О рынке зерна и рынке нефти

Рынок нефти можно сравнить с рынком зерна. Представьте, что вы — правительство — вынуждены покупать зерно для снабжения населения хлебом. И вдруг все основные поставщики зерна заявляют: цена зерна слишком мала, мы хотим поднять ее в пять раз, а чтобы этого добиться, сокращаем площади посевов зерновых культур. Ваши действия? Вариантов несколько.

Первый, искать по всему миру альтернативных поставщиков зерна. Уговаривать всех потенциально возможных производителей начать выращивать больше зерна, пусть даже его себестоимость в два раза выше, чем прежняя рыночная цена (но не в пять же раз!). Вы даете согласившимся кредиты, учреждаете совместные предприятия, начинаете внедрять в страну и ее властные структуры своих агентов, чтобы контролировать ситуацию, то есть предпринимаете любые действия, которые помогут вам обеспечить страну зерном. 

Прямые инвестиции КНР в африканские страны увеличились с $500 млн в 2003 году до почти $15 млрд в 2012 году, а уже в 2013-м займы для развития инфраструктуры стран Африки южнее Сахары достигли $20 млрд.

Потом где-то у кого-то что-то перещелкнуло в голове, цены на зерно упали, и оно появилось на рынке в избытке. Вы будете прекращать все программы по выращиванию зерна в других странах? Естественно, не будете. Вы их можете притормозить, заняться повышением урожайности, начать другие проекты в странах-союзниках, но будете в любой момент готовы снова увеличить выращивание зерна. Вы также будете изучать возможность нарастить объемы выращивания зерна в этих странах.

Одновременно вы будете продолжать искать страны, в которых можно выращивать зерно. Мало ли что.

В перечне BP сочли достойным упомянуть 49 нефтедобывающих стран, а в списке ОПЕК – 51 страну. Гайяны еще нигде нет.

Следующий вариант — попытаться максимально увеличить выращивание зерна в своей собственной стране. За 2019 год Китай вложил в разведку нефтегазовых ресурсов рекордный объем инвестиций 82,13 млрд юаней (около 11,76 млрд долл. США). 

Добыча нефти в Китае
Источник: Википедия

Еще можно подумать о замене зерна другой крахмалосодержащей культурой. На экваторе это маниок, за Полярным кругом — мох.

Источник: https://fitaudit.ru/food/121881

Но допустим, в вашей стране не растет ничего, содержащее крахмал. Ничего страшного, современные технологии позволяют расщепить до крахмала любую растительную органику, например, целлюлозу.

Узбекистан планирует к 2021 г. прекратить импортные закупки авиакеросина и дизтоплива. Остановка импорта станет возможной после запуска к концу текущего года на юго-западе Узбекистана завода по производству синтетического топлива (gas-to-liquids). Ожидается, что новый завод, который с 2017 г. строит компания Uzbekistan GTL, принадлежащая госнефтехолдингу «Узбекнефтегаз», будет ежегодно выпускать свыше 307 тыс. т авиатоплива (А-1), 724 тыс. т дизтоплива четвертого и пятого экологического класса и 437 тыс. т нафты.

Допустим, производители зерна решат опустить цену почти до нуля. Вы снесете заводы по производству крахмала из ирландского мха? Нет, конечно. Вы можете снизить их мощность и даже приостановить их деятельность, но будете поддерживать их в рабочем состоянии. 

Даже если вы забросите все ваши новые источники зерна и крахмала, они вполне могут зажить своей жизнью. Да и не проблема их запустить с нуля: документация сохранилась, технологии отлажены, кадры есть. 

В Саратовской области большинство скважин, из которых вели добычу, начали разрабатывать в 70–80-х годах прошлого века, поэтому многие из них находятся на завершающей стадии разработки. Через 40–50 лет добычи?!

В 1893 году в Терско-Сунженском районе рядом с городом Грозный пробурили первые скважины. Спустя 2 года одна из них дала грандиозный фонтан нефти с глубины 140 метров. Укротить его удалось лишь спустя 3 года, затем фонтан и вовсе иссяк. Специалисты перешли к насосному способу добычи. А к 1941 году (через 48 лет!) скважина обводнилась и была законсервирована. Добычу восстановили лишь после 1945 года. «Открыв двери», рабочие поняли, что скважина снова дает безводную нефть — месторождение получило второе дыхание.

Еще одна нефтяная загадка — Ромашкинское месторождение в Татарстане. По оценкам геологов, добыть здесь можно было не более 710 миллионов тонн продукта. Но к сегодняшнему дню получили уже 3 миллиарда тонн нефти. Классические законы геологии не могут объяснить этот факт. Специалисты лишь отмечают пульсирующий ритм — скважины то пустеют, то наполняются.

Последний вариант решения проблемы с зерном — отказаться от употребления хлеба. Существует много народов, у которых хлеб не используется, его заменяют другие источники белков, жиров и углеводов.

К 2050 года Европа полностью откажется от нефти и газа, а перейдет на безуглеродную энергетику. Триллионные вложения и ветро- и солнечные электростанции, биогаз, биодизель маскируются сказочным тезисом о борьбе с парниковыми газами. Климатологи смеются, а потребление углеводородов в развитых странах последние годы заметно снижается.

Источник: ВР

Давайте теперь подумаем, а что будет со странами-производителями зерна? Они будут пытаться максимально вовлечь в свой картель по ограничению производства зерна всех, кто выращивает зерно на продажу на внешнем рынке. Допустим, у них это получится. Монополия — мечта любого обладателя диплома MBA. Цены зерна можно загнать под облака!

В 1960 году при создании ОПЕК в него вошли 5 стран. Сейчас в ОПЕК 13 стран, и они обеспечивают около 35% мировой добычи.

Однако монополии бывают разные. Одни максимально повышают цены, другие — понижают, чтобы не создавать конкурентов. Соответственно и результаты.

«Стандард Ойл» была основана в 1870 году. К 1890 году контролировала почти 90% нефтепереработки в США. Мировые цены на нефть упали в среднем с $2,56 за баррель в 1876 году до $0,56 в 1892 году. 

Цены на нефть держались на уровне менее $3 за баррель до 1970 года — 100 лет! Как такое могло быть при фактической монополизации рынка нефти сначала «Стандарт Ойл», а потом «семью сестрами»? Наверное, бизнесмены не знали, что единственная цель картеля, а тем более монополии, — извлечение максимальной сверхприбыли и как можно быстрее. А, может быть, были просто тупыми. Правда, семья Рокфеллеров стала второй в мире по накопленным богатствам, а США к началу 70-х ─ страной с самым высоким в мире уровнем жизни. 

И то, что именно с семидесятых одновременно началось падение уровня жизни американцев и рост цен на нефть — естественно, простое совпадение.

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)