытаясь подорвать судоходство антигитлеровской коалиции на Атлантике, вновь, как и в 1917-м, нацелили свои ударные силы на танкеры под звездно-полосатыми флагами. Но в итоге фашистские подводники проиграли.

Сегодня на дворе иные времена. Идеология человеконенавистничества, казалось бы, давно повержена и в Берлине, и в Риме, и в Токио. Но и в иных — общедемократических и неолиберальных условиях глобализации все та же Германия расходится с США в коренном вопросе о наилучших источниках энергоснабжения Старого Света. Американцы, как это дважды случалось в ХХ веке, готовятся вновь обрушить на Европу волну своих углеводородов — теперь уже в сланцевом исполнении. Ну а немцы, умеющие подсчитывать расходы лучше многих других, справедливо полагают, что от американского сырьевого натиска опять-таки надо отбиваться изо всех сил. Ибо дешевому трубопроводному газу с востока нет сколь-либо рентабельной альтернативы. И ведь все эти разночтения сплетаются в тугой узел интриг и ожесточенной полемики на фоне, казалось бы, одной и той же знаменательной даты.

Continue reading