О рынках и картелях

«Семь сестер»

17 сентября 1928 года в маленьком шотландском городке Акнакарри крупнейшие на тот момент нефтяные компании мира — англо-голландская Royal Dutch/Shell, французская Compagnie Francaise de Petrol (будущая Total), английская APOC (будущая AIOC, а затем British Petroleum) и американская Standard Oil of New Jersey (будущая Esso, впоследствии Exxon) подписали картельное соглашение, отводившее каждой компании конкретную квоту на продажу нефти в сегментах рынка за пределами США. 

Центральным элементом картеля была однобазовая система цен, известная по формуле Gulf plus freight, причем под словом Gulf понимался не Персидский залив, как сейчас, а Мексиканский.

Конкретно цена рассчитывалась как FOB — побережье Мексиканского залива плюс действовавшие ставки фрахта от данного побережья до пункта сдачи независимо от места фактической отгрузки. В соответствии с соглашением каждая компания должна была поставлять физические объемы в рамках своей квоты на рынки за пределами США, причем, очевидно, компании осуществляли такие поставки из ближайшего района добычи. При такой системе покупатели платили одну и ту же цену независимо от фактического происхождения приобретаемой нефти. Прибыль нефтяных компаний формировалась за счет экономии на фрахте и разницы между физической и установленной (базовой) ценой. При этом прибыль была высокой за счет эксплуатации дешевых запасов нефти на Ближнем Востоке.

Кроме того, соглашение предусматривало солидарное сокращение или наращивание добычи нефти в соответствии с тенденциями спроса. Эталонной нефтью было решено считать техасскую легкую нефть West Texas Intermediate (WTI).

Соглашение не применялось к внутреннему рынку США, поскольку это представляло бы собой нарушение американского антитрестовского законодательства, с помощью которого правительство США защищало мелких неинтегрированных производителей нефти через регулирование внутренних цен, тем самым обеспечивая «мелкоте» приемлемую рентабельность операций. 

В 1932 году в картель Акнакарри вошли все остальные крупнейшие американские компании — Gulf Oil, Texaco и Standard Oil of California (Socal), которые в дальнейшем в разное время влились в Chevron, а также Standard Oil of New York (Socony Vacuum), в будущем ставшая Mobil Oil и объединившаяся с Exxon. Члены картеля впоследствии получили неформальное название «Семь сестер», которое в 1950 году ввел в оборот легендарный глава итальянской госнефтекомпании ENI Энрико Маттеи. 

Жестко регулируемую систему Акнакарри смогло поколебать только такое глобальное потрясение как Вторая Мировая война, и то не сразу. Во время войны военно-морские силы США и Великобритании для проведения операций на Ближнем Востоке закупали топочный мазут, в основном, на принадлежащем AIOC иранском НПЗ в Абадане. Транспортное плечо было небольшим, но, тем не менее, морякам пришлось оплачивать «фиктивный фрахт» из Мексиканского залива в Персидский. Война войной, а платежи, будьте любезны, по схеме…

Во время войны денег, как водится, никто не считал, но зато после победы Минфины обеих стран, поддержанные судебными органами, задали «сестрам» весьма неприятные вопросы и, по сути, заставили изменить сложившуюся систему цен.

Два залива — одна формула 

В 1947 году, после 15-летнего абсолютного ценового диктата, нефтяные мэйджоры смягчили схему и приняли еще один базис для расчета цен: FOB — Персидский залив. Таким образом, была введена двухбазовая система цен нефти.

Согласно новой формуле, прибыль нефтяных компаний уменьшилась на величину фиктивных транспортных издержек, однако разница между низкой себестоимостью добычи в Персидском заливе и высокой ценой в США (FOB — Мексиканский залив) сохранилась. Благодаря механизму трансфертного ценообразования компаниям удавалось избегать налогообложения дополнительной прибыли в принимающих странах. Эталоном осталась WTI.

 14 сентября 1960 года на учредительной конференции в Багдаде представители крупнейших нефтедобывающих стран «третьего мира» — Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы — создали Организацию стран-экспортеров нефти (русская аббревиатура — ОПЕК). Первые 13 лет своего существования ОПЕК была консультативной организацией: переговоров с нефтедобывающими компаниями от своего имени она не вела, хотя активно расширяла свои ряды — членами организации стали Катар, Индонезия, Ливия, ОАЭ, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон.

В 1968 году ОПЕК, окрепшая количественно, качественно и административно, приняла «Направляющие принципы нефтяной политики», в которых содержались требования участия государств в собственности добывающих компаний и возможности контролировать декларируемые цены. 

