Сахалин-1

Проект: «Сахалин-1»

Расположение: Северо-восточный шельф острова Сахалин в Охотском море и на самом острове.

Объекты проекта: Нефтегазоконденсатное месторождение Чайво (открыто в 1979 году), нефтегазовое месторождение Одопту (открыто в 1977 году) и нефтегазовое месторождение Аркутун-Даги (открыто в 1989 году). Добыча нефти на Одопту осуществляется с береговой площадки с помощью горизонтальных скважин с сверхдальним отходом от вертикали; на Чайво — с береговой площадки и с платформы «Орлан»; на Аркутун Даги — с крупнейшей в мире буровой платформы «Беркут». Углеводороды с месторождений поступают на береговой комплекс подготовки Чайво, а затем нефть по магистральному нефтепроводу транспортируется на экспортный терминал Де-Кастри в Хабаровском крае.

Лицензии: Владелец — компания Exxon Neftegas Limited, дочернее предприятие ExxonMobil.

Оператор разработки: Компания Exxon Neftegas Limited. Состав акционеров ПАО «Роснефть» (20%); ExxonMobil (30%); японская компания SODECO (30%); индийская компания Oil and Natural Gas Company Videsh Ltd. (ONGC, 20%). Разработка ведётся на условиях соглашения о разделе продукции.

Запасы: На начало 2017 года доказанные запасы составляли 279 млн баррелей нефтяного эквивалента.

Добыча: В 2016 году объем добычи нефти и конденсата превысил 9,0 млн т. Потребителям Дальнего Востока РФ поставлено свыше 2,1 млрд куб. м газа.

Транспортировка: Осуществляется танкерами.

Особенности: Крупнейшая буровая платформа в мире «Беркут».

Единственный действующий СРП-проект в России, где у российской компании нет контрольного пакета в операторе.

Один из первых СРП-проектов в России.

История реализации: Переговоры с потенциальными участниками проекта начались в 1976 году. В 1996 году было подписано Соглашение о разделе продукции с российской стороной в лице Правительства Российской Федерации и администрации Сахалинской области. Участниками проекта стали американская компания Exxon (30%), японская SODECO (30%) и дочерние предприятия «Роснефти» — «Сахалинморнефтегаз» (23%) и «Роснефть-Сахалин» (17%). До начала 2000-х на месторождениях велись геологоразведочные работы.

Однако реализация проекта шла далеко не гладко. Сначала иностранных участников проекта не устраивали условия соглашения о разделе продукции. В 1998 году Госкомэкология запретила бурение в рамках проекта. Exxon пригрозил уйти, и через два года бурение разрешили. Однако в 2001 году произошел конфликт между участниками консорциума и местными властями: губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов настаивал на своем варианте транспортировки нефти, ЕххonMobil предлагала свой. Конфликт удалось прекратить только после вмешательства Министерства экономического развития и торговли. Параллельно развивался конфликт с Министерством природных ресурсов: оно запретило проводить сейсморазведочные работы на Одопту, так как, по мнению сотрудников министерства, они угрожали существованию корейско-охотской популяции серых китов, занесенных в Красную книгу.

Проблем партнерам добавила и «Роснефть». В одном из её дочерних предприятий, «Роснефть-Сахалин», 20% акций принадлежали ЗАО «Югшельф», с которой «Роснефть» находилась не в самых лучших отношениях. Exxon предупреждал, что неурегулированность отношений между отдельными членами консорциума может навредить проекту в целом, например, при получении кредитов. В итоге «Роснефть» смогла решить эту проблему и убрать «Югшельф» из состава акционеров «Роснефть-Сахалина».

Из-за постоянных проблем о начале реализации «Сахалина-1» было объявлено только в октябре 2001 года. В этом же году «Роснефть» и индийская Oil and Natural Gas Company Videsh Ltd. договорились о переуступки половины доли российской компании в проекте. До начала промышленной добычи нефти — 1 октября 2005 года — у «Сахалина-1» не раз возникали проблемы то с местными народностями, то с представителями местной власти, то с Министерством природных ресурсов. Тем не менее, добычу нефти на Чайво удалось начать — всего через девять лет после подписания СРП, а в сентябре 2006 года было завершено строительство отгрузочного терминала в Де-Кастри, что позволило отправить нефть на экспорт. В 2010 году начата добыча на Одопту, в 2015 году — на Акутун-Даги.

Если с нефтью всё было понятно, то с природным газом — а это, на минуточку, порядка 300 млрд куб. м — ровно наоборот. Внезапно в 2005 году «Газпром» заявил, что хотел бы выкупать газ с сахалинских проектов, включая «Сахалин-1». Партнерам проекта эта идея не пришлась по душе — они рассчитывали самостоятельно экспортировать газ, благо СРП давало им такую возможность. В 2006 году с подачи «Газпрома» Министерство промышленности и энергетики заявило, что у него на сахалинский газ свои виды — поставлять его потребителям в Хабаровском крае. Разумеется, по внутрироссийским ценам.

В этих условиях «Роснефть» и партнеры по проекту в 2013 году приняли решение построить СПГ-завод мощностью порядка 5 млн тонн в год — проект «Дальневосточный СПГ». Тем не менее «Газпром» до последнего не оставлял попыток получить газ «Сахалина-1», не столько для газификации дальневосточных регионов, сколько для расширения своего СПГ-проекта — «Сахалин-2». Госкомпания использовала для этого все методы, включая отказ поставлять газ на будущий нефтеперерабатывающий завод и нефтехимический комплекс «Роснефти» в Находке. Однако в 2017 году «Роснефть» и «Газпром» договорились: первая в обмен на газ для предприятий в Находке будет поставлять 2,3 млрд куб. м газа ежегодно с «Сахалина-1». «Дальневосточный СПГ» тем временем сильно поехал по срокам: вместо ввода в эксплуатацию в 2018 году на 2017 год только запланированы работы стадии FEED.

Отдельная история — финансовые затраты на реализацию проекта «Сахалин-1» и соблюдение условий СРП. Оператора проекта упрекали в том, что он завышал смету, но впоследствии эти вопросы были решены. Другое дело налогообложение: в апреле 2015 года ExxonMobil подала в стокгольмский арбитраж иск, требуя от России возместить часть переплаченного, по ее мнению, налога на прибыль по «Сахалину-1». Дело в том, что с 2009 года ExxonMobil платила с проекта налог на прибыль по ставке 35%, тогда как по России он был понижен до 20%. В СРП содержится пункт о неухудшении инвестиционных условий, поэтому компания могла рассчитывать на снижение ставки. Министерство финансов считало иначе.

В сентябре 2017 года был найден компромисс: в обмен на отзыв иска и признание ставки в 35% ExxonMobil продлят условия действия СРП, которое заканчивается в 2021 году. Будут ли в итоге соблюдены эти договоренности — покажет время.

Текущий статус: Ведется добыча углеводородов. Ведутся работы по реализации проекта «Дальневосточный СПГ». В 2016 году завершены полевые работы по инженерным изысканиям на морском и сухопутном участках в районе Де-Кастри, а также завершены предпроектные работы. В 2017 году планируются работы стадии FEED.

Экология: Несмотря на заверения компании-оператора проекта в том, что делается все для соблюдения экологического баланса в регионе, экологи постоянно выдвигают свои претензии. К примеру, «Экологическая вахта Сахалина» часто обвиняет компанию в нарушении природоохранного законодательства и требует ликвидировать отмеченные нарушения.

Цитата: «Этот газ нужен, чтобы газифицировать регион, а не для того, чтобы он пошел на продажу», — бывший заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Ананенков в июне 2007 года.