Похищение Европы срывается

В глобальной хронике ТЭК все больше свидетельств того, что в целом «Нефтянка» права в осторожной умеренности подходов к динамике углеводородного сектора мировой экономики. Мы и впрямь обходим в статьях и комментариях как всплески необоснованной объемно-ценовой эйфории где бы то ни было, так и, напротив, оценки чрезмерно мрачные, а порою даже упадочнические. Нет, собственными мозговыми трестами мы не располагаем, но зато цитируем надежные — трезво настроенные источники. И это себя оправдывает. То, что, по данным ОПЕК, мировой среднесуточный спрос на нефть вырос в 2018-м на 1,5 млн баррелей, а нынче поднимется слабее — на 1,29 млн баррелей, — вполне ложится и на долговременные расклады нашего сайта, его прогнозную философию. Итак, хотя ежедневная потребность планеты в «черном золоте» и повысится в 2019-м с 98,78 до 100,08 млн баррелей, но это — слабый рост. Главная причина — надвигающийся экономический спад. А, быть может, даже глубокий кризис. Однако вот что важно: хотя нефти потребуется ненамного больше, но природного газа — намного больше. Круто менять энергобаланс в пользу «голубого топлива» требует время, экологические императивы новых технологий и Парижского соглашения по климату. Среди тех регионов, где спрос на газ растет особенно быстро, — Европа. С одной стороны, существуют сверхдержавные силы, желающие насильно перенастроить европейский ТЭК, перепоясав его по рукам и ногам крайне невыгодными условиями. Но не бездействуют и реалистично мыслящие европейцы, у которых — свои энергетические маяки и ориентиры.  

Старому Свету не хватает света и тепла, а в США твердят о… навязчивости «Газпрома». В своем ли они уме?

Приметная и, я бы добавил, позитивная черта тематической эволюции газетно-журнального рынка России в Новом Году — поворот к реализму, в т.ч. топливно-энергетическому. Да-да, к реализму даже на тех полосах и на том экране, которые давно уже отражают не кремлевские, а скорее наоборот, оппозиционные взгляды на «нефтегазовую экспансию» Москвы.

Уж и не знаю, чем это объяснить, но теперь гораздо вероятнее, чем вчера, прочтешь или услышишь позитивные суждения о роли и призвании нашего ТЭК. Примером стала 13 января публикация «Ведомостей» о том, что не чья-то злая интрига, а объективная реальность европейского рынка обусловит в 2019-м запрос континента на прирост поставок «голубого топлива» Сибири. То есть получается (хотя «Ведомости» и не ставят вопрос таким образом), что берлинский посол США Ричард Гренелл, рассылая немецким компаниям грозные письма с осуждением альянса по прокладке «Северного потока-2», поступает опрометчиво и вообще «плюет против ветра». Именно плюет, не только очерняя энергодиалог Востока и Запада, но еще и игнорируя вещи куда более явные. Отапливать многие страны ЕС будет нечем, а «слетевшие с орбиты» американцы упрямо твердят о происках Кремля, да и о совершенно, мол, ненужном навязывании европейцам российских углеводородов(!).

Впрочем, обо всем — по порядку. Начнем с Британских островов. И что же, интересно, получим? Катарские поставки СПГ в Уэльс уже не назовешь партнерством далекого эмирата с Евросоюзом: «брексит», как говорится, — на носу. Да и всей остальной Европе тот же Катар (на его долю приходится пока основная часть поставок СПГ — 41%) сообщил недавно нечто прискорбное. Как минимум до 2025 года эмират не планирует крупного наращивания производства и экспорта. Ну а еще у одного поставщика — Нигерии — просто отсутствуют технические возможности для увеличения поставок СПГ. 

