Российская нефть после выборов  

Thomson Reuters выпустило новый прогноз развития российской нефтяной отрасли после президентских выборов. Исследование включает анализ влияния руководства страны на нефтегазовую промышленность, анализ потенциала добычи и экспорта, а также политику России на Ближнем Востоке.

Эксперты полагают, что российская экономика продолжает находиться в глубокой зависимости от продажи нефти и газа. Страна так и не достигла какой бы то значимой диверсификации экономической деятельности. Ожидаемые в перспективе низкие цены на углеводородное сырье, по мнению экспертов, могут нанести удар по экономике России.

Согласно выводам аналитиков Thomson Reuters, за последние 20 лет Россия, оказавшись на грани банкротства в 1998-1999 годах, провела реформы и национализировала большую часть нефтяной промышленности страны, а затем продала часть акций частным иностранным инвесторам. Однако стабильного экономического развития в эти годы стране так и не удалось достичь, главным образом из-за снижения цен на нефть и отсутствия макроэкономической стабильности.

К 2011 г. Россия стала крупнейшим в мире производителем нефти, обойдя по этому показателю Саудовскую Аравию, а также занимала вслед за Соединенными Штатами второе место в газодобыче. Добыча нефти в стране стабильно росла и достигла пика в 11,23 млн баррелей в сутки в октябре 2016 г. Это значительный прогресс по сравнению с 6,2 млн баррелей в сутки в 1999 г., отмечают в Reuters. Однако новое российское государство так и не вышло на советский уровень добычи в РСФСР — в 1987 г. производство нефти в республике достигло 570 млн т нефти (для сравнения в Российской Федерации, по официальным данным, этот показатель составлял 546,8 млн т нефти в 2017 г., а до соглашения с ОПЕК в 2016 г. – 547,499 млн т,). В целом Советском Союзе добыча нефти, по данным на 1987 г., вышла на пик в 625 млн т.

Действующее соглашение с ОПЕК предполагает сокращение добычи нефти в России на 300 тыс. баррелей в сутки с уровня октября 2016 г. Если РФ на протяжении всего 2018 г., будет придерживаться соблюдения условий сделки ОПЕК+, Thomson Reuters прогнозирует нефтедобычу в России на уровне в среднем 10,92 млн баррелей в сутки. У добычи нефти в РФ огромный потенциал, который может помочь стимулировать экономику. Российские компании обладают способностью быстро нарастить добычу: ряд новых проектов подготовлены и готовы к запуску. Эксперты отмечают 5% увеличение объемов производства российской нефти за год (октябрь 2015 г. — октябрь 2016 г.), предшествовавший сделке с ОПЕК.

Среди геологоразведочных проектов, например, Thomson Reuters выделяет открытое в 2014 г. «Роснефтью» в партнерстве с ExxonMobil месторождение Победа с извлекаемыми запасами, в оценке экспертов, порядка 952 млн баррелей нефти. Согласно озвученным компанией планам, Победа должна была обеспечить поставки легкой нефти в европейском и азиатском направлениях по Севморпути. Однако санкции Европейского союза и уход из проекта ExxonMobil привели к переносу проекта на неопределенное будущее. Эти ограничения влияют и на другие проекты, запланированные в России, и отражаются на доходах российских компаний.

Труба и Азия

В РФ создан профицит трубопроводных мощностей для поставки нефти за рубеж, благодаря масштабным инвестициям, направленным в этот сегмент за последние годы. Запуск в 2010 г. ВСТО мощностью 600 тыс. баррелей в сутки и последовавшие затем расширение трубопроводных мощностей привели к тому, что Россия стала крупнейшим экспортером сырой нефти в Китай. Это стало катализатором вложений в сибирские проекты нефтяных компаний. Например, ВР вложила порядка 300 млн долларов в разведку в России в 2016 г.

С начала 2000-х годов Россия сосредоточилась на увеличении объемов экспорта нефти. В 2017 г. поставки сырой нефти из РФ за рубеж составляли около 5 млн баррелей в сутки (704 тыс. т в сутки), по сравнению со средним показателем 2013 г. они выросли на 14,7%.

Экспортная стратегия России развивалась в соответствии с динамикой спроса на основных рынках, вслед за ростом потребления нефти в Азии, главным образом в Китае и Индии. Госкомпании КНР и независимые китайские НПЗ (так называемые самовары) нуждаются во все большем количестве сырья: Китай стал крупнейшим экспортером нефтепродуктов в регионе АТР. Трубопроводная система ВСТО помогла России обогнать Саудовскую Аравию и Анголу, РФ стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай. Доля Российской Федерации на нефтяном рынке КНР выросла с 9% в 2012 г. до 14% в 2017 г. Средний уровень российского экспорта вырос на 146% с 0,47 млн баррелей в сутки в 2012 г. до 1,16 млн баррелей в сутки в 2017 г. По мере роста спроса в Азии развитие новых трубопроводов позволило России укрепить экономические связи с партнерами в АТР.

Однако развитие восточного направления создало проблемы с качеством основного сорта российской нефти — Urals, в основном поставляемого в европейском направлении. Эта смесь тяжелой нефти Урало-Поволжья и легкой западносибирской продается со скидкой к Brent.

