Частники на шельфе

745945
Фото ИТАР-ТАСС/Дмитрий Рогулин

В правительстве рассматривается внесение поправок к закону «О недрах», в соответствии с которыми доступ к шельфовым проектам смогут получить не только государственные, но и частные компании. Также на шельфе смогут работать консорциумы инвесторов, в том числе с иностранным участием. По сути, власти отменяют собственное решение семилетней давности. Что изменилось за это время и какое влияние поправки окажут на отрасль?

Запрет на получение лицензий на разработку шельфа «частниками» действует с 2008 года. По мнению экспертов, в тот момент было принято ошибочное решение. «Это позиция собаки на сене, — говорит партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин. — Что «Газпром», что «Роснефть» набрали лицензий, а потом начали обращаться в правительство с просьбами пересмотреть условия и продлить им сроки по разведке и по бурению. Эти законы нанесли российской нефтегазовой отрасли колоссальный урон, поскольку за этот срок многое можно было бы на шельфе сделать. Наглядный пример — работа норвежских компаний на своем участке». С тем, что это решение приводило к ухудшению в отрасли согласен и Дмитрий Александров, директор по инвестициям инвестиционной компании «УНИВЕР капитал». «Возможно, оно было обусловлено тем, что чем больше формальная ресурсная база компаний, тем она (компания) дороже. Поэтому все лицензии начали медленно сосредотачиваться в госкомпаниях. Сейчас все изменилось, на стоимость компании и финансовую сторону ведения бизнеса оказывает влияние не ресурсная база, а политические факторы, поэтому не имеет никакого смысла поддерживать эти ограничения».

Но дело, скорее всего, еще и в том, что ситуация в отрасли в с 2008 года заметно ухудшилась и властям приходится исходить из новых реалий — то, что можно было себе позволить с 2008 уже не по карману в 2015.  «Нынешняя либерализация — не от хорошей жизни. Российские госкомпании сейчас оказались практически в изоляции, — говорит Александров, — у них просто ресурса. Поэтому если внутри страны есть деньги или технологии, их нужно привлекать»

Самый «привлекательный» из частников — «Лукойл», имеющий большой опыт работы на Каспии. Вчера официальный представитель «Газпрома» сообщил о переговорах с нефтяным концерном о возможном сотрудничестве на ряде участков российского шельфа. В свою очередь Михаил Крутихин отмечает, что если поправки будут приняты, то «на практике» они в первую очередь коснутся балтийских проектов «Лукойла», который сможет разрабатывать месторождения на шельфе Балтийского моря.

Гораздо сложнее обстоит дело с арктическими проектами — по словам эксперта, себестоимость барреля в этом регионе слишком высока для того, чтобы арктический шельф был коммерчески привлекателен для российский компаний при нынешних ценах на нефть.

С точки зрения соотношения баррель/доллар момент действительно не самый удачный, но, по словам Дмитрия Александрова, и сейчас снятие дополнительного барьера благоприятно для отрасли. «Ценовой вопрос играет важную роль, — говорит Дмитрий Александров, — однако в любом случае более конкурентная среда даст возможность использовать большее количество технологических решений и освоение шельфа будет происходить более эффективно».

По словам Александрова, инициатива властей связана и со стагнацией, а в перспективе уменьшением объемов добычи. Действительно, темпы роста добычи заметно падают — в 2014 году этот показатель увеличился на 0,6%, тогда как годом ранее был зафиксирован рост на 1,0%.  Сырьевая база в 2014 году пополнилась на 530,0 млн тонн, тогда как в 2013 и 2012 годах эти показатели составляли 635,0 тыс. тонн и 742,7 млн тонн соотвественно. «Нефти на крупных российских месторождениях, которые сейчас разрабатываются и эксплуатируются, хватит лет на восемь», — говорит Михаил Крутихин.

Несмотря на низкие цены, шельфовые проекты развиваются не только в России. На прошлой неделе власти США разрешили Shell вернуться на американский арктический шельф, с которого компанию «попросили» в 2013 году после того, как две её платформы сели на мель. «Падение цен не самая большая проблема поскольку разработка шельфа — дело многолетнее, — говорит заведующий сектором «Энергетические рынки» Фонда «Института экономики и финансов» Николай Иванов. — Нельзя ориентироваться на сегодняшние показатели». Впрочем, Shell, конечно, особый случай — они много лет работают на шельфе. «Компания многократно обжигалась, они запускали свои платформы, которые смывало, которые садились на мель, с которыми было непонятно что делать. Сейчас она имеет огромный опыт и технологическое лидерство, терять это преимущество ей не хочется. Но это поисковые работы, речь не идет о добывающей стадии».

Компанией Shell и Арктикой дело не ограничивается — американское правительство объявляет очередной этап лицензирования шельфа, на конкурс выставлен участок восточного побережья. «Еще несколько лет назад шельфовая добыча могла быть конкурентноспособной только при очень высокий ценах,— говорит Николай Иванов. Однако независимо от цен технологии стремительно развиваются и сейчас проекты могут быть рентабельными при относительно невысокой стоимости нефти. Да, они все время балансируют на грани, но ситуация изменилась на глазах. Шельфовая добыча в мире — очень перспективное дело».

По словам вице-премьера России Александра Хлопонина, предложения в части касающейся расширения доступа к шельфу  должны быть представлены в первой декаде июня. «Нефтянка» будет следить за развитием событий.