Зато они есть у России, готовой, на фоне экспортного спада на Арабском Востоке, помочь сжиженным газом даже Испании. Недаром мадридская Gas Natural Fenosa и «Ямал СПГ» подписали контракт, по которому на Пиренеи до 2041-го ежегодно будут приходить 37 танкеров со сжиженным «голубым топливом» арктического полуострова. Всего намечено поставить из России 3 млрд кубометров СПГ. Активен не только его частный поставщик «Новатэк», но и сам «Газпром» — у него портфель подписанных долгосрочных заказов обеспечивает сбыт 4 трлн кубометров газа в страны дальнего зарубежья до окончания сроков действия соглашений. Сверх этого «Газпром» запустил продажи через электронную торговую платформу ЭТП, в т.ч. с отправкой на крупнейший в Европе газовый хаб Title Transfer Facility (TTF) в Голландии. Нацелен же этот хаб, в частности, и на Темзу. В целом же выход на TTF говорит о готовности «Газпрома» снижать цены вплоть до… демпинговых! Это (причем без каких-то интриг и выкручивания рук) станет препятствием для укрепления — на европейской площадке — конкурентов нашей монополии, в т.ч. американцев со своим СПГ (у них — всего 4% континентального рынка).  

Тем временем Алжир, остающийся поставщиком газа в ЕС (особенно по средиземноморским и наземным трубопроводам в Испанию, Францию, Италию и на Балканы), предупреждает: в 2019-м сложно сохранить прежние объемы экспорта. Сейчас алжирцы, по данным министра Мустафы Гадони, добывают 130 млн кубометров в год, потребляя половину у себя дома; но вскоре будут использовать на месте весь свой газ. А ведь недавно, в 2017-м, бывшая колония Парижа в прибрежно-африканском поясе Магриба давала странам Евросоюза 49,6 млрд кубометров как по трубам, так и в сжиженном виде. Ныне, однако, арабское государство планирует к 2022-му отказаться полностью от продажи «голубого топлива» в ЕС. Да и понятно: у Алжира к тому времени хватит газа лишь на внутреннее потребление. Не радует штаб-квартиру континентальной интеграции и снижение (хорошо бы всего лишь временное) газодобычи в соседней с ЕС Норвегии. Осло прогнозирует (как минимум на пару ближайших лет) сокращение поставок самого экологичного вида углеводородного сырья из арктических вод на просторы Общего рынка.   

В свою очередь, в Голландии движется к своему закрытию давняя «топка» прилегающего к Атлантике региона Европы. Речь идет о крупнейшем в этой зоне месторождении газа — Гронингенском. Дело не только в его истощении. В судебных исках жители сетуют и на то, что разработка кладовой топлива ведет к землетрясениям (2012-й и 2018-й годы) в ее окрестностях. Да и как этому не верить, если пляжи Нидерландов (что означает «Низовые земли») были искусственно созданы в Средневековье крестьянами, насыпавшими на мелководье — ради расширения посевов — тысячи тонн песка и камня в часы отливов. Уровень плодородной почвы повышался, но зато подверженность подземным толчкам, увы, тоже усиливалась. А ныне, ввиду огромных пустот после выкачки газа с 1970-х годов, эти угрозы вовсе пугают. Итак, музейные холсты фламандцев с копошащимися на переднем плане фермерами на фоне телег, заполненных мешками с травянистым грунтом, не только привлекают внимание ценителей. Они выглядят еще и пророчествами тектонических пружин энергетического кризиса, поразившего Старый Свет в XXI веке. 

Между тем в одном только 2017-м потребность стран ЕС в импорте газа возросла до 312,7 млрд кубометров. Вот-вот мы узнаем о гораздо большей цифре по итогам 2018-го. А уж в 2019–2022 гг. (и это доказано научно) рост спроса ЕС на «голубое топливо» как минимум сохранится. Но что, если он даже ускорится? При этом, в случае вышеупомянутого снижения поставок из Алжира и Норвегии, а также вынужденной остановки в ходе эксплуатации блоков Гронингена, возникнет, увы, не просто относительный дефицит, а острейшая нехватка этого топлива на просторах ЕС. Дефицит газа достигнет 50 млрд кубометров в год. И если даже чисто теоретически представить себе заполнение этой ниши дорогостоящим СПГ из-за океана, — разориться можно будет запросто! Вот почему мы предвидим одно: покрыть этот дефицит дано только путем крупного прироста поставок из России. Если, конечно, к тому времени Москва не повернется окончательно к Востоку, устав от натовских метаний иных своих партнеров на Западе. Избежать этого, оставив в качестве приоритета российский вектор энергодиалога обеих частей Европы, всячески стремятся, в первую очередь, здравомыслящие круги на Балканах.