Принципы ОПЕК перераспределили баланс сил в нефтяной отрасли, но, тем не менее, уровень цен, сложившийся в начале 1970-х годов, был по-прежнему низким. За счет этого экономика несырьевых стран (в первую очередь, Германии, Великобритании, Японии, Южной Кореи) получала серьезный стимул к росту. Во-многом, корни «экономических чудес» (японского, немецкого, корейского) — именно здесь. В большой степени это относится и к США, где существенно сократились собственные нефтяные запасы, а импорт нефти всего лишь за пять лет (1967–1972) вырос почти вдвое — с 19 до 36% общего объема потребления. Это, в частности, вынудило американское правительство в апреле 1973 года отменить систему квотирования импорта нефти.

«Золотые годы»

17 октября 1973 все арабские страны — члены ОПЕК, а также Египет и Сирия, объявили нефтяное эмбарго — отказ от поставок нефти Великобритании, Канаде, Нидерландам, США и Японии, поддержавшим Израиль в ходе «Войны Судного дня». Еще через месяц Саудовская Аравия, крупнейший производитель нефти в арабском мире, предупредила: в случае, если США не откажутся от поддержки Израиля, добыча в стране сократится на 80%. Кроме того, власти королевства заявили, что в случае игнорирования этого решения добывающей компанией Arabian American Oil Co. (Aramco, СП американских компаний Socal, Texaco, Socony Vacuum Standard Oil of New Jersey) нефтяные промыслы будут взорваны. 

Так начался первый и до сих пор непревзойденный мировой энергетический кризис. Конечно, о нем надо поговорить особо и подробно, но пока отмечу лишь, что в течение короткого времени цена на нефть поднялась в 4 раза — с 3 до 12 долларов за баррель. Соответственно, доходы стран ОПЕК от экспорта нефти тоже существенно выросли, причем, даже в большем объеме — в 11 раз за три года. Ускоренному росту доходов экспортеров нефти способствовала национализация нефтяной промышленности, начавшаяся в Саудовской Аравии и ряде других стран. Рекордсменом по зарабатыванию нефтедолларов стал Ирак, за 7 лет (до начала ирано-иракской войны) увеличивший свои доходы более чем в 30 раз! Отметим, что именно эти деньги позволили Саддаму Хуссейну провести серьезную индустриализацию и милитаризацию страны.

70-е годы были «золотыми» для ОПЕК, периодом наивысшего влияния этой организации. Фактический контроль над большей частью мировых нефтяных ресурсов перешел к государствам ОПЕК, к их национальным нефтяным компаниям. Почти вся нефть, поставлявшаяся на мировой рынок в тот период, реализовывалась по официальным ценам, установленным государствами-членами ОПЕК. Эти цены фактически стали играть роль мировых. На доминанту ОПЕК рынок ответил появлением новых договорных форм торговли нефтью и бо’льшим разнообразием видов торговых операций. Соответственно, по мере сокращения доли долгосрочных контрактов цены стали ориентироваться на условия спотовых сделок, объем которых существенно вырос. 

После введения официальных цен реализации ОПЕК формула цены снова стала определяться как Gulf plus freight, но только залив имелся в виду уже другой — Персидский. В качестве эталонной начала использоваться нефть Arabian Light на условиях FOB — Ras Tannura (важнейший нефтяной порт Саудовской Аравии) с корректировкой на динамику цен спотового рынка.

Новые времена

Резкие колебания спотовых цен способствовали внедрению методов управления рисками нефтяных операций. Для этого была создана система биржевых контрактов на нефть и нефтепродукты на товарных биржах (например, на Нью-Йоркской Nymex) и специализированных нефтяных биржах (в частности, Лондонской IPE). На нефтяном рынке стали применяться методы финансовых рынков, что привело к созданию специальных производных инструментов — нефтяных фьючерсов и опционов. 

Таким образом, к концу 1980-х годов сложилась нынешняя сложная договорная структура нефтяного рынка, при которой мировые цены на нефть устанавливаются на нефтяных биржах. Одновременно с этим все прочие договорные формы, определявшие цену нефти в прошлом, по-прежнему активно применяются, но уже не играют доминирующей роли.

Что касается знаменитых «сестер», то за последние 90 лет из семи их осталось четверо — ExxonMobil, Royal Dutch Shell, BP и Chevron. Можно сказать, что сегодня эти компании образуют элитную группу нефтяных супергигантов. Доля этого квартета составляет около 10% мировой добычи углеводородов и 3% запасов.

Поскольку цифра 7, как известно, имеет магическое значение, Financial Times ввела в оборот термин «Новые семь сестер», и все они исключительно государственные – Saudi Aramco (Саудовская Аравия), CNPC (Китай), NIOC (Иран), «Газпром» (Россия), Petrobras (Бразилия), PDVSA (Венесуэла) и Petronas (Малайзия). В настоящее время эти компании контролируют почти 30% мировой добычи и треть общемировых запасов нефти и газа. 

Григорий Волчек