Страны Персидского залива отвернулись от Катара

Фото: Kamran Jebreili / AP
Фото: Kamran Jebreili / AP

Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Позже к этому решению присоединились Йемен, Ливия и Мальдивы. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на сообщение телеканала Al Arabiya. Государство обвиняется в поддержке террористической деятельности  и финансировании группировок, связанных с Ираном.

Последствия этого политического кризиса могут оказаться для Катара плачевными. Так, из-за разрыва отношений с Саудовской Аравией и Эмиратами страна рискует потерять 82% своего товарооборота со странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).  По данным Министерства планирования и статистики Катара, в 2016 году товарооборот между Катаром и ССАГПЗ составил около 84% от общего объема торгового обмена между Катаром и арабскими странами. Доля ССАГПЗ в совокупном товарообороте королевства со странами мира составляет 12%, доля арабских стран в целом — 14%.

Обострение отношений на богатом нефтью Ближнем Востоке поначалу спровоцировало скачок котировок Brent до $50,48 с $49,95 за баррель. Однако затем они снова опустились, составив $49,43 за баррель. Быстрое успокоение нефтяного рынка отражает тот факт, что Катар, пусть и входит в ОПЕК, не является крупным нефтепроизводителем. В апреле он добывал 618 000 баррелей в день, что составляет около 2% совокупной добычи картеля.

Участники соглашения ОПЕК о заморозке добычи, в том числе Россия, не беспокоятся насчет выполнения странами своих обязательств. «Мы не видим больших рисков срыва сделки. Например, Иран и Саудовская Аравия в начале 2016 года разорвали друг с другом дипломатические отношения, но это не помешало сделке», — сказал «Интерфаксу» источник, близкий к Минэнерго. «Но вопрос, конечно, будет обсуждаться на ближайшем заседании министерского мониторингового комитета в июле», — добавил он.

А вот глава Нью-Йоркского Фонда Navigator Principal Investors LLC Кайл Шостак считает, что сложившаяся с Катаром ситуация может поставить под сомнение возможность выполнения соглашения ОПЕК, а также добавить головной боли крупнейшим мировым трейдерам газа и привести рынок углеводородов к общей дестабилизации и неврозу.

«Катар является одним из крупнейших производителей газа — здесь он лидирует. Катар в контрактах с большим количеством стран неарабского и арабского мира. Например, крупнейший потребитель его газа – Египет. Вот эта ситуация более сложная, потому что меры в отношении Катара касаются всех транспортных потоков», — напоминает Шостак.

«Крупнейшие мировые трейдеры такие, как Vitol, Glencore, Trafigura практически полностью выкупают эти (Катара) объемы газа. И, соответственно, они должны будут найти замещение этих объемов на рынке и продумать логистику, если транспортные проблемы будут иметь место и будут усугубляться, у трейдеров будут большие проблемы», — говорит Шостак, добавляя, что вследствие этого может возрасти спрос и цена на природный газ.

Дипломатическая война, объявленная Катару, может также сказаться не в пользу России, которая активно сотрудничает с арабским государством в нефтегазовой сфере. В декабре 2016г. суверенный инвестфонд Qatar Investment Authority совместно с Glencore приобрел за 10,2 млрд евро 19,5% в «Роснефти». А в начале июня 2017г. стало известно, что этот фонд ведет переговоры о покупке 25%-ной доли в Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуарда Худайнатова.

На сами компании, как и в целом на сотрудничество России и Катара, ситуация повлияет минимальной. И все же этот политический кризис России ни к чему. «В последние годы наши отношения со странами Залива существенно продвинулись, да и с Ираном мы партнеры, в том числе и в Сирии, поэтому такая ситуация нашему курсу вредит», — говорит бывший посол России в Саудовской Аравии Андрей Бакланов.

Кристина Кузнецова