«Я был для Миллера ночным кошмаром, но теперь этого нет»

Выдающийся живописец Валентин Серов, побывав вместе со своим другом Львом Бакстом на юго-востоке континента в 1907 году, посетил, в частности, греческий остров Крит. Там, образно говоря, он и окунулся в античную легенду о похищении Европы.

Так звали дочь финикийского царя Агенора. В нее-то и влюбился могучий Зевс. Чтобы похитить царевну и перевезти ее морем на Крит, он явился на дворцовый пляж в виде… прекрасного быка. Забавляясь игрой с быком и украшая его рога цветочными гирляндами, Европа отважилась покататься на спине могучего животного. Но тот бросился с испуганной всадницей в море — и увез красавицу к себе домой. Став женой Зевса, царевна родила ему трех сыновей. Картон по мотивам этого мифа, исполненный Серовым темперой в 1910 году, украшает Третьяковку. Как в равной мере холсты на тему этого же мифа, воссозданного лучшими художниками континента еще до Серова, давно уже украшают ряд музеев Старого Света. 

Тем временем Европу, пусть и не царевну, а часть света, все еще хотят похитить. Похитить военно-политически, торгово-экономически, финансово, и, я бы сказал, в общецивилизационном плане. Один из сценариев «угона» — энергетический. Вынашивается, как известно читателям «Нефтянки», далеко идущий замысел: перетащить целый континент из логичной, географически обусловленной и самой естественной сферы самообеспечения евразийским углеводородным сырьем — в плоскость сверхдорогостоящих трансокеанских схем. В их рамках новоявленными быками призваны стать армады нефте- и газовозов. А потомками громовержца Зевса, поддерживающими с небес эти атлантические флотилии, должны, как видно, быть разрекламированные в минувшую среду Дональдом Трампом в Пентагоне космические силы США в духе пресловутых «Звездных войн». В общем, получается «картина маслом», как говаривал герой полюбившегося россиянам детективного сериала.

Незадача для авторов этого сценария лишь одна: все больше европейцев не желают видеть свой ТЭК похищенным — вот ведь в чем дело! Краткий, но насыщенный самыми позитивными вехами визит Владимира Путина в Сербию стал наглядным тому свидетельством.

Фото: Bernadett Szabo / Reuters

На старте 2019-го мы уже слышали добрые отзывы о значении наших энергоносителей для стран Центральной Европы — Австрии, Венгрии, ФРГ… И вот — сербский фрагмент той же неподвластной наветам темы. Экспорт сибирского газа в Сербию, по итогам прошлого года, вырос на 20% и достиг 2,3 млрд кубометров. К 2022 году «Газпром» планирует довести поставки «голубого топлива» в братскую страну до 3,5 млрд кубометров. Для этого уже в текущем году стартует проект по увеличению емкости подземного газохранилища «Банатский двор» с нынешних 450 до 750 млн кубометров. Продолжится и расширение сербской газотранспортной сети. Но и жидкое сырье — вовсе не на обочине сотрудничества. Так, «Газпром нефть» вложила в дочернюю фирму «Нефтяная индустрия Сербии» (НИС) около трех миллиардов долларов и намерена до 2025 года инвестировать еще 1,4 млрд долл. А ведь уже сегодня НИС — крупнейший налогоплательщик Сербии и одна из лидирующих нефтегазовых корпораций во всей Восточной Европе.

Особенно важно, что, в отличие от ряда партнеров нашего ТЭК в СНГ, на Ближнем Востоке, в Африке и, особенно, в Южной Америке, зримой чертой в подходе Белграда к общим проектам стала забота о деловой репутации, совестливость, искреннее желание расплатиться, рассчитаться, возместить… Пусть и поэтапно, но полновесно вознаградить добросовестных инвесторов за их бизнес-риски там, где всего 20 лет назад бушевала агрессия НАТО. 