В 2018 г. в Китай идет еще больше российской нефти — экспортные поставки выросли на 230 тыс. баррелей в сутки, что обеспечено за счет увеличения оттока сибирской легкой нефти с западного направления, что привело к ухудшению качества сорта Urals, сокращению поставок, а также жалобам со стороны европейских НПЗ.

Трубопровод «Дружба» мощностью в 1,4 млн баррелей в сутки в 2017 г. в среднем был заполнен на чуть более 50% его мощности. Согласно прогнозам аналитиков, поток Urals из балтийских портов (Приморск и Усть-Луга) сократится на 14,7 млн т, и на 3,7 млн т из черноморского Новороссийск по сравнению с 2017 г. Поскольку Россия рассчитывает на большую маржу от продажи нефти на восточных рынках и увеличение переработки на собственных НПЗ в 2018 г. Создав профицит трубопроводных мощностей, российское государство может использовать этот излишек в качестве козыря во внешней политике и усиления энергетической безопасности государства. Диверсификация экспортных маршрутов нацелена на удовлетворение внешнеполитических задач руководства страны.

Кроме того, сокращение предложения поддержало цены на Urals.

Россия подписала соглашения с Китаем на поставки порядка 30 млн т нефти ВСТО в 2018 г. Эти поставки будут обеспечены миксом сибирской легкой (38 градусов API) и ВСТО (35,9 градусов API). Тогда как качество Urals ухудшено повышением содержания сернистой нефти на 1,8%. Если российские компании не хотят проиграть на европейских рынках поставкам дешевой легкой нефти из Западной Африки, возможное решение, по мнению аналитиков Thomson Reuters, заключается в направлении части сернистой нефти в восточном направлении, придерживаясь лимитов, определенных в заключенных контрактах. Расширение трубопроводных мощностей ВСТО на 400 тыс. баррелей в сутки снизит содержание серы на 0,5%, но самое важное – это позволит дополнительно увеличить уже существующий профицит экспортных возможностей России. Еще одним решением может быть в выделении нового сорта «тяжелой Urals» с высоким содержанием серы. Однако потребуется время для создания отдельного экспортного коридора для такого сырья.

Мощности российских НПЗ выросли до 5,64 млн баррелей в сутки в 2014 г. Из-за кризиса объемы переработки нефти сократились лишь на 1,2% до 5,57 млн баррелей по итогам 2017 г. Однако в стране возникли трудности с эффективностью модернизированной российской нефтепереработки, также заинтересованной в стабильных поставках качественной нефти. Изменения в глобальном регулировании содержания серы в топливе для морского транспорта с 2020 г. должно привести к дополнительному апгрейду существующих перерабатывающих мощностей в России, что требует специальных мер со стороны государства, и без того негативно повлиявшего на рентабельность российской переработки налоговым маневром в 2015–2017 гг.

Россия на Ближнем Востоке

Несмотря на конкуренцию на европейских и азиатских рынках Россия и Саудовская Аравия значительно укрепили связи за последние годы, чему способствовала сделка ОПЕК+. В Ираке и Иране «Роснефть» и «Газпром» вошли в крупные инфраструктурные и добывающие проекты, что имело определенный геополитический подтекст. Так, в октябре 2017 г. «Роснефть» купила за 1,8 млрд долларов 60% долю в трубопроводе мощностью в 600 тыс. баррелей в сутки, который соединяет нефтяные месторождения Иракского Курдистана и турецкий порт Джейхан. В результате Россия сегодня контролирует одно из главных стратегических направлений в энергетической инфраструктуре Ближнего Востока, получив к ней доступ по цене, которую не могут себе позволить многие западные компании. «Роснефть» подписала соглашения на пять блоков с ресурсным потенциалом в 670 млн баррелей в Курдистане за 400 млн долларов. Компания ныне играет ключевую роль в переговорах между иракским правительством и властями Курдистана в налаживании экспорта нефти из этого региона, что свидетельствует о стратегических позициях российских компаний в ближневосточной политике.

В соседнем Иране ЛУКОЙЛ претендует на разработку месторождения Мансури (мощностью в 100 тыс. баррелей в сутки) и продолжает переговоры о вхождении в проект разработки месторождения Аб-Теймур (50 тыс. баррелей в сутки). Тем временем, «Татнефть» нацелена на Шадеган (70 тыс. баррелей в сутки) и Делоран (30 тыс. баррелей в сутки).

***

Вплоть до 2024 г. Россия будет находится в такой же зависимости от нефти, как и в предшествующие десятилетия, оставаясь одним из крупнейших добывающих государств мира. Российская тактика создания дополнительных трубопроводных мощностей дает возможность маневра в международной политике. Разработка новых месторождений на Ближнем Востоке обеспечит российские компании дополнительным дешевым в разработке сырьем для поставок на азиатские рынки. Сейчас Россия надеется обеспечить сырьем и европейское, и азиатское направления. На внутреннем рынке перед страной стоит непростая задача продолжения обновления нефтеперерабатывающих мощностей при низкой рентабельности в свете введения новых экологических ограничений, вводимых с 2020 г.

Снятие с России международных санкций могли бы помочь росту экономики страны. В текущей ситуации РФ будет стремится к устранению волатильности на рынках, главным образом, на Ближнем Востоке, повышая стабильность в регионе, повышая доходность от своего экспорта нефти, считают в Thomson Reuters.

Мария Кутузова