«Чем я особенно горжусь — это факт, и наш гость сказал в своем выступлении об этом, — что Сербия очень дисциплинированная страна, — отметил на белградской пресс-конференции президент Александр Вучич. — И правительство такое же, власть дисциплинированная; мы все обязательства свои выполняем и все оплачиваем вовремя. У нас нет опоздания, нет долгов, задолженностей — нет таких проблем. Сербия — надежный партнер России. Когда мы познакомились, я только думал: как же в последующие два-три года выполнить (обязательства), все долги наши отдать. Думаю, что для Миллера я просто стал ночным кошмаром: каждый раз, когда он меня видел, я просил отложить выполнение этих обязательств. Больше этого нет. Сербия все выполнила — все свои обязательства; и наша экономика развивается».

Так кто же подрывает энергоинтеграцию по-брюссельски?

Еще за день до отъезда в Белград президент РФ вызвал своим интервью для газеты «Политика» настоящий фурор на берегах Дуная и Савы. В разгар зимы, а она морозна и на Балканах, Путин конкретизировал стремление Москвы продлить — заведомо согревающее юго-восточную часть Европы — ответвление «Турецкого потока» в Болгарию, Сербию, Венгрию и Австрию.

Да, российский лидер предметно высказал готовность вложить 1,4 млрд долл в создание необходимой газопроводной инфраструктуры на территории давней союзницы России. Были бы только железные гарантии со стороны Брюсселя, что он не пожелает под чужую диктовку сорвать эту инициативу. «Мы эту работу фактически готовим, даже практически ее начинаем, — сказал гость, находясь уже в Белграде. — Но в конечном счете все будет зависеть от других стран, в том числе стран ЕС: насколько они в состоянии защитить свои суверенные национальные интересы в диалоге с европейскими структурами». Многие проявили к этому интерес. Нужно лишь все оформить соответствующим образом. «Но мы готовы; у нас и ресурсов, как вы знаете, достаточно, более чем достаточно», — добавил глава Российского государства.

«Я вчера наслушался историй о том, откуда к нам по всему миру может прийти газ, — вторил Путину Вучич. — Но я еще не видел ни одного кубометра другого газа кроме российского. Упоминали жидкий, сжиженный газ по цене вдвое больше, но зачем нам платить вдвое больше? Мы не можем и не будем… Мы хотим получать газ по самой благоприятной цене — и самый лучший газ, а это российский». Если же добавить, что среди двух десятков подписанных документов фигурируют и соглашения по гидроэнергетике и созданию научно-исследовательского ядерного центра, то ориентация Сербии в жизненных вопросах тепла и света для нынешнего и завтрашнего поколений становится еще более прозрачной. 

Но самым досадным для американских «похитителей Европы» стало даже не это. В Вашингтоне рассчитывали на то, что Кремль станет изо всех сил агитировать своих центрально- и восточноевропейских партнеров против ЕС. А они, в свою очередь, будут защищать брюссельскую модель интеграции от «агрессии с востока». Но ведь получилось все наоборот; и дело не только в отрезвляющих заявлениях Путина и Лаврова как раз в пользу мощного, единого и влиятельного Евросоюза, имея в виду, в частности, желательно-беспрепятственное вступление Сербии в «Общий рынок». Раздражитель для США заключен еще и в том, что борьба против евроинтеграции и, особенно, ее санкционного догматизма, нарастает в самой Европе — там, где размещены силы НАТО и военные объекты Пентагона. Причем тематика, о которой идет речь, не сводится к болезненно-скандальному лондонскому «брекситу».

Фото: REUTERS/Tony Gentile

10 января вице-премьер Италии Маттео Сальвини анонсировал в Варшаве «новую европейскую весну», призвав поляков и их соседей к формированию, вопреки искусственному оптимизму брюссельской штаб-квартиры, «союза евроскептиков». А на следующий день глава правительства Венгрии Виктор Орбан заранее похвалил этот пока еще не созданный альянс. Мало того, он объявил его целью следующее: обеспечить, чтобы «противники иммиграции стали большинством в институтах ЕС». К сожалению, в массовом порыве к дебюрократизации Европы и к ее возврату — от внешних клише — к здравому смыслу, проявляются и радикально-экстремистские тенденции, о чем говорит убийство мэра Гданьска — «убежденного европейца» Павла Адамовича.   

«Турецкий поток» не навредит «Северному», а тот – Украине

Развивая тему готовности России всемерно содействовать продлению черноморской газовой магистрали вглубь континента, Путин сказал на совместной пресс-конференции просто и лаконично: «Мы сделаем это».

«На следующей неделе, — отметил президент РФ, — у меня будет президент Эрдоган. Я знаю его позицию. Турция тоже относится позитивно весьма, работает в этом направлении. Хочет выстраивать отношения с… партнерами в Европе и намерена это делать. Так что будем работать. Посмотрим, что получится». Что касается еще одного заданного гостю вопроса — «мешает или не мешает этому проекту другой наш крупный инфраструктурный проект в области энергетики — «Северный поток-2», могу вам с полной уверенностью сказать: не мешает, абсолютно не мешает». Между прочим, это не просто «сухая констатация» факта, а еще и концептуальная уверенность Москвы. Как бы ни препятствовали извне подъему Европы и ее «второй молодости» путем провоцирования миграционных волн или мобилизаций на борьбу с «русским медведем», — континент все равно станет к концу первой трети века эпицентром мировой экономики, остро нуждающимся во всех видах энергии.

«Руководство «Газпрома», — сказал Путин, — на следующей неделе будет в Брюсселе, будет обсуждать ряд вопросов сотрудничества, кстати говоря, в том числе и транзит через Украину с учетом растущего объема поставок нашего природного газа в Европу. А в прошлом году он стал рекордным — свыше 200 миллиардов кубических метров — и продолжает расти. Загрузим не только оба «Северных потока», не только «Турецкий». При таком объеме поставок европейским потребителям сохраняются возможности сохранения транзита и через Украину». Характерно, что в тот же самый день министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас отозвался о «Северном потоке-2» примерно так же: эту программу «не сорвет уже никто. Санкции США могут привести к выходу из него западных компаний, в т.ч. немецких концернов. Это, однако, не приведет к свертыванию проекта. В таком случае Россия реализует его в одиночку, и тогда уже никто не будет иметь влияния на сохранение транзита через Украину… Переговоры потеряют смысл, если США введут санкции, и россияне самостоятельно достроят газопровод».

Что ж, в условиях, когда треть данной артерии протяженностью 1,2 тыс. км уже проложена, трудно что-либо весомое добавить к этим словам. А вот прибавить нечто деструктивное можно, увы, вполне. «…Вид десятков тысяч сербов, приветствовавших Путина в Белграде, должен тревожить Европу», — бьет в колокол лондонская The Times. Прямо скажем, недоброе резюме с учетом позитивной фактуры событий. Неужели англичанам не по нраву не только способность Сербии выйти из топливного и общеэкономического тупика, не протягивая Западу руки за подаянием? Неужто бдительная газетная империя Флит-Стрит обеспокоена еще и самим курсом Белграда, у которого на Балканах не меньше недругов, чем у Москвы — на Днепре? Кто опасается, что косовский сюжет подскажет украинцам (не порошенковского склада) шанс на поиск гибких способов смягчения ситуации в Донбассе? 

«Вучич и его косовский коллега Хашим Тачи хотят договориться об обмене спорными землями, — пишет далее The Times. — Запад настроен против передела границ соответственно этническому составу населения, но эту идею в декабре 2018-го поддержал Трамп. Путин может воспользоваться обменом как выгодным для себя прецедентом, который… может быть применен к украинской ситуации»… Не по нраву Западу, оказывается, и то, что Босния и Герцеговина, которую изображают «жертвой сербского геноцида», на деле стремится скопировать у тех же сербов пути, способы и формы партнерства с Россией. Недаром глава Президиума Боснии и Герцеговины Милорад Додик, встретившись с Путиным в Белграде, горячо просил о вовлечении своего горного края — наряду с Сербией — в планы продолжения «Турецкого потока».

Павел Богомолов